На главную

АБХАЗИЯ.

1987, 2007

- ПОДГОТОВКА

- СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

- СИТУАЦИЯ В АБХАЗИИ НАКАНУНЕ ПОЕЗДКИ

- ДОРОГА ДО АДЛЕРА (2007)

- СОЧИ - 1987

- ОТ АДЛЕРА ДО БЗЫБСКОГО УЩЕЛЬЯ (2007)

- ОТ БЗЫБИ ДО ИНГУРИ - 1987

- ОТ БЗЫБСКОГО УЩЕЛЬЯ ДО АДЛЕРА (2007)

- ЛИТЕРАТУРА К ГЛАВЕ "АБХАЗИЯ"

 

 

ПОДГОТОВКА.

Летом 2006 г. за пределы области почти не выезжал. К осени я окончательно созрел для поездки более авантюрной, чем походы выходного дня по соседним областям. И предложил Мише проехать на велосипедах по Черноморскому побережью Кавказа в январе-месяце. А он в свою очередь предложил махнуть в Абхазию.

А почему бы и нет? Раз при пересечении границы требуется только паспорт, попасть туда несложно. Другой вопрос – насколько возможно перемещение по Абхазии на велосипедах? Какова там обстановка?

В 1987 году мне дважды довелось побывать в Абхазии. Но то были автобусные экскурсии. С тех пор прошло без малого двадцать лет, развалился Советский Союз, на его территории возникли «горячие точки». И в Абхазии, кстати, имели место боевые действия.

Немного ранее – в 2004 г. двое моих друзей посетили Абхазию. Они отзывались об абхазах как об очень доброжелательных и гостеприимных людях. Кроме того, рассказывали, что ходили по ночной Гагре и чувствовали себя при этом спокойнее, чем в Орле. Но всё-таки они были в Абхазии летом в разгар туристического сезона, когда усилены меры безопасности. Гагра – это курортная зона. Между Псоу и Гагрой они перемещались на маршрутке, а на озеро Рица ездили экскурсионным автобусом. А чего следует ожидать в нашем случае?

Изучаю старую советскую литературу, которой располагаю, в поисках информации об Абхазии. Потом забираюсь в «Интернет». Тут самая разная информация – от очень положительных отзывов о посещении Абхазии до резко отрицательных. Это не удивительно, если иметь в виду текущую политическую обстановку в регионе. Имеются силы, заинтересованные в развитии экономики современной Абхазии и туристического бизнеса на её территории, в частности. Но в то же время имеются силы, намеренно нагнетающие обстановку вокруг Абхазии. Впрочем, не так трудно разобраться, что к чему. Во всяком случае, найти правдивый и взвешенный материал о современной Абхазии можно.

 

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ, или неполный минимум того, что необходимо знать, собираясь в активное путешествие по Абхазии.

Поскольку в приведённом ниже разделе приведены почти исключительно сведения из различных источников, и сведения эти нередко затрагивают «болезненные» вопросы, сразу же привожу перечень источников:

1)Алымов Роман. Календарь войны 1992-1993 (с сайта abkhazia.narod.ru);

2)Атлас СССР. Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР, Москва, 1983.

3)Заводская Елена. Обручённые с Абхазией… (на сайте http://www.abhazia.org/mag/mag2004_39/mag2004_39_07.htm);

4)Выборы президента Абхазии: кандидаты, факторы, прогнозы (сообщение ИА REGNUM от 25 сентября 2004 на сайте http://www.materik.ru/print.php?section=analitics&bulsectionid=8059);

5)Иеромонах Дорофей (Дбар). Краткий очерк истории Абхазской Православной Церкви. Изд-во Абхазской Епархии «Стратофил» Новоафонское Духовное Училище, Новый Афон, 2006;

6)Иеромонах Дорофей (Дбар). История христианства в Абхазии в первом тысячелетии. Изд-во Абхазской Епархии «Стратофил» Новоафонское Духовное Училище, Новый Афон, 2005;

7)Козаренко А.Е.. Абхазия сегодня. (с сайта www.snowcave.ru/library/opisan/abh-now.htm);

8)www.apsny.ru (сайт Абхазии на русском языке);

9)http://ru.wikipedia.org/wiki (справочная информация о численности городов).

Абхазия – самопровозглашённая независимая республика на восточном побережье Чёрного моря. Самоназвание – Апсны, что переводится как «Страна души». Площадь территории – 8,6 тыс.км2. Вся она, кроме Верхнего Кодора контролируется абхазским правительством. Таким образом, площадь Абхазии втрое меньше Орловской области. Абхазия живёт по московскому времени. Столица Абхазии – город Сухум. Валюта – российский рубль. Официальные языки – абхазский и русский. Не менее 85% жителей Абхазии являются гражданами России и имеют российские паспорта. Многие из них работают в Краснодарском крае. По моей грубой оценке, 30–40 процентов абхазской территории расположено в субтропиках, остальная часть приходится на климат горной поясности. Средняя температура января в Сухуме составляет +6°С, на озере Рица –1°С. В зимнее и весеннее время в горах случаются сходы лавин.

Административно территория Абхазии состоит из 7-ми районов, центрами которых являются: Гагра, Гудаута, Сухум, Гульрипш, Очамчира, Ткварчал, Гал.

Городов насчитывается 7. По данным на 2003 г. их население таково: Гагра (10,7 тыс. жит.), Пицунда (?), Гудаута (7,7 тыс.), Сухум (43,7 тыс.), Очамчира (4,7 тыс.), Ткварчал (4,8 тыс.), Гал (7,2 тыс.). В посёлке Новый Афон проживает 1,3 тыс. чел. Для сравнения: в довоенной Гагре насчитывалось около 80 тыс. жителей, в Сухуме – около 120 тыс., в Очамчире – около 19 тыс., а всего в Абхазии проживало более 500 тыс. чел.

В 2004 г. население Абхазии составляло по разным оценкам от 230 до 320 тыс. чел. Столь существенная разница в оценках, очевидно, зависит от того, экспертами которой стороны она приводится.

Большую часть населения Абхазии составляют абхазы, амшенские армяне, русские (40 – 50 тыс.), грузины-мингрелы (60 тыс.). Численность абхазов и армян, по-видимому, сопоставима. Абхазы, армяне и русские проживают в немалом числе во всех районах, кроме Гальского, в котором преобладают мингрелы. Собственно почти всё грузинское население Абхазии сосредоточено в Гальском районе. В Абхазии также проживают: греки (1,5 тыс. чел.), немногочисленные евреи, эстонцы, украинцы, поляки, немцы. В Верхнем Кодоре проживают грузины-сваны.

Православные составляют не менее 60% населения, небольшая часть населения придерживается традиционной абхазской религии (нередко именуемой «язычеством»), сравнительно небольшая часть населения представлена мусульманами-суннитами.

Кто такие абхазы? Абхазы – народ, издревле населявший территорию современной Абхазии. Они относятся к северокавказской языковой семье, а именно к абхазо-адыгской языковой группе, в которую также входят адыги, кабардинцы, черкесы и абазины. Пользуются письменностью, построенной на основе русской графики. Общая численность составляет 115 тыс. чел., большинство проживает в Абхазии. Хотя абхазские племена расселились в восточном Причерноморье очень давно, первые письменные упоминания о них относятся лишь к I – нач. II вв. В трудах античных авторов упоминаются абхазские племена – абазги, апсилы, саниги. У каждого из племён в то время был свой правитель (царь), находившийся в зависимости от Римской империи и утверждаемый на правление римскими императорами. Были они в то время язычниками, и большей частью придерживались местных верований. В I в. в Абхазии проповедуют апостолы Андрей Первозванный, Симон Канонит и Св. Матфий. В IV в. возникает епископия в Питиунте, в V в. – в Себастополисе (Сухум). С IV в. в Абхазии возводятся каменные христианские храмы, а полное утверждение христианства в Абхазии происходит в VI в. В середине VIII в. возникает самостоятельная Абхазская церковь, а в конце VIII в. возникает Абхазское православное государство. На VIIIX вв. приходится расцвет средневековой абхазской культуры. В это время создаются многие каменные крепости и храмы, ведутся церковные службы на абхазском языке, появляется первая абхазская письменность. Абхазские правители содействовали распространению православия среди народов Кавказа и Крыма – в частности – среди осетин. В XI в. абхазские мастера участвовали в возведении храмов в Киеве.

В конце X в. возникает объединенное царство абхазов и картвелов. Фактически власть в этом царстве оказалась у картвелов, поэтому центр общественной жизни постепенно перемещается из Абхазии в Западную Грузию. В XIII в. Абхазия попадает под влияние Генуи. В 1453 г. турки-османы захватили Константинополь, а в 1454 г. – Себастополис (Сухум). С этого времени начинается проникновение ислама на Кавказ, часть абхазского населения принимает ислам. Православные храмы Абхазии приходят в запустение, подвергаются разграблению и сжигаются турками. Действующим остаётся храм в Елорах. По причине установления турецкого владычества на побережье Чёрного моря, а также по причине исчезновения абхазского духовенства (этот процесс начался ещё в XIV в.) происходит упадок христианства в Абхазии. Функции православных священников переходят к их детям – «самозваным священникам», а христианство постепенно приобретает черты язычества. Эта стихийная трансформация христианства до сих пор сохранилась местами в виде т.н. «языческой религии абхазов».

В то самое время, когда под натиском турков пала Византия, далеко на севере крепло православное Московское государство. Ещё находясь в зависимости от Золотой Орды, Москва определила для себя роль «третьего Рима», что подразумевало не только миссию распространения православия, но и задачу защиты христианского и, прежде всего, православного населения от внешних угроз. Москва претендовала на объединение всех православных земель. Очевидно, что Османская империя преследовала цели прямо противоположные, стремясь исламизировать население завоёванных стран. В долгосрочной перспективе столкновение двух могущественных империй было неизбежным. Оно вылилось в многочисленные военные конфликты между Москвой с одной стороны и Османской империей, а также её вассальным Крымским ханством – с другой. В российской истории на протяжении веков трудно найти столь же постоянного политического противника, как Османская империя. В результате длительного противостояния Российская империя к началу XIX в. прочно закрепилась в северном Причерноморье.

Включение Абхазии в состав Российской империи относится к 1810 г. С этого времени, хотя и не сразу, начинается возрождение христианства в Абхазии. Военное противостояние России и Турции на Кавказе на протяжении XIX – нач. XX вв. тем временем продолжается. Следствием этого противостояния стала массовая миграция населения. В Турцию переселялись шапсуги, абхазы-махаджиры. Из Турции, спасаясь от преследований, а то и от резни в Российскую империю бежали греки-понтийцы, амшенские армяне. В частности, около 250 тысяч амшенских армян (этническая группа армян, являются выходцами из местности Амшен), проживает в настоящее время в пределах Краснодарского края и в Абхазии. С включением Абхазии в состав Российской империи в Абхазии появляется и русское население. Эти массовые переселения привели к тому, что на территории Абхазии вновь стало преобладать православие (к началу XIX в. христианская и мусульманская общины в Абхазии были близки по численности).

Кстати, о греках. Они в Абхазии проживают с античных времён. Два древнейших абхазских города возникли как греческие колонии на побережье Чёрного моря. Это Питиунт (Пицунда), основанный в VI в. до н.э., и Деоскуриада (предшественник Сухума), основанный не позже V в. до н.э. и просуществовавший до I в. н.э.

После установления советской власти Абхазия в 1931 г . была включена в состав Грузинской ССР. В 1920-е гг. монастыри и храмы в Абхазии были закрыты, духовенство репрессировано. Определённую роль в смягчении негативных явлений того времени сыграла личность первого партийного руководителя Абхазии – Нестора Лакобы, который пользовался доверием Сталина. В 1936 г. во время ужина с Л.П. Берия Н.Лакоба был отравлен, и члены его семьи тоже были уничтожены. Репрессии 1937-38 гг., прокатившиеся по всей территории СССР, не обошли и Абхазию.

Необходимо отметить, что греческое население ещё в первой половине XX в. было многочисленным почти на всём Черноморском побережье Кавказа. А местами, как например, в столице Абхазии – в Сухуме – греки составляли наибольшую по численности этническую группу. В Абхазии в то время проживало около 39 тыс. греков. В 1938 – 40 гг. произошло закрытие греческих учебных заведений, театров, газет в Абхазии и на других территориях Советского Союза. Часть греческого населения тогда покинула СССР и выехала в Грецию. В 1941 г. с началом Великой Отечественной войны из Абхазии как неблагонадёжные были выселены немцы, итальянцы, персы, турки. В 1949 г. по указу Сталина произошла массовая депортация 30-ти тысяч греков из Абхазии – главным образом в Казахстан. Они обвинялись в антигосударственном заговоре. Выселения производились ночью вооружёнными военными. Депортируемым разрешалось взять с собой вещей до 100 кг веса, всё остальное имущество конфисковывалось. Многие погибли в дороге. В 1956 г . депортированные греки были реабилитированы, часть из них вернулась в Абхазию. Но вернуть хотя бы недвижимое имущество удалось немногим. Оно уже стало собственностью прибывших в Абхазию других переселенцев – главным образом, грузин. Т.н. «грузинизация» абхазской территории при И.В. Сталине и в последующем выражалась не только в резком увеличении доли грузинского населения, но и в сосредоточении важных постов в руках этнических грузин. (согласно http://www.abkhaziya.org/books/pont/03.html заселение мингрелами территорий на юге Абхазии происходило ещё во второй половине XIX в.). Не-грузинское население Абхазии ещё во времена СССР добивалось выхода Абхазии из состава Грузинской ССР, высказывались мнения о возможности включения в состав РСФСР. Митинги и демонстрации с требованиями вывода Абхазии из состава Грузинской ССР происходили в 1931, 1957, 1964, 1967, 1978, 1989 гг. Таковы предпосылки возникновения грузино-абхазского конфликта…

В декабре 1991 г. де-юре прекратил существование СССР. В первой половине 1992 г. Грузия заявила об отмене конституции ГрССР 1978 г. и о возвращении к Конституции 1921 г., в которой автономия Абхазии не прописывалась. Вслед за этим Абхазия заявила об отмене конституции Абхазской АССР и о вступлении в силу конституции Абхазской ССР 1925 г., что означало независимость Абхазии от Грузии.

В это самое время в Грузии происходила вооружённая борьба между сторонниками действующего президента Грузии Э.Шеварнадзе и сторонниками свергнутого президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. На стороне Гамсахурдиа выступали грузины-мингрелы, а они, как известно, проживают на западе Грузии (в Мингрелии), а также в Гальском районе Абхазии. 10 августа 1992 г. Э.Шеварднадзе обвинил звиадистов в захвате полицейских и членов комиссии по переговорам между конфликтующими сторонами. Он выдвинул звиадистам ультиматум, и пригрозил ввести войска в Мингрелию. К 14 августа срок ультиматума истёк, и грузинским руководством был отдан приказ о начале операции «Меч». Официально целями операции провозглашалось освобождение заложников и наведение порядка на железной дороге.

14 августа грузинские военные подразделения перешли реку Ингур, и вошли, таким образом, в Абхазию. Воспользовавшись фактором внезапности, они захватили Гальский, Очамчирский и Келвасурский районы. Хотя официальные власти Тбилиси заявляли о наведении порядка, на деле имели место проявления беспредела в отношении мирного населения (приводится, например, случай обстрела с вертолёта отдыхающих на пляже в Сухуме). В Сухуме войска Госсовета встретили вооружённое сопротивление со стороны абхазских милиционеров и ополченцев. Завязались бои, в ходе которых абхазам удалось захватить 3 танка. Вечером абхазское правительство в лице В. Ардзинба по телевидению объявило о всеобщей мобилизации в связи с агрессией со стороны Госсовета Грузии.

По плану операции «Меч» бронетехника и войска Госсовета должны были перемещаться на северо-запад Абхазии по железной дороге и сгружаться на станциях следования. Госсовет планировал захватить Абхазию в один день. Однако непосредственно перед началом наступления в 5 часов утра был взорван железнодорожный мост через реку Ингур. Кем – неизвестно. Во всяком случае, абхазы отрицают какую-либо причастность к этому событию.

15 августа у посёлка Гантиади (сейчас – Цандрипш) высадился грузинский десант и завладел участком морского побережья на северо-западе Абхазии. В этот же день Верховный Совет Абхазии был эвакуирован из Сухума в Гудауту.

16 августа в ходе переговоров достигнуто соглашение о выводе из Сухума как абхазских, так и грузинских военных подразделений. Соглашение выполнила только абхазская сторона; грузинские же войска полностью заняли Сухум.

К 20 августа абхазское правительство контролируют территорию от села Бзыбь на западе до реки Гумиста на востоке. В пределах контролируемой территории расположены Бзыбь, Пицунда, Гудаута, Лыхны, Новый Афон. В кольце блокады оказывает сопротивление абхазский город Ткварчал. Неподконтрольны Госсовету и горные районы вдали от побережья в Гагринском районе.

В последующем военную поддержку абхазской стороне оказывает Конгресс Горских Народов Кавказа (КГНК или же КНК), на стороне абхазского и русского населения Абхазии выступает Кубанское казачество. Гуманитарную помощь жителям осаждённого Ткварчала под эгидой ООН оказывает ГКЧС России. Тем временем на стороне Госсовета Грузии выступают немногочисленные поначалу наёмники из организации УНА-УНСО.

27 августа войска Госсовета захватили стратегически важную точку – гору Мамдзышха, но уже 29 августа были выбиты оттуда. 1 октября началась абхазская контратака на Бзыбском фронте, 2 октября была освобождена Гагра, 6 октября абхазские отряды вышли к реке Псоу.

До марта 1993 г . существенных изменений позиций противоборствующих сторон не произошло. Войска Госсовета предпринимали неудачные попытки высадки десанта у Пицунды, Гудауты, Нового Афона, применяли запрещённые игольчатые снаряды, производили бомбовые удары по абхазским городам и сёлам, случалось, сбивали российские вертолёты, перевозившие гуманитарные грузы, либо беженцев. Всё это время наносился урон материальным ценностям абхазской культуры. Все попытки наступления – предпринимаемые как с грузинской, так и с абхазской стороны – с октября 1992 г. до марта 1993 г. заканчивались провалом. Активно велась минная война по линии фронта вдоль реки Гумиста, минирование производилось и восточнее.

5 марта абхазам удалось освободить село Бедиа. Но 16-18 марта абхазская сторона понесла серьёзное поражение в ходе неудавшегося наступления на Сухум.

23 марта абхазский народ обращается к правительству и к народу России с просьбой принять Абхазию в состав России или хотя бы принять её под своё покровительство.

С 1 июля начинается абхазское наступление на Гумистинском фронте. К середине июля стратегически важные пункты в окрестностях Сухума оказались в руках абхазской стороны, и при участии казаков была взята также гора Мишвели, с которой вёлся огонь по Ткварчалу.

27 июля в Сочи подписано соглашение о прекращении огня в Абхазии, согласно которому все военные подразделения и Грузии, и КГНК должны быть выведены из Абхазии. Но грузинская сторона это соглашение не выполнила. А 9 сентября в Сухуме прошёл митинг грузинского населения, на котором была принята резолюция о невозможности совместного проживания с абхазами.

11 сентября абхазская сторона заявила о возможности дальнейшего участия в работе трёхсторонней комиссии лишь при условии соблюдения грузинской стороной ранее достигнутых договорённостей. Однако, 20 сентября грузинское руководство отказалось от подписания мирного соглашения, по которому должно было незамедлительно вывести войска из Абхазии. С этого же дня началось абхазское наступление на Сухум. К 30 сентября абхазская сторона заняла и Сухум, и Очамчиру, и Гал и вышла к реке Ингур.

Нередко бывает так, что в ходе военных действий сильно страдает не только мирное население стороны, подвергшейся нападению, но и мирное население той национальности, которая представляет большинство в стране-агрессоре. Яркий тому пример имел место в 1944-45 гг., когда немецкое население, опасаясь гнева этнического большинства, бежало из Силезии, Померании, Пруссии и других районов Центральной Европы. Так произошло и в Абхазии. Только во время сентябрьского наступления на Сухум из города на российских судах бежали 14 тысяч грузинских беженцев. Всего  в ходе военного конфликта Абхазию покинуло более 200 тыс. грузин. Грузины-мингрелы, проживавшие в Гальском районе, хотя и не поддерживали Э.Шеварнадзе, также предпочли бежать в Грузию. Большинство из них через несколько лет вернулось обратно.

Из-за войны и тяжёлой экономической ситуации из Абхазии выезжали представители разных национальностей. Современная численность населения в Абхазии много ниже довоенной, и многие дома брошены. Особенно сильно сократилась численность греческого населения – в 10 раз. Греки, разумеется, выезжали в Грецию, где уровень благосостояния и стабильности был несоизмеримо выше.

В первые годы после войны в Абхазии имели место случаи мародёрства, затем абхазскому правительству удалось положить конец этим проявлениям. Наиболее серьёзная криминогенная обстановка сложилась в Гальском районе, где дольше всего действовали вооружённые группы, занимавшиеся похищением людей и вооружёнными грабежами. В Гальском районе и сейчас неспокойно.

После войны Абхазия оказалась в тяжёлом экономическом положении. Ситуация усугублялась экономической блокадой 1994 – 1999 гг., в которой оказалась непризнанная республика. Неоднократно происходили обострения на абхазско-грузинской границе. В 1994 г. грузинская сторона вновь попыталась установить контроль над Абхазией, но в ходе «шестидневной войны» потерпела поражение. Серьёзное обострение произошло в 1998 г., когда в Кодорское ущелье через территорию Грузии проникли бандитские формирования из Панкисского ущелья. В ходе боёв они были уничтожены.

С 1999 г. оживляются экономические связи между Абхазией и Российской Федерацией. С 2003 г. возобновляется железнодорожное сообщение между Адлером и Сухумом, а в последующем – также между Москвой и Сухумом. С 2004 г. в Абхазии существенно улучшается криминогенная обстановка. К этому же времени восстанавливается туристический поток из России. В настоящее время туристический бизнес является важнейшей статьёй дохода Абхазии наряду с экспортом сельхозпродукции и минеральных ресурсов.

 

СИТУАЦИЯ В АБХАЗИИ НАКАНУНЕ ПОЕЗДКИ.

Ну, хорошо, а что нам следует ожидать от текущей криминогенной обстановки в Абхазии? Начинаю через «Интернет» прощупывать эту тему. Сообщений удалось найти не так много, но призадуматься они заставили.

Вот, например, на сайте www.newizv.ru/news помещена информация, согласно которой в июне 2003 года на дороге «Гудаута – Новый Афон» преступники остановили автомобиль губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова, высадили его из машины и уехали в неизвестном направлении. С трудом представляю себе такую ситуацию.

На сайте www.votpusk.ru говорится о том, что 23 октября в 22.00 часа вблизи поселка Колхида неустановленные лица обстреляли автобус типа «ПАЗ» и ограбили 14 российских туристов, находившихся в автобусе. Сообщение датируется 2006, и в «Интернете» на форумах имеется ещё несколько сообщений по поводу этого происшествия. Но, кстати, «Колхида» - название грузинское; указанное село давно уже переименовано и называется Псахара.

 Далее, посреди множества благоприятных отзывов о посещении туристами Абхазии отыскалось два крайне неблагоприятных. Выводы из них могут быть следующие. Чтобы снизить риск, при путешествии по Абхазии следует придерживаться «Кодекса путешественника», не забираться в восточные районы, не доверять сомнительным людям и вообще вести себя осмотрительно.

По ходу поисков в «Интернете» наткнулся также на сообщения, распространяемые грузинскими СМИ об обстановке в Абхазии, но в этих сообщениях всё выглядит однозначно мрачно, так что можно было и не читать.

Чем ближе к Новому году, и соответственно – к началу нашей поездки – тем чаще я отслеживал ситуацию в Абхазии и на абхазо-грузинской границе через «Интернет». В середине декабря она как раз обострилась. В грузинском городе Зугдиди был арестован глава администрации села Баргяб Гальского района Фридон Чакаберия, посетивший Зугдиди для решения хозяйственных вопросов. 25 декабря в селе Чебурхиндж в результате теракта погиб замначальника Гальского РОВД Отар Турнамба и сотрудник милиции Отар Гогохия. В ночь с 25 на 26 декабря в собственном доме был убит начальник отделения милиции села Отобая Гальского РОВД Алик Хишба.

В заявлении МИД Абхазии от 28 декабря, в частности, говорилось следующее: «Второй террористический акт, произошедший в Гальском районе за последние сутки, прямо свидетельствует о начале грузинскими спецслужбами новой волны террористической деятельности в Абхазии… Все это прямо свидетельствует о том, что грузинское руководство имеет целью путем провокаций и диверсий подорвать ситуацию в Гальском районе и создать атмосферу нестабильности вокруг Абхазии». Абхазская сторона призвала мировое сообщество «дать объективную оценку действиям Грузии, а также принять незамедлительные меры по предотвращению эскалации напряженности в Зоне Безопасности и призвать руководство Грузии к ответственности за поддержку террористических групп на своей территории»…

В тот же день миссия ООН выразила обеспокоенность в связи с развитием событий в Гальском районе Абхазии и в связи с фактами насильственного нападения на абхазских милиционеров. Миссия ООН осудила эти и другие факты насилия.

В то же самое время грузинская сторона использовала события в Гальском районе для обвинений в якобы имевших место карательных акциях против грузинского населения. Масла в огонь подлило по сути провокационное заявление подконтрольного Тбилиси так называемого «правительства Абхазии в изгнании». Оно обратилось к руководству Грузии с просьбой «защитить грузинское население в Гальском районе». Действующий президент Абхазии С.Багапш расценил это заявление как фактическое объявление войны Сухуму.

Сообщение на сайте echo.msk.ru/news/351739.html от 28.12.2006 г. гласит о том, что войска Абхазии приведены в состояние повышенной боевой готовности. Согласно заявлению президента Абхазии С. Багабш от 29.12.2006 г., «грузинская сторона наращивает свои силы в приграничном с Абхазией Зугдидском районе, и в связи с этим усилены все посты абхазской милиции, таможни и погранслужбы на государственной границе по реке Ингури». Абхазия перед Новым годом закрыла свою границу с Грузией и впускала через неё лишь тех своих граждан, которые временно выезжали в Грузию.

На сайтах за 30.12.2006 г. сообщалось о том, что некоторые эксперты заговорили о возможности новой локальной войны в регионе. В качестве главного дестабилизирующего фактора указывалось демонстративное игнорирование грузинской стороной ранее достигнутых соглашений и договорённостей.

Вообще, наиболее ёмко изложена предновогодняя ситуация на грузино-абхазской границе в сообщении от 30.12.2006 г. на сайте www.inforos.ru/?id=163826, а также в сообщении корреспондента Анжелы Кучуберия от 28.12.2006 «МИД Абхазии: Теракты в Гальском районе осуществляют спецслужбы Грузии» (размещён на сайте «Кавказский узел»)…

Итак, накануне нашей поездки вполне можно опасаться действий грузинской стороны – все основания для этого есть. Всё же я надеюсь, очередное обострение на грузино-абхазской границе не приведёт к масштабным военным действиям. В Гальский район мы не поедем, и вообще дальше Нового Афона забираться не планируем (минные поля, кстати, можно обнаружить по долине Гумисты и восточнее её – это за Новым Афоном). За два месяца я скачал для себя массу самой разнообразной информации об Абхазии – карты, гостиницы, частный сектор, достопримечательности, поезда и прочее… Только на распечатку двух экземпляров этой информации ушёл картридж. Что касается безопасности, то лучше всего взять на заметку материал Сергея Верещагина «Абхазия», размещённый на сайте ve.bpclub.ru/articles/item.php?country=Abkhazia#railroads. А именно, те два абзаца, которые начинаются словами:  «Чтобы ваше путешествие ничем не было омрачено, во-первых»…

 

ДОРОГА ДО АДЛЕРА.

31.12.2006. В 1915 по окончанию сборов выхожу из дома. Миша ожидает перед подъездом. Окончательно перераспределяем вещи. Добираемся до дома Миши, он спускает по лестнице во двор свой велорюкзак, и мы выезжаем в сторону железнодорожного вокзала. Помимо прочего груза, у каждого из нас имеется ещё по сумке с едой, которую приходится везти в руке. Эта провизия предназначена для того, чтобы отпраздновать в поезде Новый год. Знал бы, как неудобно будет её везти, вряд ли стал бы закупать. Так, конечно, по маршруту не поедешь, но до вокзала недалеко, и мы добираемся окольными улочками. Лишь поэтому движение на велосипеде с тяжёлой сумкой в руке ещё может быть допустимо.

Передохнули на перроне. Итак, первым делом надо узнать в справочной, с которой платформы отходит поезд, откуда начинается нумерация состава и какие номера имеют его первые вагоны. Платформа – третья, нумерация – с хвоста, начинается нумерация с шестого вагона. Наш вагон – четырнадцатый. Переходим на третью платформу. С Москвы на юг идут поезда, и, разумеется, останавливаются в Орле. По ним приблизительно определяем место остановки вагона.

Время – около 21 ч. Спешно разбираем велосипеды. Мой велосипед в совокупности с перемётными сумками не приспособлен для быстрой сборки-разборки, но за полтора часа я полностью управился и упаковал велосипед в чехол. Снял колёса, гружёный багажник, щитки. Мише проще: он снял только колёса, скинул велорюкзак, а всю остальную часть велосипеда запаковал целиком.

Приблизительно в 2256 подходит поезд «Москва – Адлер». Стоянка – 12 минут. Загружаемся без особых затруднений. Вагон полупустой. Велосипеды закидываем на верхнюю полку, один из пассажиров нам помогает. Затем я подстраховываю верёвкой велосипеды, а Миша тем временем достаёт еду на стол.

За 5 минут до Нового года заканчиваем все приготовления. Откупориваю бутылку шампанского. Отмечаем Новый год – вероятно, где-то под Глазуновкой.

1.01.2007. В Белгороде – российская таможня. В вагон в новогоднюю ночь зашли… Ну, разумеется не Деды Морозы, а российские таможенники и пограничники. Проверка паспортного режима. Нашего попутчика из поезда высадили. Дело в том, что он брал билет в поезд по удостоверению и надеялся по удостоверению проехать транзитом через Украину. А без паспорта это не допускается. И вот он препирался, доказывал свою точку зрения. «Ан», - говорят таможенники, - «через границу украинцы без паспорта всё равно не пропустят. Так что выходи здесь, а корешок от билета можно забрать у проводника. Мы оформим билеты через Воронеж, поедешь в объезд Украины».

В Белгороде поезд стоит полчаса. Первая остановка на территории Украины – город Харькiв. В Харькове поезд стоит час. Снова таможня, на сей раз украинская. Опять же проверка паспортного режима. Оригинально выглядит здание железнодорожного вокзала в Харькове с двумя возвышающимися по сторонам его зданиями-башенками. Времечко – что-то около 6 ч. утра. Пару часов можно поспать. Потом рассветёт, и можно будет наблюдать, что находится за окнами.

А утром за окнами поезда проносятся сосновые перелески! Не северные, конечно, леса, мха в них не видно. Но сосновых лесов много. Их никак не ожидал увидеть на востоке Украины. По всей видимости, эти леса тянутся вдоль долины реки Северский Донец. Собственно, это – окрестности города Изюм. Поезд ненадолго задерживается в городе Красный Лиман, потом пересекает широкую реку – Северский Донец – и вскоре леса исчезают.

Сельские дома здесь в плане представляют собой квадрат, крыши – в четыре ската, нередко имеются ставни. По размерам дома небольшие, 3x3 окна. Это, разумеется, обобщённый и схематизированный облик.

Южнее местность более похожа на ту, что я ожидал увидеть. На северо-востоке Донецкой области она представляет собой малолесную всхолмленную равнину. Иногда за окном видны незамёршие реки.

В окрестностях Горловки и Ханженки местность выглядит скучно и невыразительно: пологая заснеженная равнина, на которой расположены сёла, посёлки, лесополосы, поля, реки с невысокими берегами. Изредка видны терриконы. Они заснежены, поросли кустами и потому выглядят почти естественными горками. Пасмурно, туманно. Снега оказалось чуть больше, чем в расположенных к северу областях, но тоже, в общем-то, немного.

В Иловайске – украинская таможня, в Успеновке – российская. Едем далее, теперь – снова по российской территории. До Таганрога ландшафт за окном всхолмленный. Донецкая гряда, должно быть. За окном видна станция Матвеев Курган. Если верить на слово одному из попутчиков, где-то здесь попал в плен к половцам князь Игорь. Снега мало, температура воздуха за окном – чуть выше нуля. Виден Миусский лиман Азовского моря.

На перроне ст. «Орёл».

Ну, с Новым годом!

Окрестности городов Изюм и Красный Лиман (Харьковская область Украины).

Заледеневшее Азовское море.

Миусский лиман Азовского моря.

Азовское море.

Рукав Мёртвый Донец в дельте Дона.

Река Дон в г. Ростов–на–Дону.

 

На участке пути от Харькова до Ростова наилучшим образом выглядит здание железнодорожного вокзала в Таганроге.

После Таганрога поезд идёт вдоль берега Азовского моря. Над морем стоит густой туман, который визуально полностью сливается и с поверхностью моря, и с небом. Лишь иногда поверхность моря различима, но только вблизи берега. Море покрыто льдом! Да-а, двадцать лет назад в июле оно, помнится, ослепительно сияло солнечными бликами. Зимой выглядит совершенно иначе. Пытаюсь заснять пейзаж через грязное вагонное стекло. Чем-то это напоминает игру в «Тетрис»: мимо проносятся столбы, и надо успеть сделать кадр в интервалах между столбами, домами, возвышениями рельефа.

Затем поезд долго идёт вдоль рукава, который носит название Мёртвый Донец. Мёртвый Донец – это самый северный рукав в дельте Дона. Наверное, потому так назван, что течением обладает медленным. Водоём незамёрший, только по берегам имеется полоса припая – где шире, где уже. По берегам растёт много камышей либо тростника. Далее становятся видны и другие рукава Дона, обрамлённые камышами.

Чуть позже поезд останавливается в Ростове-на-Дону. Неподалёку от здания вокзала по правую сторону от железной дороги заметен большой памятник на высоком холме. Чуть далее поезд, ещё не успев набрать скорость, проходит по железнодорожному мосту над Доном.

Уже стемнело. Есть время перекусить, пришить оторвавшуюся лямку на рюкзаке, укрепить заодно другую лямку, продолжить записи.

Близ Ростова едем в «суперСВ»: мы вдвоём можем располагаться на своих двух полках плюс на четырёх пустующих, а еда у нас расставлена сразу на двух столиках. Но после Ростова пассажиров в вагоне прибавляется.

До Адлера есть время выспаться.

 

2.01.2007

Просыпаюсь в Туапсе. От Туапсе начинается санитарная зона, и туалеты закрыты до самого Адлера включительно.

Иногда за окном в темноте можно различить горы, видны огни населённых пунктов. Во время остановок слышен шум прибоя, и можно наблюдать неспокойное Чёрное море. Волны разбиваются об волнорезы.

Здание железнодорожного вокзала в городе Сочи, вероятно, наилучшим образом выглядит на всей железной дороге. А после Сочи поезд идёт возле самого края морского побережья. В стороне Адлера видна красная полоска неба.

 

СОЧИ-1987.

Собственно, на юге Краснодарского края, равно как и в Абхазии, я уже был. Но было это без малого 20 лет назад. В июле 1987 г. вместе с моим дедушкой я отдыхал в Сочах во время школьных каникул.

В то время что билет на поезд, что билет на самолёт из Орла до Адлера стоил немногим более 14 рублей, разница была копеечная. И в Адлер мы вылетели самолётом – 6 июля что-то около 9 утра. Помнится, имел место в орловском аэропорту осмотр багажа, прохождение через металлодетектор, потом автотранспортом от здания аэропорта пассажиров довезли до трапа самолёта. В винтовом самолёте «Ан-24» наши места располагались в самом конце салона. Через иллюминатор видны были крыло, винт (до того, как он набрал обороты) и шасси (до взлёта). Оторвавшись от земли, самолёт начал набирать высоту, внизу на короткое время возникли в поле зрения дачные домики – возможно, «Саханка». Затем по мере набора высоты изображения предметов внизу становились всё мельче. Зато уходила вдаль линия горизонта, где-то она там растворялась в белёсой дымке, так что видна была не чётко. Небо вверху темнело, приобретая всё более и более насыщенный тёмно-синий цвет. Звёзды… Не помню, были они видны или нет. Самолёт набрал без малого 7 тыс. метров. С воздуха хорошо были различимы квадраты полей, реки, населённые пункты. Внизу ненадолго возник очень крупный город – скорее всего, Харьков. Хорошо различимы были отдельные многоэтажные дома. Между прочим, хотя салон самолёта и герметичен, но видимо не абсолютно: холодный сквознячок от иллюминатора всё-таки ощущался.

На полпути до Адлера самолёт сделал промежуточную посадку в аэропорту Ростова-на-Дону. Помнится, приземлился он не с первого захода. В Ростове здание аэропорта большое (примерно, как Курский вокзал в Москве). Затем – снова прохождение через металлодетектор, посадка в тот же самолёт.  Поначалу самолёт летит среди больших кучевых облаков. Они очень красивы, и похожи на ослепительно-белые вершины гор. Но только расположены и выше и ниже точки наблюдения со всех сторон. Изнутри облако выглядит как туман – не очень густой, во всяком случае крыло самолёта видно одинаково отчётливо как внутри облака, так и вне его. Квадраты полей внизу по мере движения в южном направлении становятся немного меньше по площади, а форма полей уже не столь часто близка правильному прямоугольнику. Кавказ с воздуха увидеть, увы, не удалось: самолёт вошёл в густую облачность. Невдалеке на белом фоне отчётливо виден был другой пассажирский самолёт – но реактивный «Ту-154». За счёт эффекта сложения скоростей казалось, что его скорость очень велика: он был в поле зрения всего лишь несколько секунд.

Вышли мы из самолёта теперь уже в Адлере (своеобразные в аэропорту работают «БЕЛАЗы» - невысокие передвижные платформы с водительскими кабинами на каждом конце). Из Адлера автобусами добрались до частного домика, в одной из комнат которого разместились, оставили там вещи и затем отправились к морю. Вот так – утром ещё завтракаешь в Орле, а вечером уже купаешься в Чёрном море.

Но вот на следующий день в море искупаться не довелось – был очень сильный ливень, море штормило. В последующие дни погода стояла замечательная.

Жили мы в Сочи на улице Пластунской. Во дворе росла высокая «слоновая» пальма,  на невысоких банановых пальмах росли маленькие незрелые бананчики. Крупными белыми цветками цвели магнолии, от этих цветков исходил приятный лимонный запах. Возле дома жила старенькая собачка Жулька – ей было 17 лет, а в доме – два котёнка: Рыжик и Маркиз.

Пластунская расположена на окраине Большого Сочи. В центр можно было выбраться на автобусе №11. Примечательная особенность маршрута: проходя по окраине города, автобус движется мимо забора сочинских очистных сооружений. В то время, как автобус проезжает соответствующий участок пути, в салоне непременно слышен звук закрывающихся окон и фрамуг, а также реплики: «Дышите глубже, проезжаем Сочи!»

Затем часть маршрута автобус проходит по набережной речки Сочи, она же – Сочинка. Небольшой водоток вьётся среди покрытого галькой пространства, которое в свою очередь зажато между высоких отвесных набережных. Трудно поверить, но, оказывается, эта маленькая речка после особенно сильных дождей превращается в поток, который не только заливает всё галечное дно, но способен даже выйти из берегов.

Конечная остановка автобуса – поблизости от здания морского вокзала. Неподалёку имеется несколько примечательных мест, которым в путеводителях должного внимания не уделяется. Во-первых, замечательная платановая аллея с платанами в два, а то, может, и в три обхвата. Платаны – большие деревья с корой, «раскрашенной» в пятна коричневого и зелёного цветов. Листья платана по форме неотличимы от кленовых. Клён остролистный и платан восточный не являются близкородственными видами, одна и та же форма листовой пластинки сформировалась независимо.

Во-вторых, где-то неподалёку от вокзала на проезжей части неприметно лежала крышка люка. На крышке проставлена была дата «1896 г.» Вроде бы ничего особенного, но где ещё такое можно увидеть?

В-третьих, неподалёку от морского вокзала располагалось кафе под открытым небом. Цены в том кафе были невелики по сочинским меркам, поэтому по вечерам в кафе непременно выстраивалась очередь. В разумных пределах были цены и в ресторане «Каскад», где мы несколько раз обедали. Работа ресторана «Каскад» была построена на принципе самообслуживания, что нисколько не портило его восприятие. Ну, а более всего «Каскад» мне запомнился блюдом «желе из красной смородины». Нечто скользкое, трясущееся, очень подвижное, того и гляди – из тарелки выпрыгнет, пока донесёшь до стола. И вкусное.

Кстати, о бубликах (коли речь зашла о еде). На тот случай, если бублик оказался недостаточно вкусным, и есть его не хочется. Можно нарезать бублик на ломтики и обжарить в растительном масле – так вкуснее. Почему-то этот вариант мы в шутку называли  «чебуреками». Разумеется, к настоящим чебурекам это блюдо отношения не имеет.

От морского вокзала в южном направлении начинается морская набережная города Сочи. Между ней и морем тянутся пляжи – галечные, песочные. Песочные пляжи – платные, галечные – где платные, где «дикие». Вблизи от морского вокзала почти все свободные места на пляже заняты, дальше – свободнее, но тоже народу много. На набережной продают сладкую вату, те самые бублики, пирожные, булочки. В небольших кафешках варят очень горячий кофе. Художники рисуют портреты, другие творческие натуры за пару минут ножницами вырезают из цветной бумаги профиль отдыхающего. Фотографы предлагают смастерить брелок с отснятой здесь же вашей фотографией. Неподалёку стоят аппараты, где можно за считанные минуты сделать фотографию на документы. Шахматисты, шашисты, доминошники играют между собой на деньги, причём ставки могут быть не маленькими, и к этим азартным игрокам лучше не подсаживаться.

В северной части Большого Сочи расположен парк отдыха «Ривьера», а в южной – знаменитый Дендрарий. Он состоит из двух частей, разделённых Курортным проспектом. Верхняя часть дендрария занимает бóльшую площадь, и наиболее ценные породы деревьев собраны именно здесь. Нижняя часть по площади меньше, и по составу пород менее представительна. Зато здесь имеется Аквариум с морской водой, в котором плавают живые представители фауны Чёрного моря.

Сочи: столовая под открытым небом (авт. А.С. Чекушкин)

Нижний парк Дендрария с видом

на Чёрное море (авт. А.С. Чекушкин)

Сочинский дендрарий (авт. А.С. Чекушкин).

Модель парусного корабля «Орёл» в краеведческом музее г. Сочи (авт. А.С. Чекушкин)

 

Что ещё запомнилось в Большом Сочи – посещёние краеведческого музея, «поющие» фонтаны, просмотр стереофильма. Что касается стереофильма, впечатление произвело, конечно, трёхмерное изображение, но никак не сюжет. В Орле аналогичный кинотеатр появился лишь к середине 1990-х, но трёхмерные фильмы в нём демонстрировались недолго: говорят, население быстро растащило очки на сувениры.

Конечно, было бы неправильно, приехав в Сочи, никуда не выехать из него на экскурсию. 9 июля мы посетили гору Ахун. Помнится, старенький автобус Львовского производства был сильно «простужен»: чихал, пыхтел и полз еле-еле. Дорога на гору ведёт крутым серпантином. На вершине стоит стилизованная под средневековую генуэзскую крепость каменная смотровая башня. Она построена в 1936 г. По винтовой лестнице экскурсанты поднимаются наверх башни, высота её составляет 32 м. С погодой в тот день как-то не очень повезло. Было пасмурно, над головой висели низкие облака. В сторону моря местность просматривалась, и само море было видно отчётливо. Но в другую сторону облака закрывали собой горизонт. По словам экскурсовода, в той стороне находятся Фишт, Чугуш и другие высокие горы Кавказа. Я старательно пытался разглядеть их через пелену облаков. То ли и в самом деле различил склон горы, то ли это был плод воображения – теперь не могу сказать наверняка. Скорее всего, гора в той стороне мне померещилась.

Потом последовали более интересные экскурсии. Не то 11, не то 12 июля мы отправились на однодневную экскурсию в Сухуми (в то время – «Сухуми»), где посетили Сухумский ботанический сад и Обезьяний питомник. А с 17 по 18 июля ездили на экскурсию, программа которой включала посещение Новоафонской пещеры и посещение Ингури ГЭС.

К сожалению, отснятые фотоплёнки несколько лет пролежали не проявленными, а в последующем из 7-ми фотоплёнок было проявлено лишь три. Остальные затерялись «с концами», и в природе их более не существует. Жаль: не сохранилось фотографий ни с горы Ахун, ни с обезьяньего питомника, ни с Нового Афона, ни из Гальского района. Помнится, в Сочи я вёл дневник, но, кажется, сжёг его девять  лет спустя: слишком детскими показались мне записи.

Из Сочи мы уезжали поездом не то 23, не то 24 июля, вечером. Где-то после Горячего Ключа за окном на ночном небе ярко светили звёзды, и даже в поезде было слышно, как поют за окном цикады.

 

ОТ АДЛЕРА ДО БЗЫБСКОГО УЩЕЛЬЯ (2007).

Итак, выходим с Мишей на конечной остановке в Адлере. Время – около 740. Перетаскиваем снаряжение через пути. До 11 часов занимаемся сборкой велосипедов и упаковкой вещей. Моря от станции не видно, зато между зданием вокзала и перроном растут пальмы, и выглядит это место достаточно колоритно.

Поезд «Адлер – Сухум» отправляется в 1100. В расписании указано: «по дням». Что означает словосочетание, я так и не понял. Во всяком случае, никто на вокзале не смог объяснить, по каким именно дням ходит этот поезд. Где-то около 11 ч. мы выяснили, что поезда в этот день не будет. Плохо: согласно плану мы собирались доехать до Нового Афона на поезде, а уже от Нового Афона перемещаться на велосипедах по Абхазии в сторону Адлера. Теперь же посещение Нового Афона, села Лыхны и музея «Абхазский двор» автоматически отменяется: у нас не так много времени.

Что ж, перераспределяем вещи. Затем можно начать движение своим ходом. По причине отсутствия поезда «Адлер – Сухум» отпали оба заранее разработанных варианта поездки по Абхазии. Оставался ещё запасной – более простой – вариант движения по Черноморскому побережью РФ от Адлера до Туапсе с посещением Красной Поляны. Однако же, отказаться от посещения Абхазии мы не торопимся. Попробуем проехать через КПП «Псоу», а там, если получится, посетить хотя бы часть запланированных объектов. В конце концов, «попытка не пытка». Другое дело, что такой вариант изначально не рассматривался и не просчитывался. Чистая импровизация, можно сказать.

Первые сотни метров пути на велосипедах по Адлеру. Вдалеке показались горы. Необычно: пальмы, магнолии, горы, по-апрельски тёплый январь, да и всё остальное.

Проезжаем кольцевой перекрёсток с поворотом на Красную Поляну, но при этом поворачиваем на село Весёлое. Примерно с километр тянется узкая дорога. По одной полосе движения в каждую сторону. Краёв асфальта, пригодных для велосипеда на этом участке нет. Обочина грязновата, но приходится ехать по ней. С прилегающих территорий с лаем выскакивают собаки. Одна псина выбежала без гавканья и бежала рядом с нами километра два. Порой она нам мешала, оказываясь на траектории движения. Но зато псы, выскакивавшие из подворотен, несколько смиряли пыл, поскольку их внимание слегка переключалось с нас на эту собаку. Под рукой у нас всё равно ничего не было, чтобы подкормить псину, еда была запакована где-то в глубине рюкзаков. На мосту через Мзымту собака от нас отстала и не спеша направилась обратно.

Дорога снова становится шире. Большую часть пути по Адлеру имеется на дороге три полосы движения плюс достаточно широкие края. По пути снимаю пейзажи в южном направлении – видны горы Абхазии. Ветер встречный, что полностью соответствует прогнозу.

Подъехали к КПП. Сначала направились тем же путём, каким проходят таможню автомобилисты. Но таможенники развернули нас на 180°, и указали, где следует проходить таможню пешеходам. А именно: нам следовало вернуться метров на триста назад. Там вправо от дороги (если смотреть в сторону Псоу) отходит малоприметный проезд. Дорога подразбита, метров через двести приводит к Казачьему рынку, поворачивает влево. Можно видеть павильоны с мандаринами – сейчас как раз самый сезон. Далее пешеходы идут между двух заборов, подходят к пропускному пункту. Таможенный контроль. Далее пешком необходимо двигаться по проходу между заборов до пунктов паспортного контроля.

Миша проходит паспортный контроль первым. О чём-то говорит с таможенником, чуть позже пересказал мне, о чём. Смысл разговора следующий. Таможенник спрашивает помимо прочего о цели визита в Абхазию. Миша простенько сообщает: да мы вот собираемся покататься по Абхазии. Тот спрашивает: «А бронежилет при себе есть?» «Да, нет», - говорит Миша, – «у нас велосипеды быстрее пули». Шутка, разумеется. Ну, а помимо шуток, таможенник

Ведение записей (авт. М.Л. Шиков).

Адлер. Вид в сторону горы Ачмарда.

Мост через Мзымту. Горная панорама – от долины Мзымты до горы Монахлук.

Адлер. На ближнем плане – Краснодарский край, на дальнем – горы Абхазии.

 

Адлер. До Абхазии – около километра.

Схема движения по Абхазии.

 

Первые километры по Абхазии: пальмы и эвкалипты на фоне заснеженных гор.

Мост через речку Лапсы.

Долина р. Хашупса и г. Багнаргэс.

Вблизи Цандрипша.

Кафе «Мимоза».

Пресловутый мост над р. Хашупса.

Следы пуль.

 

серьёзно предупредил и Мишу, и меня, что в Абхазии есть такие места, где стреляют. Да, я в курсе, и в те места мы не сунемся, и даже близко к ним не поедем.

Итак, прошли российскую таможню, и вышли на мост через Псоу. На другой стороне моста – абхазская таможня. Аналогичный контроль. Единственное отличие – необходимо платить обязательную страховку от несчастных случаев за каждый день пребывания в Абхазии в размере 10 рублей. Страхуется жизнь на 30 тысяч, здоровье – на часть этой суммы в зависимости от тяжести повреждений. Страховка обязательна в том случае, если предстоит пребывать в Абхазии от пяти дней и более. Квитанцию необходимо сохранять всё время пребывания в Абхазии и предъявить её при пересечении границы в обратную сторону. Иначе придётся заплатить штраф.

Ну, и вот мы собственно в Абхазии. Попасть сюда оказалось не сложно.

Начинаем движение по Абхазии. Дорога имеет две полосы движения плюс широкие края. Дорога новая, асфальт ровный, без единой выбоины. Дорожные указатели – сразу на трёх языках: абхазском, русском, английском. Вдоль дороги стоят тополя без листвы, пальмы, кипарисы, сосны, эвкалипты и другие деревья. Пальмы на фоне заснеженных гор смотрятся весьма необычно. В воздухе ощущается сильный запах эфирных масел – то ли от эвкалиптов, то ли от сосен, то ли от кипарисов.

После Псоу согласно дорожным указателям расположены сёла Гячрипш и Хейвани. Видны иногда пустующие дома, их немало. Однако понять, где брошенные, а где недостроенные дома очень трудно. Активных боевых действий в 1992-93 гг. здесь вроде не велось, хотя грузинские войска полтора месяца занимали эту территорию.

Стада встречаются, иной раз можно видеть, как малочисленные коровы выходят на дорогу. Но это, конечно, далеко не те стада, что паслись здесь же в 1987 г.: тогда, помнится, экскурсионные автобусы несколько раз приостанавливались на дороге для того, чтобы пропустить стадо.

Далее автодорога проходит над рекой Лапсы, начинается посёлок Цандрипш, большей частью он расположен по правую сторону от дороги. Цандрипш – большой посёлок. На старых картах времён СССР он фигурирует под грузинским названием «Гантиади», что в переводе означает «рассвет».

Новая автодорога проходит по высокому мосту над рекой Хашупса, за ней начинается подъём – один из наиболее крутых на всей автодороге от Псоу до Бзыби как минимум. Впрочем, в Орловской и Тульской областях есть гораздо более крутые подъёмы, чем этот. С верха подъёма открывается вид на Чёрное море и посёлок Цандрипш. На этом месте отлично берёт мобильник. Можно дозвониться в Россию через сочинских операторов.

Наверху подъёма расположено кафе «Мимоза». Замечательное аккуратное заведение с видом на море. Само здание выполнено из кирпича, а рядом с ним возводятся бревенчатые летние домики. Примечательно уложены брёвна на углах домиков, этот вариант отличается от бревенчатых срубов средней полосы России.

Полная тарелка хаша стоит около 60 рублей. Хаш – это жирный бульон, в котором плавают большие куски мяса. Хаш традиционно варят из свинины, требухи. Блюдо несолёное, но соль предусмотрительно имеется на столе, а также на столе стоит стаканчик с чесночной приправой.

В кафе мы были не единственными посетителями. За другими столиками тоже обедали. Местные. Один из них, уходя, оставил на столике у кассы открытую бутылку водки и, обращаясь к нам и к официанту, сказал, что мы можем попробовать из этой бутылки столько, сколько хотим – он оплатил. Другими словами, он угостил нас местной водочкой. Водка эта оказалась своеобразной на вкус. То ли она настояна на травах, то ли готовится из винограда, но пьётся легко и даже в какой-то степени приятно (чего я не могу сказать в целом о крепких напитках). В то же время это не анисовая водка, потому как вкус греческой озу я знаю. В последующем мы пробовали отыскать в Абхазии такую же водку, но не нашли. Этот своеобразный напиток оказался не единственным угощением. Сидевшие за другим столиком абхазы предложили нам тоже по стопке водочки и закуску – маринованные стручки бобов. Замечательная, кстати, закуска к водке, нисколько не хуже солёных огурчиков.

Вообще же местные люди очень доброжелательны и гостеприимны. Рассказали нам помимо прочего, что поток туристов из России в Абхазию в последние два-три года полностью восстановился, и летом все места в частном секторе заняты.

Это хорошо. Нам же теперь надобно отыскать место, где можно переночевать. И даже не только потому, что мы приняли водочки: дело близится к вечеру. Дом в частном секторе нашли не сразу. Хозяина зовут Владимиром, его кота – Жориком. Жорика подобрали и принесли в дом отдыхающие.

Вечером попробовали домашнего вина. Вино молодое виноградное и очень вкусное. Оно «играет», а цветом – насыщенное тёмно-красное. Если не смотреть вино «на свет», то в ёмкости оно кажется едва ли не чёрным. Такое вино в Абхазии и в самом деле называется чёрным вином в отличие от белого, розового и красного. Делают его из тёмных сортов винограда. В жизни ничего подобного в магазинах не покупал. Да и домашнее вино столь же вкусное не часто попадалось. А забегая вперёд, могу сказать, что и далее по маршруту мы пробовали домашнее вино, но ещё только однажды (в Пицунде) вино оказалось столь же вкусным.

Раз нам предстоит путешествие по Абхазии, то, естественно, меня интересуют вопросы безопасности. В прессе разное пишут, и не всему можно верить. Ну, а как оно сейчас в Абхазии? Да, нет, говорит, сейчас в этой части Абхазии всё спокойно. Тихо здесь.

О телевидении. Имеется абхазский телеканал, который транслирует передачи на абхазском. Также доступны центральные российские телеканалы. Они здесь идут с тем отличием от средней полосы, что реклама транслируется местная – но тоже на русском языке. Местный колорит в рекламе заметить можно. Например, достоинства стиральных порошков расхваливаются в связи с возможностью отстирать на ткани «даже пятна аджики».

 

 

 

3.02.2007

Подъём в половине восьмого. Местное время, кстати, соответствует московскому. Завтракаем и собираемся.

Первым делом осмотрели железнодорожный мост в устье реки Хашупса. Архитектурный облик моста своеобразен, мост протяжённый. Именно здесь в 1992 г. произошла высадка грузинского десанта. Госсовет Грузии, оказывается, намеревался высадить десант в Псоу, но в спешке грузинские военные перепутали этот мост с другим. Посему их танки и БТРы не сразу смогли продвинуться вглубь территории. На правом берегу в устье Псоу стоит пустующее здание детского сада. Видно, что оно горело, а на стенах подсобных построек (гаражей) нетрудно заметить следы пуль.

Отыскиваем Цандрипшский храм, точнее то, что от него осталось. Храм расположен у кладбища возле Старой (Нижней) автодороги, датируется VIVIII вв. Сложено здание из серого камня и смотрится колоритно. Сохранилась большая часть стен, половина арок, а над алтарём сохранились и своды. Черепичная кровля сохранилась лишь на очень маленьком участке свода. Пол выложен из камня. И хотя здание сохранилось частично, оно не вполне утратило своего значения как храм. Во всяком случае, на центральном оконном проёме алтаря стоит маленькая каменная плита – размером с ладонь или чуть больше. На ней изображён крест и надпись: «Господи, спаси!» Очевидно, что храм посещается и поныне.

Между прочим, в Цандрипше можно увидеть современные жилые дома, также построенные из местного серого камня. Эти коттеджи и в архитектуре унаследовали местные традиции. Их стены порой имеют долю внешнего сходства  со стенами Цандрипшского храма. Но сложены жилые дома из каменных блоков меньшей величины.

Здание железнодорожного вокзала в Цандрипше сохранилось полностью, но помещения разгромлены и пустуют.

Ещё можно заприметь в Цандрипше металлический пешеходный мост над Старой автодорогой. Рядом находится база отдыха с небольшим, но очень аккуратным парком, где растут эвкалипты, пальмы, кипарисы и другие породы деревьев.

Из Цандрипша направляемся к Гагре. Подъёмы на автодороге не страшнее, чем у нас. Во всяком случае, они много положе тех подъёмов, что встречались мне в окрестностях Новосиля, Мценска, Чекалина, Алексина. Наверное, длиннее. Во всяком случае, дорога незаметно набирает высоту, поднимаясь по склону над морем. Море постоянно находится по правую сторону, и очень близко. Пляжи галечные. Внизу между автодорогой и морем проходит железная дорога. Склоны спускаются к железной дороге очень круто. По краю автодороги тянутся невысокие каменные ограждения. Асфальт весьма хорошего качества, ровный, без колдобин. Очевидно, после войны он был уложен заново. Имеется по одной полосе движения в каждую сторону плюс края асфальта шириной от метра до двух. А это очень удобно для движения на велосипеде, просто идеально! По левую сторону вдоль склона тянется стена, выложенная из камня. Полагаю, она защищает проезжую часть от осыпающихся камней.

 

Цандрипшский храм.

 

Ж-д. станция «Цандрипш».

Турбаза в посёлке Цандрипш.

Именно так выглядит настоящее чёрное молодое вино из Абхазии.^

Автодорога из Цандрипша в Гагру. Пицундские сосны и другие породы деревьев.

 

Посёлок Чагрипш. Вдалеке – гора Мамзышха и Пицундский мыс, можно различить высотки Новой Гагры.

Чагрипш

 (авт. М.Л. Шиков).

Свежий оползень на горном склоне.

Морской пейзаж вблизи Гагры.

Сосны над обрывами.

Гагра. Жоэкварское ущелье 01.2007

То же самое место 07.1987 (авт. А.С. Чекушкин)^

Крепость Абаата: храм Св. Ипатия Гагрского.

 

Населённых пунктов между Цандрипшем и Гагрой всего три. Первый из них – Холодная Речка. Где-то здесь, говорят, расположена брежневская дача, но туда всё равно не пускают, так что можно не задерживаться. Следующий пункт на старых картах обозначен как Гребешок. Третий – Чагрипш (на старых картах – Чигрипши). На въезде в Чагрипш имеется крутой зигзагообразный поворот с ограниченным обзором. Красивое место.  Плодоносящие мандарины, ухоженные домики. Вдалеке виден хребет Авюца, можно различить многоэтажные дома Новой Гагры и окрестности Пицунды. Ненадолго задерживаемся здесь. На краю дороги валяются какие-то крупные морщинистые плоды. Я не знаю, что это такое, и не решаюсь их попробовать.

Позже мне удалось выяснить, что это вполне съедобный фрукт. По-русски растение называется «аннона игольчатая», по латыни – «Anona muricata», по-английски – «soursop».

Вблизи Чагрипша повороты на автодороге в особенности имеют ограниченный обзор. Здесь же имеется единственное на дороге место, где правый край разрушен свежими оползневыми процессами.

Можно заметить, что водители, приближаясь к тому или иному повороту, нередко предупреждают о себе не громким коротким гудком.

До города Гагра уже недалеко. Гагра – административный центр Гагринского района, курортный город, вытянутый вдоль морского побережья километров на десять. Город условно подразделяется на Старую Гагру и Новую Гагру. Курортом в большей степени является Старая Гагра – это северная часть города. В античные времена поселение на месте Старой Гагры при греках именовалось как Триглит, а при римлянах – как Нитика.

Непосредственно на подъезде к Гагре начинается крутой длинный спуск с перепадом высот около полутора сотен метров. Спуск приводит к очень красивому Жоэкварскому ущелью. Жоэкварское ущелье расположено на самом въезде в Гагру. С автомобильного моста можно увидеть поблизости ещё один автомобильный, а также железнодорожный мосты, а на дальнем плане – заснеженные вершины хребта Берчиль с высотами более 2 тысяч метров. Ближе расположены хребты и горы пониже – Жовеху, Люнивоху и Гагрская. Они покрыты листопадным дубово-буковым лесом. В это время года листьев на деревьях нет.

У подножья Гагрской горы стоит разгромленное в годы войны и пустующее теперь здание пансионата. Поблизости есть несколько магазинчиков.

По другую сторону автодороги расположена крепость Абаата (V в.). Трёхметровые стены со стороны дороги сохранились. На территории крепости стоит храм св. Ипатия Гагрского (Званба), возведённый в VIVII вв. Здание храма небольшое, но до наших дней сохранилось очень хорошо. Непривычно выглядит алтарь с раннехристианской символикой. В советское время здесь был музей, где экспонировалось оружие. Потом его закрыли. Говорят, некоторое время при храме был батюшка, и здесь проводились службы. Сейчас здание пустует. Однако прихожане храм посещают.

 

Ресторан «Абаата».

Приморский парк

Ресторан «Гагрипш».

Дом Нестора Лакобы.

Гора Мамзышха.

Вид из Новой Гагры на горы.

Гора Мамзышха.

Разрушенные войной здания Новой Гагры частично восстановлены.

Весьма наглядная символика.

 

Здесь же, на территории крепости Абаата находится несколько зданий, которые прежде использовались как дома отдыха. Однако же они стоят разгромленными и пустующими со времени грузино-абхазского конфликта. Помещения ещё не восстановлены, хотя в ближайшее время ремонтные работы ожидаются. И здесь же на территории крепости размещается ресторан Абаата. Одной из стен ресторана является каменная стена крепости, увитая плющом. С других сторон стены составлены стеклянными занавешенными перегородками. Зимы в Абхазии не особо холодные, и потому не требуется утеплять помещение столь сильно как в средней полосе. Помещение предстало перед нами в новогоднем виде: наряженная ёлочка, действует небольшой фонтан. Вообще, выглядит уютно.

Далее бегло осмотрели Приморский парк, здание ресторана «Гагрипш», проехали вдоль морского берега. Пляж, стоит отметить, заметно замусорен отдыхающими-«матрасниками», от коих, впрочем, ничего другого ожидать не приходится.

Очень красиво выглядит центральная улица в Старой Гагре вблизи Приморского парка, особенно на изгибах. Пока перемещаемся по Гагре, я неоднократно останавливаюсь для того, чтобы запечатлеть гору Мамдзышха с разных точек. Высота горы – 1866 м. Она расположена близко от морского побережья. На вершине горы лежит снег, на фоне которого необычно смотрятся плодоносящие мандарины и высокие эвкалипты.

Мамдзышха известна как одна из важных точек абхазской обороны. В Новой Гагре на фоне Мамдзышхи можно увидеть изображение флага Абхазии с цитатой С. Багабш: «Наша цель – независимость». От Грузии, понятное дело. Они её ещё при СССР добивались. Рядом изображены три флага – Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья на фоне российского триколора. Недвусмысленный намёк на то, каким видят жители Абхазии своё будущее. Кстати, о символике абхазского флага. Сочетание белых и зелёных полос символизирует веротерпимость: белый цвет – православие, зелёный – мусульманство. И хотя в плане соотношения православных и мусульман, в плане исторической значимости памятников культуры, да и в историческом плане Абхазия является в большей степени православной, но на флаге изображены полосы одинаковой ширины. Ладонь символизирует доброжелательность и открытость абхазского населения. Семь звёзд символизируют семь исторических провинций, на которые приходится территория современной Абхазии. К современным административным районам эти исторические названия отношения не имеют.

Тем временем из-за облаков стало проглядывать Солнце, отчего сразу же потеплело.

Едва автодорога выходит из города и входит в село Псахара, как сразу становится заметно уже. Край асфальта теперь имеет ширину не 1 – 2 м, а всего полметра. Это, конечно, не столь удобно для велосипеда. Длится участок километра два, затем края становятся немного шире.

В селе Псахара приостановились у заброшенной бензаправки. Отсюда открывается замечательный вид на Новую Гагру и на южный склон Мамдзышхи. Миша подкармливает местного пса: думали, он ничей. Ан подошёл местный мальчуган, пёс, оказывается, его. Он нас сфотографировал на мой фотоаппарат; кадр удачно скомпонован.

Несколько далее в виде спуска в правую сторону отходит дорога на Пицунду. Она менее оживлённая, но внимание терять не следует. Местами на поворотах продолжение дороги плохо просматривается. Имеется участок с односторонним движением. Асфальт повсюду хороший. По дороге в Пицунду встретили четверых велотуристов, на ходу поприветствовали друг друга.

Аккуратно выглядит село Алахадзы, по левую сторону вдоль дороги имеется несколько скамеечек, а за ними забор, огораживающий чайную плантацию.

Почти на всём протяжении дороги по левую сторону хорошо видно в отдалении Бзыбское ущелье и горы с заснеженными вершинами. Особенно красиво смотрятся они от озера Инкит. Помимо того, с дороги можно увидеть саму Бзыбь, но в самом нижнем течении. Здесь она течёт, перемежая неширокие рукава с галечными пляжами. В горах она, надо думать, вовсе не такая.

Вблизи дороги трудно не заметить высокое здание пансионата «Самшитовая Роща». Помимо него, о развитии туристической инфраструктуры свидетельствуют вывески, расположенные неподалёку: «конные прогулки», «музей дикой природы». И то, и другое расположено чуть в стороне от автодороги, но наш путь лежит непосредственно в Пицунду.

Топоним «Пицунда» происходит от греческого слова «pitius», что в переводе означает «сосна». На въезде в Пицунду поворачиваем влево. И сразу же по левую сторону от дороги можно наблюдать каменную стену древнего Питиунта. Её возвели греки ещё во II в. до нашей эры. Стена крепости тянется вдоль дороги на несколько сотен метров, но она невысокая – метра три. Вероятно, по прошествии веков осела в землю. Питиунт был весьма большим античным городом. Пощадка городища в настоящее время непрезентабельна. Впрочем, за крепостной стеной она не видна.

Пицундский собор X в. пока осмотрели только со стороны. Дело уже к вечеру, а Миша в Пицунде проколол колесо. Необходимо искать место для ночлега. Долго мы пытались отыскать пустующую комнату в частном секторе. Но безуспешно. Во-первых, не сезон, и комнаты не подготовлены для приёма гостей, в большинстве случаев не отапливаются. Во-вторых, не очень то хотят пускать нас на одну ночь. Вероятно, на пять ночей было бы проще найти место. И хотя местные с пониманием отнеслись к нашему поиску комнаты, и пытались помочь нам в поиске, всё же нам пришлось отправиться восвояси.

Я предлагал направиться к морю, и разбить палатку вблизи берега. Миша возражал: на берегу дует холодный ветер, и лучше остановиться в лесу.  Направились таки к ближайшему лесу, хотя мне эта идея была не по душе. Всё-таки насколько помню карту, непосредственно вблизи Пицунды крупных лесов нет. Как раз с наступлением ночи входим в лес. Идём по тропинке. По ходу движения стараюсь вспомнить карту детальнее и соотнести её с местностью. «И вовсе это не лес», - произношу вслух, - «а роща пицундской сосны. Нам за неё голову оторвут». Но деваться уже некуда. Придётся ставить палатку здесь. Удалились от жилых домов на несколько сотен метров, чтобы огни их видны не были, и поставили палатку.

Эвкалипты, плодоносящие мандарины, заснеженная Мамзышха.

Новая Гагра. Вид из Псахары.

Река Бзыбь  в нижнем течении.

Вид в сторону Бзыбского ущелья с автодороги на Пицунду.

Санаторий «Самшитовая Роща».

Озеро Инкит. Вдали – Бзыбское ущелье.

 

Стенам древнего Питиунта более 2 тысяч лет.

Роща Пицундской сосны в лунную ночь и в пасмурный день.

 

Иглица колхидская: с цветками, с плодами.

Январское Чёрное море вблизи Пицундской рощи.

Сосны на морском берегу.

Керамика VII в. в музее древнего Питиунта.

Предметы труда и быта

II-VI вв.

Мозаика «Тритон».

Пивс для хранения зерна и вина X в.

 

Затем Миша изъявил желание направиться в Пицунду за вином. Мне эта идея тоже не понравилась, но отговорить его я не смог. Миша направился по темноте в Пицунду, я остался возле палатки… Пока он ходит за вином, занимаюсь фотосъёмкой ночного леса, подсвеченного полной луной, потом забираюсь в палатку и занимаю себя ведением дневника.

Возвращаясь назад по тропинке, Миша без труда поравнялся с палаткой, но едва не прошёл мимо: палатка стояла чуть в стороне от тропы. Я заслышал шорох его куртки, выглянул из палатки и посветил фонарём.

По словам Миши, местные в Пицунде ночью носится на машинах «на полной скорости», поэтому лучше ходить по тротуарам. Ещё говорит, парочка отдыхающих, издалека увидев его на тёмной улице, поспешила скрыться. Вероятно, туристы-«матрасники».

 

4.01.

Подъём поздний. Теперь можно посмотреть, как выглядит роща пицундской сосны в дневном свете. Вовсе не так, как я её себе представлял. Это отнюдь не раскидистые деревья на песчаной почве. На самом деле деревья очень высокие, кроны имеются лишь вверху, а все стволы густо увиты плющом. Лианы плюща повсюду подрублены при основаниях стволов, но всё равно имеют зелёные листья. Стало быть, этих мер недостаточно. В нижних ярусах лесного сообщества растёт много ежевики, ещё какой-то колючей листопадной лианы, а также иглица. Причём на иглице можно обнаружить и синие мелкие цветки, и зрелые оранжевые ягоды, и незрелые зелёные. Иглица – редкое растение. Примечательно тем, что её «листья» - это вовсе не листья, а видоизменённые побеги. Никогда у растений цветки и плоды из листьев не растут.

Что касается пицундской сосны, она, как и иглица – эндемик Кавказа. Произрастает лишь на Черноморском побережье от Анапы до Пицунды. А Пицундская роща – едва не единственное на Земле место, где эта сосна сохранилась в естественном виде в таком количестве – 27 тыс. деревьев. Площадь заповедной рощи – 200 га. Бóльшую территорию занимают насаждения пицундской сосны лишь в окрестностях Архипо-Осиповки (1000 га), но там она сохранилась на горных склонах и скалах. А в Пицунде сосна произрастает на равнине, и это – исключительное явление. Роща на Пицундском мысу сохранилась лишь потому, что издревле считалась священной, и её не рубили. Роща носит реликтовый характер. Самосева сосны почти нет, хотя одно небольшое растеньице мы видели поблизости от палатки.

Миша меняет камеру на велосипеде, затем сворачиваем палатки, собираем вещи. Раз уж так получилось, что мы остановились в заповеднике, мы в особенности постарались не замусорить после себя место. Не оставили после себя в лесу ни кусочка изоленты, ни консервной банки, ни куска верёвки, ни баклажки. Кстати, костёр не разводили. Воспользовались портативной газовой горелкой.

Пока мы собираем вещи, в лесу появляются коровы. Их немного – всего пять. Как будто дикие животные.

Пока Миша пакует велорюкзак, я прогулялся по тропинке до морского побережья. До него примерно столько же, сколько до жилых домов. Параллельно морскому побережью идёт асфальтовая дорожка, полсотней метров ближе к морю – край рощи. Песчано-галечный пляж пустынен на всём обозримом пространстве, только в одном месте неподалёку расположилась парочка отдыхающих. Море на ощупь холодное. Пожалуй, оно холоднее, чем Белое море в Шуерецкой губе в июле-месяце. Но если сравнивать  январское Чёрное море с июльским Белым морем на Поньгоме, то это ещё вопрос, где вода холоднее. Наверное, всё-таки на Поньгоме. Согласно Интернету, вода в Чёрном море у побережья Абхазии во время нашей поездки составляла порядка +8°С. Во всяком случае, желания искупаться у меня не возникло.

Выходим в Пицунду. В Пицунде остановились возле одной из гостиниц. Оставили здесь велосипеды под присмотром, а сами для начала направились в столовую. Поели: котлеты с острой приправой и картофелем, чахохбили. Чахохбили – это курица не то поджаренная, не то тушёная в жидком картофельном пюре, обильно сдобренном пряной подливкой. Нас ещё угостили очень вкусным лёгким виноградным вином. Что касается острых приправ, то они в Абхазии имеют остроту в большей степени за счёт чеснока, а не перца. Это понятно, если вспомнить, что чеснок здесь выращивали издревле, а перец – заморская культура, завезённая сравнительно недавно.

Отмечу, что переговорный пункт в Пицунде расположен метрах в двухстах от Пицундского храма. Особо отмечаю это обстоятельство в связи с тем, что из Абхазии в Россию прозвониться весьма затруднительно и не отовсюду возможно. Мы же пока надеемся на мобильную связь и потому игнорируем переговорный пункт. Направляемся к Пицундскому собору. Проходим через ворота каменной стены на территорию, в пределах которой расположен Пицундский собор, музей древнего Питиунта, две часовни, остатки нескольких древних колонн.

Первым делом осмотрели музей. Вероятно, здесь выставлены далеко не все находки, а наиболее ценные экземпляры хранятся в других местах. Либо же городище ещё недостаточно исследовано археологами. Большинство находок датируются IIVIII вв. н. э. Представлены старинная икона, предметы быта, глиняные светильники, остатки боевого оружия, глиняные сосуды средней сохранности и прочая керамика. Одна витрина посвящена находкам доисторического времени, где можно увидеть рыболовные грузила, каменные и костяные орудия. Экспонируются в небольшом количестве находки X в. Большой глиняный пивс X в., предназначенный для хранения зерна и вина, имеет метр в высоту. Экспонируются фрагменты мозаики того же времени, которой когда-то раньше был выложен пол Пицундского собора. Представлено три сравнительно больших фрагмента (в частности, «Тритон», «Охота слонов на льва») и несколько небольших фрагментов.

Внешне Пицундский собор выглядит несколько необычно по сравнению с другими древними храмами Гагрского района. Те построены из местного тёмно-серого камня. Пицундский же собор построен из красного кирпича и светло-серого камня, отчего его облик воспринимается более празднично. Своды храма сохранились целыми, лишь металлическая кровля и водосточные трубы относятся к современности.

 

Пицундский собор Андрея Первозванного и интерьер собора.

Орган.

Руины христианскогой часовни, IV в.

Действующая часовня, XIX в.

 

Со стороны Пицундский собор не кажется высоким, но, войдя вовнутрь, понимаешь, что он высок. Поверхность пола в соборе настоящее время представлена отполированным серым камнем. Стены внутри собора предусмотрительно оштукатурены не везде, поэтому во многих местах можно видеть древнюю кирпичную кладку. Красные кирпичи имеют уплощённую форму, заметно отличаются от современных кирпичей. Фрески в соборе хорошо сохранились только под купольной частью, часть фресок относится к XV в. В соборе стоит орган, что вообще-то необычно для православных храмов, но, очевидно, вполне сочетаемо. Орган этот сравнительно недавно создан известной Потсдамской фирмой «Александр Шуке». Регулярно в Пицундском соборе происходят концерты органной музыки. Видимо, по этой причине в помещении собора установлены сиденья.

По деревянной лестнице можно подняться на второй ярус собора. Пространство его выглядит сходным образом, но помещения меньше, своды ниже, а освещение слабее.

Непосредственно возле храма расположено две часовни. Одна из них в настоящее время представляет собой руины, сложенные из тёмно-серого камня. Эта часовня датируется IV веком, и является, таким образом, древнейшей христианской постройкой Абхазии, дошедшей до наших дней. Получается, она была возведена, едва только христианство стало официальной религией Римской империи.

Другая часовня датируется XIX веком, она действующая.

В этот день на маршрут мы выехали только в 15 ч. дня, даже чуть позже. Времени до вечера очень мало, и на фотосъёмку я его не трачу. Вдалеке над горами, похоже, идёт дождь. И согласно прогнозам, два следующих дня должны быть пасмурными и дождливыми.

Мы полагали, что сможем прозвониться в Орёл с моста над железной дорогой. Но не получилось. Связи нет. Точнее говоря, она здесь, возможно, есть, но только местная, и нужен соответствующий роуминг. В Абхазии действует связь «Аквафон» на пространстве от Адлера до Гальского района.

К сумеркам успели добраться только до села Бзыбь. На подъезде к селу по обе стороны автодороги симметрично стоит по железобетонному остову от бензаправочных станций. Полностью разгромлены, видны следы пожара. Линия фронта проходила совсем недалеко – в километре или в двух от этого места. И, стало быть, где-то здесь проходила линия обороны абхазской стороны.

Мы попробовали проехать влево от дороги, намереваясь подобрать место для ночёвки. По пути нас окликнул местный житель. Я подумал – русский, может быть, у него остановимся. Однако же я только с третьего раза понял, о чём он говорит. Мол, далеко ли едете – в той стороне тупик, дороги нет. Сильно выражен абхазский акцент. Насколько я заметил, абхазские черты лица хорошо заметны у молодёжи, а когда человек седеет, то отличить абхаза от русского по внешности уже труднее. Но и те, и другие в Абхазии на редкость приветливы и доброжелательны. Причём, искренне. В этом плане с жителями Абхазии можно сопоставить разве что курян, да жителей некоторых мест Брянской области. Может, и ещё каких-то мест, где мне не приходилось бывать. Во всяком случае, это хорошо, что я встречаю Новый год именно здесь.

Остановиться у этого местного жителя на ночь нам не удалось. Причина всё та же: нет подготовленных помещений. Он нам посоветовал проехать чуть дальше, где, скорее всего, удастся найти место, и ещё посоветовал не останавливаться в первом попавшемся месте – люди разные бывают (каких людей следует опасаться, нам стало понятно в Гагре на обратном пути).

Добираемся до центральной части села Бзыбь. Село само по себе очень большое, а посреди него высится с десяток многоэтажных зданий. Стоят дома в 5, 9, 16 этажей. Квартиры с тарелками-антеннами чередуются с квартирами с пустующими окнами. Особенно много квартир пустует в верхних этажах зданий.

Вообще то в Бзыби даже летом туристы не останавливаются: село расположено далеко от морского берега. Тем более, трудно было рассчитывать на пустующую комнату зимой. Однако же повезло: Миша договорился с местными абхазами, и они поселили нас в пустующем доме. Плату с нас брать не стали потому, как стёкла в доме были не все, а двери не запирались. Всё же это частная территория, поэтому можно было особо не опасаться, что ночью к нам кто-нибудь пожалует. Чтобы как-то отблагодарить хозяев, мы прошли до ближайшего магазинчика и закупили продуктов. Потом прошлись до следующего магазинчика – до него метров 300, он расположен по другую сторону дороги. Ночь. Вообще, здесь на удивление спокойно, ездят автомобили, работают магазинчики. Складывается впечатление, что ночью в Гагринском районе Абхазии спокойнее, чем в Орле. Ни групповых воплей дегенератов под окнами в 4 утра, ни орущей всю ночь сигнализации (в Орле во многих кварталах и то и другое происходило с апреля 2004 по осень 2006 с краткими перерывами почти еженощно – не считая «блеянья» мобильных телефонов, загаженных подъездов, лифтов, прилегающей территории, оскорбительных реплик и жестов алкашей, шпаны, окрестных "япперов", перхунов и прочей нечисти). И только петарды время от времени слышны в ночной Бзыби, да и то интенсивность их многократно ниже, чем в ночном Орле. Во всяком случае, спать не мешают.

Кстати, народ в Абхазии не только доброжелательный, но и искренний. Радушное "здравствуйте!" житель Абхазии произносит от души. А не по принуждению и не формальности ради.

Дом двухэтажный, с балконом-верандой. В плане квадратный. На первом этаже – 4 комнаты, сообщаются между собой таким образом, что из любой из них можно пройти в две смежные. В той комнате, где мы расположились, помимо прочего стоят бамбуковые стеллажи с художественной литературой. Похоже, дом со временем будет восстановлен. Кстати, замечательное апельсиновое деревце растёт возле дома. Всё «усыпано» апельсинами. Кстати, других апельсиновых деревьев мы в Абхазии не замечали: возможно, потому, что апельсины созревают раньше, и уже собраны. А вот для мандаринов – самый сезон, и висящие на деревьях мандарины можно видеть повсеместно.

Перед сном попробовали «чачу», которую Миша раздобыл ещё где-то в Пицунде. Откровенно говоря, эта «чача» сильно похожа на орловскую самогонку, пусть и неплохого качества. Всё-таки специфический запах ощущается заметно, и пряные травы его не перебивают. Поскольку я в принципе не люблю «сэм» ни на вкус, ни на запах, то соответственно ничего хорошего про «чачу» сказать не могу. Ну, ладно, хорошо, можно сказать, что она напоминает дешёвые виски, суть дела это никак не меняет.

 

5.01.2007.

Просыпаемся и не спеша собираемся. Завтракаем. Между прочим, в Абхазии продаётся необычной формы белый хлеб. Он большой квадратный мягкий и очень вкусный. Слово «большой» мало о чём  говорит – он весьма большой. И ломоть, отрезаемый от хлеба, тоже получается очень большим. Едим его, обильно намазывая маслом и сгущённым молоком.

Выходим на маршрут. Едем через село Бзыбь. По левую сторону – мемориал посвящённый сразу и Великой Отечественной войне 1941-45 гг., и войне 1992-93 гг., чаще именуемой у нас как грузино-абхазский конфликт.

Далее приостановились у магазинчика напротив поворота на Рицинскую трассу. Здесь помимо прочего продаются поделки из дерева, в т.ч. длинные корзины загадочного назначения. Возможно, они предназначены для сбора винограда.

Рицинская трасса поуже. Далее близ дороги можно видеть указатель «Дегустация вин». Но времени у нас маловато, на маршрут мы только что вышли, а ехать нам ещё прилично. Увы, не в этот раз.

Добрались до села Аквара. Оно, по сути, является частью села Бзыбь. Это и есть наиболее удалённая точка маршрута, которую мы можем себе позволить при текущих обстоятельствах.

Аквара примечательна сразу в нескольких аспектах. Во-первых, именно здесь Рицинская трасса входит в Бзыбское ущелье. До озера Рица – 40 км. Очень хочется туда проехать, но времени не имеется. Делаю несколько кадров с разных точек, главным образом с автомобильного моста через Бзыбь. Вдали видны две заснеженные вершины – вероятно, г. Шабашха (1970 м) и г. Хырка (2432 м). Очень красиво. А здесь  неподалёку в скалах находится пещера.

Во-вторых, вблизи моста имеется несколько торговых точек и музей резьбы по дереву местного умельца В.П. Скрыля.

Поблизости от моста растёт дерево дикого инжира, по-видимому, несъедобного.

В-третьих, трудно не заметить вблизи дороги две недостроенные каменные опоры железнодорожного моста. Вроде как строили его пленные немцы во время Первой мировой войны, но в конечном итоге решено было проложить железную дорогу в другом месте, и строительство моста прекратили.

Точно над этим местом на обрывистой горе расположены остатки Бзыбской крепости. От неё осталось всего лишь несколько разрозненных фрагментов стен, причём, небольших. Крепость датируется X веком. С её площадки как на ладони видно село Бзыбь и его окрестности. Крепость Калдахвара, а точнее – её руины – расположена на противоположном берегу Бзыби. Её местонахождение угадывается, но не более того.

Гораздо лучше сохранился Бзыбский храм X в., расположенный возле Бзыбской крепости, но чуть выше по склону. Он также известен как храм Богородицы на Бзыбе. Сохранились стены храма, но они разбиты глубокими трещинами, так что реставраторам тут будет, над чем поломать голову.

 

И это вовсе не целый хлеб, а только ломоть хлеба.

Аналогично

(авт. М.Л.Шиков).

Село Бзыбь: апельсиновое деревце.

Бзыбь: военный мемориал.

Местный колорит.

Село Аквара, Бзыбское ущелье и река Бзыбь.

Акация и инжир.

Бзыбский храм Богородицы а также небольшие фрагменты стен Бзыбской крепости, X в.

Недостроенные опоры ж-д. моста у Бзыбской крепости.

 

 

 

 

< Вид с площадки Бзыбской крепости в сторону села Калдахвара. Наверху скрыты растительностью руины крепости Калдахвара.

Аккумулятор в фотоаппарате почти разряжен. В любой момент возможность фотосъёмки будет исчерпана. Тогда придётся снимать на фотоплёнку видавшей виды «Сменой». Не очень то хочется редактировать затем изображения через «Photoshop». В телефоне заряда до конца дня хватит, но не более того. А прозвониться сегодня до вечера в Орёл надо обязательно. Увы, придётся оставить идею добраться до озера Рица, а вместо этого развернуться на Гагру.

 

ОТ БЗЫБИ ДО ИНГУРИ – 1987.

Чем хорош велотуризм в отличие, скажем, от автобусных экскурсий, так это тем, что предоставляет намного больше самых разнообразных впечатлений – как на единицу времени, так и на единицу пути. Вот скажем, участок от Псоу (тогда – Леселидзе) до реки Бзыбь мы с моим дедушкой проезжали в экскурсионных автобусах в общей сложности 4 раза – 2 туда, 2 назад. А воспоминаний об этом участке у меня почти нет. Смутно припоминается Жоэкварское ущелье, да и то лишь потому, что автобус делал в том месте остановку, да ещё участок дороги в старой Гагре. На участке до Нового Афона экскурсоводы рассказывали о каком-то кипарисе, постриженном в форме медвежонка, и о какой-то древней крепости. Во всяком случае, не видел ни того, ни другого. Ну, ещё бы! Я сижу у одного окна, а крепость находится по другую сторону автобуса, и попробуй разгляди её в то время, пока автобус движется!

Новый Афон – это, конечно, очень интересное место. Мы его осмотрели далеко не весь. Скажем, на Анакопийскую гору не поднимались, и Приморского парка не видели, равно как и пещеру Симона Кананита. Вот искусственный 10-ти метровый водопад на реке Псырцха нам показали. Провели по тропе грешников. Тропа эта представляет собой булыжную пешеходную дорожку. А названа так потому, что кающийся грешник должен был на коленях пройти всю эту тропу, каяться, и нести с собой булыжник, а наверху склона этот самый булыжник он должен был аккуратно замостить в землю. Новоафонский Симоно-Кананитский монастырь нам тоже показали. Но тогда он выглядел так же, как почти все уцелевшие храмы Советского Союза. Храмы были закрыты, внутрь мы не заходили. Конечно, тот облик, который сохранился в памяти, резко контрастирует с тем, что можно теперь наблюдать на современных фотографиях с видами Нового Афона.

Вот Новоафонская пещера предстала перед нами во всём своём великолепии. Самая большая по объёму естественная пещера на планете занимает объём свыше 1 млн. м3, что превышает объём всех известных пещер Крыма вместе взятых. Пещера состоит из горизонтальной и спиралевидной частей. Экскурсантов проводят по пяти залам и участку, именуемому «Каньоном» - участок является руслом подземной реки, которая текла здесь миллион лет тому назад. На самом деле залов в пещере насчитывается большее число, но некоторые без спецснаряжения недосягаемы, и экскурсантам их не видать как своих ушей. Пешеходная дорожка тянется под землёй на полтора километра. Протяжённость всех известных ходов пещеры – вдвое больше. Огромный объём пещера имеет не за счёт длины ходов, а за счёт размера подземных залов. Один из них является крупнейшим на планете. Множество сталактитов, сталагмитов, колонн. В последнем зале над дорожкой свисает сталактитовый «водопад». Залы подсвечены, в одном из них включают классическую музыку. А в первом зале имеются два небольших подземных озера, в которых по утверждениям экскурсовода водится всякая пещерная живность. Под землю экскурсантов доставляет по узкоколейке небольшой поезд, и вывозит он же, но уже с другой подземной станции. Тогда – в конце 1980-х гг. Новоафонская пещера занимала третье место в мире по посещаемости, да и сейчас количество посетителей превышает уровень, необходимый для поддержания естественного температурного режима.

Где-то в Новом Афоне мы обедали в кафе. Сардельки как сардельки. Более интересным блюдом является хачапури – если только это действительно оно. Представляет собой что-то вроде большой мягкой горячей булочки с глубокой ямкой в центре, заполненной горячим маслом. Можно есть, отламывая небольшими кусочками и макая их в масло.

В Сухуми, помнится, автобус останавливался на улице с большими платанами. Ещё нас подвозили к какому-то оригинальному зданию белого цвета. Смутно припоминается вид с моста на реку Басла. Сухумский обезьяний питомник оставил в памяти несколько картинок, но никакой содержательной информации. Кстати, насколько мне известно, действует он и поныне. Часть обезьян во время грузино-абхазского конфликта была эвакуирована в Сочи, остальные погибли. Сразу по окончанию военных действий Сухумский обезьяний питомник возобновил работу, к настоящему времени численность обезьян восстановлена. Между прочим, в 1970-х гг. в лесах Сухумского района был проведён эксперимент по акклиматизации обезьян. Обезьяны обитают там и поныне. Говорят, они весьма бесцеремонного ведут себя по отношению к туристам, порой даже агрессивно. Ну, и вещички какие-нибудь оставленные без присмотра могут с собой прихватить.

Больше впечатлений оставило посещение Сухумского ботанического сада. Одно только ядовитое дерево, обнесённое со всех сторон сеткой, уже остаётся в памяти – тем более, экскурсовод цитирует «Анчар» А.С. Пушкина. Водоёмы с лотосами, пальмы разных видов, настоящий куст мимозы. Не так называемой «мимозы», жёлтые соцветия которой всюду продаются по весне (она – не мимоза, а один из видов акаций). А самой что ни на есть настоящей мимозы (Mimosa pudica). Того растения, что при прикосновении складывает свои листочки. Этот несчастный куст в ботаническом саду день-деньской находится в состоянии стресса: его трогают руками едва ли не все посетители. У мимозы, кстати, есть интересная особенность. У многих растений в тканях происходит распространение электромагнитных колебаний, по природе эти колебания сходны с распространением нервного импульса в нервной ткани. Но у животных скорость нервного импульса составляет десятки метров в секунду. У мимозы и у некоторых насекомоядных растений скорость распространения импульса по ситовидным трубкам составляет несколько сантиметров в секунду. А у прочих растений импульс проходит за секунду лишь несколько миллиметров.

 

Сухумский ботанический сад: лотосы, пальмы; 07.1987 (авт. А.С. Чекушкин).

 

О пространствах восточнее Сухума опять-таки воспоминания смутные. Множество эвкалиптов вдоль дороги. Местные жители в несколько непривычном для русского человека облачении. После города Очамчира горы отступают в сторону, и высятся в отдалении. Дорога идёт по низменности. В сущности, до города Гали (теперь – Гал) этим впечатления и исчерпываются.

В Гали нас разместили в местной гостинице. Пожилая вахтёрша-грузинка долго и с недоверием смотрела документы прежде, чем выдать ключ от номера. Гостиница ничего особенного собой не представляет, убранство по минимуму. Но душ с горячей водой в номере всё-таки имеется. С балкона виден этот маленький городок. Точно под балконом стоит большая ёмкость, не то с мазутом, не то ещё с чем-то таким. Вокруг неё крутятся две собаки… Мы ещё, помнится, чем-то их подкармливали.

Наутро совершили небольшую прогулку по ближайшим окрестностям гостиницы, зашли на местный рынок. Затем экскурсионным автобусом продолжили движение. Пересекли по мосту реку Ингури (в абхазском варианте – Ингур), и оказались в собственно Грузии. Ингур(и) на значительном участке представляет собой юго-восточную границу Абхазии. Миновали объездной дорогой город Зугдиди, его панельные здания хорошо видны в отдалении. А вот посёлок Джвари с дороги не просматривается. Далее дорога местами идёт по краю многометрового обрыва. В конце концов, автобус остановился у смотровой площадки, с которой открывался тогда замечательный вид на горное ущелье реки Ингури, водохранилище и высокую плотину. Из нижней части плотины в ущелье низвергались мощные потоки воды. Ингури ГЭС – это каскад из нескольких электростанций – из 4-х, кажется. Нам показали две. По словам экскурсовода на Ингури намечено было возвести ещё две электростанции, после чего Ингури ГЭС должна была войти в число самых мощных гидроэлектростанций Советского Союза.

Отсюда совсем недалеко от горной Сванетии – земли, населённой сванами. Сваны – это этническая группа грузин. Если верить на слово тем, кто побывал когда-то в Сванетии, сваны – в большинстве рыжеволосые люди, гостеприимные, общительные. Но очень свободолюбивые – до такой степени, что не признают над собой никакой другой власти, кроме как старейшин. Живут они по своим местным неписаным законам, и даже во времена СССР не очень то подчинялись центру. Даже во времена СССР здесь имели место случаи, связанные с захватом пленников и содержанием их в ямах.

Короче, и прежние времена территория на границе Абхазии и Грузии была неспокойной. Помнится, в Гали нас предупреждали, чтобы мы не выходили в город ночью.

 

ОТ БЗЫБСКОГО УЩЕЛЬЯ ДО АДЛЕРА (2007).

Возвращаемся с Мишей через Бзыбь в Гагру. Погода не соответствует прогнозам. Синоптики обещали пасмурную погоду и дождь, ан из-за облаков иногда проглядывает Солнце, а дождя нет. Впрочем, у склонов гор висят тёмные облака, закрывающие вершины, и наверняка в горах дождь идёт. Косвенно на это же указывают небольшие лужи и ручейки воды на правом крае автодороги в Гаграх и далее. Она, я думаю, притекла сюда с гор.

В Гаграх вдоль автодороги растут пальмы. Я думал, финиковые. Попробовал плод – нет, не финики. К тому же эти плоды, оказывается, несъедобны.

В Новой Гагре подъехали к зданию железнодорожного вокзала. Оно большое, красивое, с колоннадами, но разгромленное и большей частью пустующее. На стенах видны следы от пуль и от пожара. Напротив здания вокзала стоит раскуроченный пассажирский состав.

Переписали расписание поездов по станции Гагра и двинулись далее.

Люди по ходу движения встречаются приветливые и доброжелательные.

Единственный неприятный момент за всё время нашего пребывания в Абхазии произошёл у супермаркета «Континент». Какой-то местный стал навязчиво предлагать нам переночевать у него. Когда же мы вежливо отказались, стал «докапываться»: «Вы что, блатные? Вы что, боитесь у меня остановиться? А что у тебя в карманах? Угости сигаретой…» Ну, и т.п. «Ладно, произнёс мне Миша, поехали, нам ещё в сторону поста милиции надобно…» Что-то при слове «милиция» у нашего случайного знакомого физиономия кисло изменилась. Разумеется, мы от него уехали. К слову сказать, подобные типы встречаются и в Орле, и тоже «пасутся» в бойких местах. Так что никакого местного колорита в этом происшествии нет.

По пути от Бзыби к Гагре: над горами идёт дождь.

Ж-д. вокзал в Гагре.

Гагра: супермаркет «Континент».

Гагра: Колоннада Приморского парка.

Укреплённый откос автодороги.

Вечер на въезде в Цандрипш.

 

В Гагре мы около часа потеряли, пытаясь разными способами прозвониться в Орёл. Безрезультатно. Не получилось и через переговорный пункт. Сколько раз я не заказывал разговор на различные орловские номера – как домашние, так и мобильные – все они почему-то оказывались либо заняты, либо недоступны.

И пришлось нам сделать форс-мажорный «марш-бросок» до Цандрипша. От здания переговорного пункта отъехали что-то около 1540. По пути заснял Колоннаду Приморского парка.

Подъёмчики ощутимые и продолжительные, но не особо крутые. На поворотах обзор бывает ограничен, особенно у села Чагрипш. Наличие камней на краю проезжей части необходимо иметь в виду, особенно когда смотришь в зеркало заднего вида. Известной аккуратности требуют торчащие из асфальта концы арматуры на ремонтируемых мостах. А ещё надобно замечать колючие плети ежевики, местами свисающие на уровне лица с каменных стенок. Шли мы резво, мне это даже понравилось. В 1643 остановились передохнуть, как оказалось, уже перед Цандрипшем. Здесь на горке за соснами можно разглядеть каменную кладку. Я думал, какая-то фортификация. Однако, как потом выяснилось, это укрепление откоса другой автодороги.

Едва въезжаем в Цандрипш, как появляется доступ к сочинской мобильной связи. Сразу же удалось прозвониться в Орёл. Как раз со времени последнего звонка прошло 3-е суток, может без нескольких минут. Ровно с такой регулярностью, и не меньше, мы обязывались звонить в Орёл, отправляясь в Абхазию.

Заглянули в магазинчик, закупили сырки, яйца, котлеты, сметану, кетчуп, вареники.

На ночь остановились у Владимира, как раз добрались до его дома к сумеркам.

На ужин Миша готовит: измельченные котлеты, залитые яйцами и кетчупом. Очень вкусно и сытно.

 

6.01.2007.

В сущности – неходовой день, потому как поезд отходит только назавтра вечером, а до Адлера недалеко. Можно сделать небольшой прогулочный выезд по ущелью Хашупсы.

Местный житель, узнав, что мы отправляемся вверх по ущелью, поинтересовался, есть ли у нас ружья. Мол, в горах медведи водятся. «Мы его в рукопашку», - отшучивается Миша. Ну, медведи – они и в нашей средней полосе водятся, что ж с того?

Возле моста старой дороги через Хашупсу растёт немного бамбука. Между прочим, бамбук в Абхазии нередко используется для сооружения заборов и изгородей. От моста непосредственно вдоль левого берега Хашупсы от старой дороги необходимо подняться на новую дорогу. Этот проулок малозаметен и представляет собой крутой подъём. Сама дорога на Ачмарду тоже начинается неприметным поворотом, более похожим на въезд в частные владения. Лишь дорожный указатель, стоящий близ дороги, однозначно указывает направление.

 

Ущелье реки Хашупса в пасмурную погоду.

Крепость Хашупса располагалась на обрывистой горе. При помощи зума можно различить очертания стен.

 

Новая дорога у перекрёстка и сама идёт крутым спуском, так что это не самое удобное место для манёвров на каком-либо транспорте.

Дорога на Ачмарду – узкая, качество покрытия соответствует нашим дорогам местного значения. С левой стороны от дороги находится обрыв, с правой дорога на значительном участке прижимается к скалам. Обзор на поворотах ограничен. Имеются в меру крутые подъёмы.

На въезде в село Хашупса слева от дороги стоит столик и две скамеечки. Столик представляет собой тяжёлую железобетонную плиту, установленную на двух опорах. Два больших тополя украшают место. Ниже по склону находятся два источника, вытекающие из металлических труб. До одного из них спуститься по тропинке легко. До другого добраться труднее: мешает колючая ежевика и крутой склон со слабо держащимися камнями – перемещаться по нему приходится едва не ползком. К этому источнику ведёт тропинка от частных владений. Напротив столика высится противоположный склон ущелья с отвесными скалами. Внизу – Хашупса, текущая посреди гальки.

Проехали через всю деревню Хашупса. В ущелье чуть-чуть накрапывает дождь. Низкие облака задевают вершины гор. Добрались до подножья горы, на которой располагаются развалины крепости Хашупса. На тот момент мы располагали неточной информацией относительно крепости: вроде как крепость турецкая, и от неё почти ничего не осталось. Да и погода такова, что красивых видов с её стен посмотреть не удастся. Прямо на гору дороги нет – там отвесные многометровые обрывы. Короче, наверх мы забираться не стали. Может быть, зря: по другой информации там сохранились 3 башни и стена – высотой 10 м, толщиной 2 метра. Развернулись мы на 180° и вернулись в Цандрипш. На побережье (вне горного ущелья) дождя нет вовсе.

Вечером посидели немного на берегу моря. Подумывал я в него окунуться, да что-то так и не надумал. Ограничился тем, что прошёлся пешком по гальке в полосе прибоя, закатав джинсы по колено. Душевая комната у Владимира в январе конечно комфортнее.

На ужин – блюдо, аналогичное вчерашнему, только вместо котлет в ход идёт тушёнка, и, кроме того, всё это заправляется сыром сулугун. Этот сыр мы брали ещё в Бзыби. Сказать, что он солёный – это ничего не сказать. «Живая соль». Много сыра за один раз не съешь. Неудивительно, что жаркое из тушёнки мы сильно пересолили. Кстати, о сыре. В Абхазии он стоит недорого. Килограмм плетёного копчёного сыра (в Пицунде) стоит 120 рублей.

Ночью слышно, как за окнами накрапывает дождь.

 

7.01.2007.

Вещи в основном собраны ещё с вечера. Завтракаем и выезжаем – что-то около 10 утра. Поехали по старой дороге, а у моста через Хашупсу разминулись. Здесь на повороте потеряли друг друга из виду. Я остановился метрах в ста за мостом на старой дороге, а Миша зачем-то направился на новую. Не дождавшись его, и убедившись в его отсутствии на уже пройденном до моста участке, еду старой дорогой в сторону Псоу. Рано или поздно, но туда он выедет. Дорога на всём протяжении идёт среди жилых домов. На деревьях иногда можно заметить плоды оливок, они горьковаты на вкус. По правую сторону расположено кафе традиционной кухни «Пацха». Затем дорога поворачивает вправо, минует рынок, проходит под железнодорожным мостом и выходит точно к таможне. Располагаюсь поблизости в ожидании Миши, а он оказывается уже здесь, и меня обыскался.

Ущелье Хашупсы.

 

Оливки и кипарисы в посёлке Гячрипш.

Долина Мзымты и река Мзымта в нижнем течении (Краснодарский край).

 

 

Проходим абхазскую таможню, затем российскую. На российской вещи просвечивают. Мишин велорюкзак мы сняли быстро. Сумки же у меня не съёмные, так что пришлось вышвырнуть из них объёмные пакеты на ленту-транспортёр, остальное содержимое таможенник осмотрел так. Потом, разумеется, пришлось всё это запаковывать.

Ощущаешь себя немного спокойнее: до Орла отсюда нет кордонов (но это, разумеется, если ехать через Воронеж).

Базарный день. Лавируем среди пешеходов, и, в конце концов, выходим к проезжей части. Движение автотранспорта на российской территории интенсивное. Разница настолько велика, что на протяжении нескольких минут нам приходится адаптироваться к этому обстоятельству.

До Мзымты имеется участок с односторонним движением. После Мзымты до перекрёстка с поворотом на Красную Поляну дорога узка, приходится ехать по грязной обочине.

Погода снова не соответствует прогнозу. Тепло, светит Солнце. Над горами стоят клубы облаков, такие же белые, как вершины гор. Дождя не будет.

На железнодорожном вокзале Адлера коротаем время. Между прочим, интересный здесь установлен аппарат по розливу напитков. Отправляешь в него монеты либо банкноты, и он выдаёт стаканчик горячего напитка на выбор. Дороговато, конечно: стаканчик чаю, кофе или горячего шоколада варьирует от 11 до 15 рублей в зависимости от компонентов. Чем-то это напоминает советские аппараты по розливу газированной воды, хотя и выполнены несколько иначе. Вкус напитков достаточно хорош.

 

В ПОЕЗДЕ.

Поезд подают в половине седьмого вечера. Отходит он в 1932. Времени, чтобы загрузиться в вагон – предостаточно. Загрузились мы, разместили вещи. У нас две полки – верхняя и нижняя. Проходит несколько минут, и в вагон заходят ещё двое с велосипедами и располагаются точно на соседних полках. Дима и Аня – велотуристы из Подольска и Апатитов. Они общаются через сайт «velomania» со многими такими же увлечёнными путешественниками. Оказывается, в конце декабря на черноморское побережье Кавказа выехало около 30 велотуристов, которые небольшими группами путешествовали на пространстве между Новороссийском и Красной Поляной. Именно четверых из них мы видели по дороге в Пицунду – они посетили Абхазию одним днём. Кстати, насколько мне известно, в Абхазию ездили как-то туристы из Ростова-на-Дону – весь путь своим ходом.

 

8.01.2007.

Российская таможня имеет место в Успеновке, что ли. Фотографировать и снимать на видео в зоне таможенного досмотра нельзя, это понятно (кстати, ничего заслуживающего фотосъёмки здесь нет). Здесь вообще лучше не вынимать фотоаппарат из чехла, чтобы не рисковать быть высаженным из поезда. Тем более, не следует во время таможенного контроля показывать соседям фотоснимки на ЖК-мониторе. Пусть объектив и не выдвинут, но таможенникам недосуг разбираться на месте, какие функции аппаратуры приведены в действие. После российской таможни следует украинская. Транзитом через Украину можно провозить не более 2 литров вина, что вообще-то досадно.

Поезд идёт по Украине. Ни снежинки. Промозглая туманная погода, моросящий дождь, совершенно невыразительный ландшафт. Вспоминая о ростовской группе туристов, я делаю для себя вывод, что на пространство от Харькова и Богучара на севере и до Новороссийска и Горячего Ключа на юге меня в качестве велотуриста медовым пряником не заманишь. Да и на пространство от Орла до Харькова и Богучара это будет сделать затруднительно, хотя там имеются некоторые интересные места.

Большая часть дня проходит в разговорах.

 

9.01.2007.

Где-то около полуночи – ещё пару раз происходит таможенный контроль: в Харькове и в Белгороде. Таким образом, за 9 суток мы 12 раз прошли таможню.

После того как минуем Курск, за окном становится виден снег (его тут, как оказалось, только что напорошило). Снега немного. За окном появляются знакомые места – станция Свобода, Золотухино, Поныри, Глазуновка, Змиёвка, Становой Колодезь, Пилатовка.

В 347 поезд прибывает в Орёл. Стоянка – 12 минут, этого времени достаточно, чтобы выгрузиться. Собираем велосипеды, пакуем вещи – не то чтобы очень тщательно потому как ехать всего три километра, в основном под горку. Где-то в шестом часу утра приезжаю домой.         

 

К ГЛАВЕ «АБХАЗИЯ»:

1) Алымов Роман. Календарь войны 1992-1993 (с сайта abkhazia.narod.ru);

2) Анжела Кучуберия «МИД Абхазии: Теракты в Гальском районе осуществляют спецслужбы Грузии». На сайте «Кавказский узел» от 28.12.2006;

3) Атлас СССР. Главное управление геодезии и картографии при Совете Министров СССР, Москва, 1983;

4) Верещагин Сергей «Абхазия»

(на сайте ve.bpclub.ru/articles/item.php?country=Abkhazia#railroads)

5) Заводская Елена. Обручённые с Абхазией… (на сайте http://www.abhazia.org/mag/mag2004_39/mag2004_39_07.htm);

6) Выборы президента Абхазии: кандидаты, факторы, прогнозы (сообщение ИА REGNUM от 25 сентября 2004 на сайте http://www.materik.ru/print.php?section=analitics&bulsectionid=8059);

7) Иеромонах Дорофей (Дбар). Краткий очерк истории Абхазской Православной Церкви. Изд-во Абхазской Епархии «Стратофил» Новоафонское Духовное Училище, Новый Афон, 2006;

8) Иеромонах Дорофей (Дбар). История христианства в Абхазии в первом тысячелетии. Изд-во Абхазской Епархии «Стратофил» Новоафонское Духовное Училище, Новый Афон, 2005;

9)Катанов В. Живые письмена. Тула, Приокское книжное издательство, 1987, с.40.

10) Козаренко А.Е.. Абхазия сегодня. (с сайта www.snowcave.ru/library/opisan/abh-now.htm);

11) Новостные сообщения на сайтах

www.newizv.ru/news/?id_news=9714&date=2004-08-19, www.votpusk.ru («В Гаграх обстреляли российских туристов»), echo.msk.ru/news/351739.html («Войска Абхазии приведены в состояние повышенной боевой готовности»), www.inforos.ru/?id=163826 («Грузия на пороге очередного абхазского реванша?»);

12) Черноморское побережье Кавказа. Туристская схема. ГУГК СССР, Москва, 1972.

13) Черноморское побережье Кавказа. Туристская схема. ГУГК СССР, Москва, 1975.

14) www.abhazeti.ru/pages/83.html («По северо-западной Абхазии»)

15) www.apsny.ru (сайт Абхазии на русском языке);

16) http://ru.wikipedia.org/wiki (справочная информация о численности городов).

 

 На главную