На главную

II. ВЕЛОСИПЕДНЫЕ     

 ПОЕЗДКИ.

 

ОРЁЛ – СЕЛИГЕР

08.2002

Увлекаясь велосипедными поездками, я нередко выхожу на маршрут один. Конечно, большим недостатком путешествий, осуществляемых в одиночку, является невозможность поделиться впечатлениями непосредственно на маршруте, невозможность обсудить события вечером у костра. И потому после похода остаётся потребность  поведать о том, что происходило  на маршруте. И сейчас  постараюсь это сделать.

Велосипедную поездку на озеро Селигер я задумал более чем за год до её осуществления. Собственно, идея поездки заключалась в том, чтобы добраться на велосипеде от Орла до Селигера. Конечной точкой маршрута был выбран палаточный лагерь, ежегодно организуемый орловчанами на острове Хачин. Я знал, что на острове встречу знакомые мне лица.

В общих чертах планируемый маршрут поездки на Селигер выглядел следующим образом: Орёл – Белёв – Мосальск – Вязьма – Ржев – Осташков – остров Хачин. Вариантов возвращения с Селигера рассматривалось несколько – в зависимости от обстоятельств.

Определённо, я навьючил велосипед грузом, половину из которого следует признать лишней. Кроме того, в ночь перед отъездом я не спал, чтобы не проспать нужное время – и, соответственно, не выспался.

Я провёл поездку в одиночку, хотя современные правила подразумевают выход на маршрут при условии наличия группы численностью не менее двух человек. Исходя из соображений безопасности. Но де-факто велотуризм в исполнении путешественников-одиночек существует с момента своего зарождения. И, в конце концов, многие выдающиеся путешественники – Е. Артамонов, О.Панкратов, Г. Травин –  проходили невероятные маршруты как раз в одиночку.

Поскольку я отправился на Селигер один, то пройти маршрут постарался в кратчайшие сроки – чтобы сократить число ночёвок. Поэтому переходы от одного места ночёвки до другого получились излишне большими по протяжённости. Ощущалась нехватка времени на сон, приготовление пищи и даже на фотосъёмку.

Но обо всём по порядку.

 

 

 

< Нитка маршрута.

 

Итак, день первый. Ровно в шесть утра – с рассветом – начинаю поездку. Велосипед вместе с грузом весит не менее 50-ти кг, поэтому управлять им непривычно. Первые три часа еду очень осторожно, особенно на спусках. Не разгоняюсь, притормаживаю.

С утра прохладно. И это даже хорошо: не приходится обливаться потом. Поскольку я не выспался, интереса к окружающим ландшафтам не проявляю. Тем более, что дорогу до Козельска уже знаю, а участок от Орла до Болхова проезжал много раз. Еду едва не автоматически, лишь время от времени оглядываясь по сторонам, чтобы сориентироваться, где это я нахожусь – скажем, в одном километре от Нового Синеца или ещё километрах в пяти. Иногда приостанавливаюсь глотнуть чаю с сахаром.

К тому времени, как добрался до Болхова, с гружёным велосипедом освоился вполне. Крутой спуск к реке Нугрь пролетаю, почти не притормаживая. За Болховом ещё на двух крутых спусках разогнался, как следует. Или, возможно, как не следует. Или даже совсем как не следует.

Если принять во внимание массу багажа, то участок до Болхова я преодолел довольно резво: средняя скорость превышала 18 км/ч. Но вот на следующем 20-ти километровом участке – до границы Тульской области – имеется сразу 6 крутых подъёмов, и скорость, конечно, падает.

С погодой вообще повезло. Весь день ветер почти не ощущается. Лишь дважды на небольших участках встречный ветер чуть заметно даёт о себе знать.

На въёзде в Белёвский район Тульской области делаю уже ставшую традиционной в этом месте передышку. Конечно, десятиминутной передышки оказалось недостаточно, поэтому средняя скорость продолжает снижаться – примерно до 12,5 км/ч. Я не пытаюсь её повысить, понимая, что мне ещё ехать и ехать, и что силы необходимо всячески экономить.

Следующий участок – до Белёва – полегче, но ненамного: на 27 км приходится 5 крутых подъёмов. До самого Белёва я их принципиально беру все, не спешиваясь. В Белёве на крутом подъёме всё-таки спешился, потому как проезжая часть здесь узковата, транспорт ходит часто, а объехать этот участок по тротуару нет возможности: тротуары идут со ступеньками.

На участке маршрута от Белёва до Мосальска на хороший асфальт рассчитывать не приходится; таковой здесь встречается эпизодически. Зато имеются участки сильно разбитой дороги. Первый из них – от д. Берёзово до с. Юрино включительно.

В деревне Берёзово асфальт, как и прежде, заканчивается. На спуск уводит щебёнка. Её тут за два года немного прикатали, поэтому съезжаю по щебёнке, не спешиваясь. За деревней Берёзово неожиданно обнаружился хороший новый асфальт. Но длится он недолго – километра полтора и снова сменяется щебёнкой – на этот раз вовсе не прикатанной. Иду на принцип, съезжаю на щебёнку. Меня «колбасит» на ней метров 300 – до поворота. Здесь щебёнка заканчивается и начинается просёлок. И тут я замечаю, что поставил на заднее колесо «восьмёрку», да такую, что покрышка стала задевать о раму, а обод – о тормозные колодки.

Стою на границе Тульской и Калужской областей. Глушь. Обидно, что погнул колесо в первый же день пути. Выпрямление обода не входит в мои планы. Это ж надо разгружать велосипед, снимать колесо, снимать резину… Для этого требуется время, а стало быть повышается вероятность лишней ночёвки. Да ещё приржавевшие к винтам спицы можно поломать. Заменить их будет нечем. Но может, техника как-нибудь дотерпит до Селигера? Перезакрепил колесо таким образом, чтобы оно не цеплялось за раму, ослабил тормозные колодки. Проведя в этом месте порядка двадцати минут, еду далее.

Первые полтораста километров – до Козельска – мой маршрут идёт по Среднерусской возвышенности. На этот отрезок приходится 17 крутых подъёмов с перепадами высот свыше 30 м (на все остальные 9 сотен километров пути – примерно столько же).

Козельск миновал по окраине города, в центр не въезжал. Заслуживает упоминания подъём за с. Новое Казачье. Постепенно по мере движения по дороге точка наблюдения поднимается над долиной Жиздры, и открываются виды в разных направлениях. Видна с подъёма и Оптина Пустынь.

От реки Жиздры до реки Пополты маршрут проходит по Барятино-Сухиничской равнине. Визуально она не сильно отличается от Среднерусской возвышенности. Разве только очертания рельефа чуть мягче, а возвышения и понижения вблизи автодороги своими очертаниями напоминают волны, и эти волны частично скрывают друг друга от наблюдателя. Крутые подъёмы со значительными перепадами высот имеются и здесь, но в целом они легче, чем на Среднерусской возвышенности.

Автодорога «Козельск – Кудринская» очень пустынна. Она идёт в обход всех деревень (кроме Орловки), с ориентирами и дорожными указателями дело обстоит очень плохо, километровые столбики встречаются лишь поначалу. Ландшафты несколько однообразны. Вблизи дороги поля, а в нескольких сотнях метров за ними – перелески. Качество покрытия на большем протяжении дороги оставляет желать лучшего.

Отмечу один опасный спуск вблизи деревни Орловка – крутой, с ограниченным обзором и с поворотом влево. На повороте присутствует заносимый с обочины песок. Возле Орловки дорога спускается в долину Серены. Красивые места. Пожалуй, это наиболее запоминающееся место на всей автодороге "Козельск - Кудринская".

 

 

 

< Долина Серены (Калужская обл.)

С приближением вечера окрестности погружаются в дымку.

Воды у меня уже нет, и это плохо, потому как пора становиться на ночёвку. Населённых пунктов не предвидится. Воду кое-как удалось найти на ферме вблизи деревни Плюсково, но для этого пришлось проехать два лишних километра: ферма расположена в километре от дороги.

Далее все перелески отделены от дороги полями, поэтому подходящее для ночёвки место не попадается. Сама дорога превратилась в разбитую бетонку.

Наконец, свернул на просёлок. В тот момент я не имел точного представления о своём местонахождении и палатку поставил вблизи первой же берёзовой лесополосы. Почва оказалась твёрдой «как камень», колышки вбивались с трудом. Это потом я кое-как разобрался по карте, что просёлок ведёт от начала несуществующей теперь деревни Михалёвки в сторону живописного участка Серены и к селу Берды. Конечно, в долине Серены можно было найти гораздо лучшее место для ночёвки.

Километраж первого дня пути составил 177 км, что и без груза было бы совсем неплохо. Во рту после перехода саднит.

День второй начался с холодного подъёма. Время подъёма - 530.

Маршрут второго дня начался с разбитой бетонки. Хорошо, через несколько километров это издевательство закончилось, и бетонка сменилась асфальтом.

Всю первую половину дня вокруг держится хмарь. Не только линия горизонта, но даже очертания окрестных перелесков не резки. Местность по-прежнему безлюдна. Даже как-то не по себе становится. Воздух влажный и ещё прохладнее, чем в первый день. Для августа даже излишне прохладно. В этом плане мне продолжает фартить, хотя утром всё-таки хотелось, чтобы было теплее.

Мещовск – это очень маленький город, затерянный посреди Калужской области. Из числа архитектурных сооружений в городе можно отметить две реставрируемые церкви. На выезде из Мещовска находится развилка. Указателей опять же не имеется. Я едва не укатил на Серпейск, в то время, как мне требуется дорога, ведущая на Мосальск.

Автодорога между Мещовском и Мосальском… То просто разбитый асфальт. То разбитый асфальт, посыпанный песком. То разбитый асфальт, посыпанный песком и щебёнкой. Иной просёлок бывает во много раз лучше. Средняя скорость не превышает 10 км/ч. Места малолюдны. Глушь. Но, в общем-то, красивые места, особенно по долине Рессы. Вдоль дороги тянутся леса. Встречаются стенды с названиями лесхозов, с надписями типа: «Огонь – враг леса», «Береги зелёного друга». Самая оригинальная и загадочная надпись гласит буквально следующее: «Ходи в другой лес!»

Город Мосальск начинается с моста над маленькой запруженной речкой и крутого извилистого подъёма. Никакого указателя на въезде в город нет. Дорога не широка, обзор ограничен, и я предпочитаю взойти на подъём пешком. Вблизи меня останавливается водитель микроавтобуса и спрашивает, эта ли дорога идёт на Барятино. Отвечаю, что да – эта, и что там неподалёку будет кольцевой перекрёсток с указателем на Барятино. Но сам я, хотя и знаю направление на Барятино, но не знаю, где именно нахожусь. Вот эти одноэтажки на горке – это уже Мосальск или просто какая-то деревня?

Дорога делает несколько изгибов и выводит на центральную улицу. Собственно, весь путь по Мосальску – это сплошной подъём. Мосальск, пожалуй, больше и современнее Мещовска. Но не намного. В городе имеется также несколько старинных гражданских зданий и, как минимум, две церкви.

На выезде из Мосальска никакого указателя тоже нет, и ещё на протяжении нескольких километров я пребываю в лёгком сомнении, относительно того, что это именно Мосальск, и что я вообще еду в нужном направлении. Сомнения развеваются только на мосту, где стоит указатель «р. Пополта». Местные реки – Ресса, Пополта, тот же запруженный ручей перед Мосальском – все чем-то похожи. Тёмным цветом воды, зарослями широколистного рогоза, присутствием елей по берегам, может ещё чем.

На мосту я обнаружил, что «восьмёрка» на заднем колесе стала больше. Ещё пуще ослабляю задние тормоза. Далее по ходу движения пользоваться приходится почти исключительно передними.

От Пополты до Угры маршрут проходит по Угро-Протвинской низине. Физически это наиболее лёгкая часть маршрута: подъёмы за редким исключением пологи, а амплитуда высот невелика. Вдоль дорог простираются обширные леса, которые могут эффективно прикрывать от ветра, если таковой имеется. До сих пор можно было полагаться только на защиту придорожных лесополос и небольших перелесков.

Добрался до Рославльской трассы. Здесь в двадцати километрах от города и стоит указатель «Мосальск». Отсюда можно было бы направиться к Угре просёлками через Батищево, Леоново и Подсосонки. В таком случае общая протяжённость  маршрута уменьшилась бы. Но возросла бы категория сложности – с 1-й до 2-й. Скорее всего, в этом случае посреди заболоченных лесов и песчаных почв я потерял бы несколько часов времени и немало сил. И потому я счёл благоразумным продолжать движение асфальтированными дорогами, пусть так и длиннее.

С выходом на Угро-Протвинскую низину обочины дорог становятся песчаными. Это обстоятельство требует известной осторожности при смещении с асфальта на обочину, например, в том случае, когда требуется уступить дорогу попутному транспорту. На Рославльской трассе (она же – дорога «А-101») это актуально. Фактором опасности является попутный грузовой транспорт, автобусы и т.п. в случае, когда они приближаются одновременно со встречным транспортом, хотя бы и легковым. Лучше пропустить попутный транспорт, сместившись к обочине. Но осторожно, т.к. на песчаной обочине возможен занос. Кстати, дорога «А-101» имеет так называемое «улучшенное» покрытие – залитый битумом щебень.  Всё же это намного лучше, чем дорога «Белёв – Козельск – Мещовск – Мосальск».

В деревне Рыляки второй раз пересекаю Рессу. Затем недоезжая километров четырёх до Юхнова (ударение ставится на первый слог), сворачиваю на просёлок. Эта километровая дорога-перемычка между трассами «А-101» и «Р-132» представляет собой песчаный просёлок в сосняке, но проехать по нему можно без труда. Так я сокращаю свой маршрут на пару километров и на пару подъёмов. Едва выбравшись на автодорогу «Р-132», пересекаю Рессу в третий раз. Где-то очень близко находится Угра, но её долина за деревьями не видна. Автодорога «Р-132» (Тула – Калуга – Вязьма) по качеству дорожного полотна весьма хорошая. Место для ночёвки на всём протяжении от Пополты до Угры найти при желании не трудно.

До сих пор повсюду преобладали такие же одноэтажные дома, как под Орлом. Они обычны и вдоль дороги «Р-132». Но наряду с ними имеются и другие типы. Наибольшее разнообразие вариантов наблюдается в Климовом Заводе, причём ни один вариант построек не преобладает. Нередко дома в этих местах чуть короче, чем под Орлом, и этим они приближаются к домам Брянского ополья. Очень характерны для местных зданий боковые пристройки на общем фундаменте; одна из пристроек нередко является верандой. Крыши в таком случае имеют 4 ската – два больших и два маленьких.

 

Типичный сельский дом в окрестностях Орла.

Один из обычных вариантов облика деревянного здания в Климовом Заводе.

 

Климов Завод – последний населённый пункт Калужской области, после чего дорога уходит в Угрáнский район Смоленской области.

«Солнце низко – вечер близко». В смысле – пора становиться на ночёвку. Я намерен сделать это не раньше, чем пересеку Угру: на той стороне леса не столь глухие. Мне это удаётся. На ночёвку становлюсь на левом берегу Угры вблизи села Знаменка. Места красивые.

 За второй день проехал только 146 км – сказалось низкое качество дорог в первую половину дня.

Забрался в палатку спать. Странно, но ещё не темнеет, хотя уже пора. Во всяком случае, в Орле в это самое время уже сумерки. Сказывается то, что я удалился на север. Ну, и хорошо: за световой день можно будет проезжать чуть больше.

 

 

 

< Долина Угры (Смоленская область)

На третий день будильник запищал в половине шестого. Если не будильник, то, вероятно, проспал бы до обеда. «Полежу что ли ещё немного…» И только я так подумал – слышу: по полиэтилену зашуршал дождь. Быстро выметаюсь из палатки и пакую вещи, пока дождь не усилился. Но пока собирал вещи, дождик прекратился.

Утром на спусках излишне прохладно.

От реки Угры начинается Смоленско-Московская возвышенность. За день мне предстоит её пересечь. С выходом на Смоленско-Московскую возвышенность песчаные обочины снова сменяются суглинистыми. Качество дорог повсюду хорошее. Большая часть пути проходит по водоразделам. Поэтому крутых подъёмов и здесь немного. Профиль подъёмов обычно иной, чем на Среднерусской возвышенности: перегибы на подошвах и бровках выражены слабее. В нижней своей части холмы обычно положе, а затем крутизна нарастает. Это не очень хорошо, потому как скорость после спусков гасится до того, как я достигаю наиболее крутой части подъёма. И хотя лесами здесь заняты обширные площади, но дорога часто пересекает большие открытые пространства. Поэтому ветер может неслабо подпортить поездку.

С раннего утра с западной стороны заходит туча, и вскоре начинается проливной дождь. Мне это по душе, меня это устраивает, потому как не жарко и воздух влажный. Надеваю штормовку и еду далее. Некоторую озабоченность вызывают только грозовые разряды, наблюдаемые по левую сторону. Спустя полчаса дождь прекращается.

На отрезок дороги от Угры до Вязьмы у меня нет никакой приемлемой карты. И, похоже, планируя поездку, я просчитался с километражом именно на этом участке.

На въезде в Вязьминский район по правую сторону находятся молодые насаждения сибирского кедра. В этих же местах расположена деревня Безымянная. В деревне всего несколько домов, и все – нежилые. Ощущение такое, как будто жители оставили деревню только что: в некоторых домах даже стёкла ещё частично целы.

По пути к Вязьме замечаю две технические неисправности. Во-первых, цепь, перемещаясь по задней звёздочке, передаёт чуть ощутимые толчки. Сказывается их общий износ – и цепи, и звёздочки. Собственно, ещё только отправляясь на Селигер, я знал, что ресурса звёздочки хватит ещё километров на 350 – т.е. примерно до Вязьмы. А вот дальше – никаких гарантий. Во-вторых, стала поскрипывать каретка. Похоже, назревает проблема с подшипниками. Мне всё это очень  не нравится. Я даже всерьёз подумываю над тем, чтобы подъехать от Вязьмы до Ржева на поезде. Очень не хочется сворачивать поездку на полпути. А если каретке суждено выйти из строя, то пусть это произойдёт как можно ближе к Селигеру – скажем, после Селижарово. Но только не между Вязьмой и Ржевом!

Город Вязьма начинается с частного сектора. Вскоре приходится преодолеть короткий, но крутой подъём. Видимость ограничена перегибом профиля. На подъём иду пешком. Проезжая часть здесь узкая, тротуаров нет, а водители в Вязьме определённо склонны к лихачеству. Стиль вождения у них такой.

В Вязьме нетрудно взять ошибочное направление. Планировка города несколько хаотична, на дорожные указатели полагаться не стоит: они могут направлять транзитный автотранспорт в объезд центра. Доверившись указателям, я едва не выехал из города в совершенно не нужном мне направлении. Центра города я так и не видел, поэтому Вязьма мне не понравилась. До железнодорожного вокзала пришлось добираться какими-то окольными дорогами, тротуарами и тропами, идущими посреди железнодорожных путей и складских сооружений. Расписание пригородных поездов меня абсолютно не устроило, и я продолжил движение к Селигеру своим ходом.

На следующем участке пути от Вязмы до Сычёвки – а это порядка 70 км – имел место встречный ветер. Не то чтобы очень сильный, но и не слабый. В любом случае 70 км противостояния ветру – не подарок, а на 3-й день пути – тем более. Я не могу сказать, что по дороге на Селигера какой-либо день был лёгким. Но 3-й день пути оказался физически наиболее тяжёлым. Однозначно.

Как я и ожидал, участок дороги от Вязьмы до Сычёвки оказался не очень интересен. Вспомнить здесь, в общем-то, нечего. Где-то неподалёку от дороги в западном направлении находится верховье Днепра, музей-заповедник А.С. Грибоедова «Хмелита» и один из наиболее возвышенных участков Смоленско-Московской возвышенности. Но всё это вне пределов видимости.

Последняя деревня перед Сычёвкой называется «Жучки». Понятия не имею, где ставится ударение. Для себя расшифровал её как «Жýчки», предполагая, что здесь за мной с лаем увяжется хотя бы одна собака. И не ошибся.

Вскоре дорога делает развилку. Вправо пошла дорога на Зубцов. Этой дорогой гарантированно можно добраться до Ржева, пусть она и длиннее на двадцать километров. Но я попробую проехать через Сычёвку и Осугу. Поворачиваю налево.

Пересекаю речку Вазузу. Сычёвка – городок очень и очень маленький, и размерами на город едва ли похож. Но зато аккуратный такой городок, чем и понравился.

Из Сычёвки выезжаю через Караваево. Я ожидал, что до Осуги придётся добираться просёлками. Однако я оказался на новой асфальтированной дороге, на карте не обозначенной. Ветер к этому времени как раз утих.

В Ржавенье замечаю первые два дома с надстройками, столь характерными для Тверской области (такие дома, кстати, преобладают вдоль автодороги Москва – Тверь – Торжок). Но вообще-то в Вязьминском, Новодугинском и Сычёвском районах преобладают дома того же типа, что и под Орлом.

Типичный для Тверской области сельский дом.

 

Каретка поскрипывает. Только бы «не развалилась». Проезжаю мимо указателей «16-й км», «17-й км». Да что это за дорога? Где это я нахожусь? И спросить не у кого. Собирался поутру следующую ночёвку сделать за Ржевом, но куда там! Вечер близко, а я ещё даже из Смоленской области не выбрался! До самого Вараксино пребываю в неведении относительно своего местонахождения. Лишь тогда у выехавшего на дорогу тракториста вызнаю, что деревня впереди – это Вараксино, затем сверяюсь с картой и еду далее.

 

 

< Река Осуга: справа- Смоленская область, слева – Тверская.

 

Пересекаю по мосту реку Осугу. Тверская область начинается с крутого подъёма. На участке от Вараксино до станции Осуга дорога неважного качества. Вскоре проезжаю мимо станции Осуга. Пора, пора искать место для ночёвки. Не успею я до темноты и до Ржева добраться.

Пока не начался лес, и в стороне ещё видна деревня Осуга, чувствую себя вполне спокойно. Но далее вдоль дороги идут леса. Густые. Заболоченные. Мрачные. Неуютные. Наверное, здесь водятся не только волки и кабаны, а также рыси и медведи. По обе стороны вдоль дороги сплошь тянутся кусты, а в придорожных канавах видна стоячая вода. Никакого съезда с дорожного полотна нет до тех пор, пока лес не сменяется участком открытого пространства. Уже смеркается, и далее нет смысла ехать потому, как за возвышением со всей очевидностью находится деревня. На ночёвку останавливаюсь у края леса непосредственно вблизи дороги. От глаз автомобилистов меня укрывают густые кусты ивняка.

Я удачно выбрал место для ночёвки с точки зрения удалённости от населённых пунктов. Правда, на звук пилы собака в ближайшей деревне всё-таки забрехала. Наверняка, завтра утром она привяжется, когда стану проезжать мимо.

За этот день проехал 165 км.

А световой день здесь значительно длиннее. Что значит удаление к северу! В Орле в половине десятого вечера уже темно, а здесь Солнце ещё только скрывается за горизонтом. Это хорошо. Можно дольше находиться на маршруте.

4-й день пути. К утру изрядно замёрз. Не сразу выбрался из спальника после того, как пропищал будильник. Потом выбрался из палатки. Холодно! Всё вокруг покрыто обильной росой, местность скрыта в густом тумане.

Выехал только в четверть девятого. Утром по-прежнему холодно. Всё в тумане, и местность выглядит сказочно. При въезде в первую же деревню с левой стороны стоит водонапорная башня. До неё, вероятно, метров сто – как раз на границе видимости. Наверху башни – гнездо, и в нём – четыре аиста. Солнце светит с той же стороны, поэтому я даже не пытаюсь достать фотоаппарат.

А в Курьяновке, как и ожидал, за мной с лаем увязалась собака.

Добрался до автодороги Москва – Великие Луки. «Т»-образный перекрёсток не соответствует карте. Прямой дороги на Ржев от перекрёстка нет. Попробовал проехать через Домашино. Просёлки местами песчаные, но проехать можно. Миновав пешеходный мост, выехал на окраину Ржева вблизи железнодорожной линии. Отсюда без труда выбрался на центральную улицу.

Движение по центральной улице города интенсивное. Автомобилисты Ржева имеют одну местную черту. Они зачатую не утруждают себя включением указателя левого поворота, когда отъезжают от обочины. Поэтому объезжая припаркованный автомобиль, каждый раз требуется быть внимательным, чтоб не оказаться «подрезанным».

Ржев в пределах его центральной улицы выглядит вполне современным городом. Совершенно произвольным сочетанием современных и старинных зданий он несколько напоминает Курск. И, кстати, старинных зданий здесь немало. Волга во Ржеве не намного шире, чем, скажем, Ока в Орле ниже стрелки. А в целом Ржев производит более приятное впечатление, чем Мещовск, Мосальск или Вязьма.

Дорога от Ржева на Селижарово идёт недалеко от Волги. Но Волга нигде не видна – даже когда находится совсем близко от дороги.

Первая деревня после Ржева называется Добрая. Но вот участок дороги здесь как раз совсем недобрый – с двумя перегибами профиля и с поворотом на крутом спуске. Памятник на месте аварии – тому свидетельство.

От Ржева до Селигера маршрут проходит по Валдайской возвышенности. Передвигаться много легче, чем на Среднерусской возвышенности, крутых подъёмов нет за исключением нескольких – на реках Итомле, Малой Коше и др. Вдоль дорог почти сплошь простираются леса. Поэтому, на протяжении всего дня влияние встречного ветра сколько-нибудь ощутимо не сказывается.

Километров через 10 после Ржева вдоль дороги начинают встречаться продавцы червей – то по одному, то по двое. «Торговые точки» растянулись километров на 10 – в среднем одна точка на километр. Червей продают по 30 р. за баночку (около 1 у.е.).

Километров в 20-ти от Ржева на один из подъёмов взошёл пешком. Затем хотел поехать дальше, но не тут то было: каретку заклинило. «Ну, всё», - думаю, - «приехал». Педали снять не смогу – соответствующего ключа нет. Да эти педали и с ключом не так просто снять с «четырёхгранников». Запчастей для каретки тоже нет, и, как минимум, в радиусе двадцати километров они не обнаружатся…

Попробовал подрегулировать каретку, не снимая педалей. Это получилось. И спустя 10-15 минут продолжил путь. К счастью, больше проблем с кареткой по ходу поездки не возникало.

На большей части пути от Ржева до Селижарово идёт новая автодорога с хорошим качеством покрытия. В обход почти всех населённых пунктов. Ориентиров на автодороге очень мало. Для меня наиболее существенным неудобством было отсутствие возможности пополнить запасы воды. Воды удалось набрать лишь в какой-то деревеньке, что справа от дороги – но это уже ближе к Селижарово.

В Селижарово приехал ближе к вечеру – в шестом часу. Затарился в магазине ещё несколькими килограммами еды. Теперь масса велосипеда вместе с багажом составляет, вероятно, килограммов под 60. Вместе со мной – как раз вдвое больше. Главным образом, по причине тяжёлого багажа еду я медленно. По ходу поездки между Орлом и Селигером моя средняя скорость составляла что-то около 14 км/ч.

От Селижарово остаётся совсем немного до Селигера. Но и на следующем участке – от Селижарово до Осташкова – расслабиться не довелось. Потому как вечер уже близко, и Солнце скользит невысоко над лесом. Движение по дороге представляет собой гонку с Солнцем на время. Но всё-таки от Селижарово ехать уже легче: воздух становится прохладнее и влажнее. Сказывается близость озёр – Селигера, Сига и Волго. А в понижениях рельефа воздух сырой и холодный.

Приблизительно в восемь вечера пересекаю по мосту Селижаровский плёс Селигера. Почти сразу же дорога выходит на трассу Торжок – Осташков.

По пути к Осташкову проезжаю через три деревни. Затем по мосту во второй раз пересекаю Селижаровский плёс. С правой стороны открывается вид на обширный Осташковский плёс. И вот я въезжаю в Осташков! Как к себе домой. Солнце как раз садится за горизонт.

Пересёк весь Осташков и по мосту выехал на остров Кличен. От материка остров отделён проливом шириной не больше нашего Орлика. Асфальт на острове заканчивается, и начинаются просёлки. Я направился левым просёлком вдоль берега. Почвы оказались песчаными; не только ехать, по и вести гружёный велосипед по песку нелегко. В западной стороне над горизонтом светится полоска неба. Вскоре передо мной оказалось крошечное озерцо, и в этом озерце, нарушив тишину вечера, плеснулась рыба. Сумерки стали уже глубокими, и пользоваться картой в лесу почти невозможно.

Обошёл озерцо и вышел к северному побережью острова. Обследовал его по тропинке на протяжении метров трёхсот. В темноте шныряют передо мной то ли гадюки, то ли лягушки – рассмотреть невозможно. Иду так, чтобы переднее колесо находилось всё время впереди меня. Палатку ставить уже не стал. Вместо этого постелил её на землю, сверху расстелил спальник, забрался в него и накрылся полиэтиленом – так, чтобы он не мешал дышать. Диких зверей на острове можно даже не искать. Другое дело – палаточный лагерь, который находится всего метрах в ста. С одной стороны это, может, и не очень хорошо, а с другой – совсем неплохо.

Эта ночёвка сильно отличается от предыдущей. Во-первых, ночью тепло. Во-вторых, докучают своим звоном комары.

Темнеет здесь 10 августа примерно в 23 часа. Это более, чем на полтора часа позже, чем в Орле.

На четвёртый день, таким образом, преодолел 183 км.

Итак, до Селигера я добрался за 4 дня. К четвёртой ночёвке пройденный километраж составил 671 км. Думаю, с учётом ошибок в аналогичных погодных условиях могу добраться до Селигера и за три дня. Но только в том случае, если не будет более серьёзных технических неполадок, чем они были. Кстати, с  погодой по ходу поездки мне определённо везло.

День пятый. Просыпаюсь посреди ночи от какого-то шума. Как будто деревья шумят? Дождь? Но шумит не ветер и не дождь. Это с Селигера время от времени приходят волны и плещутся о песчаный берег, раскачивая причаленные к нему лодки. Совершенно непонятно, откуда волны берутся, потому как ветра нет вообще. Правда, по озеру время от времени проходят суда, но не похоже, чтобы именно они были причиной волн. В общем, загадочное явление.

До Селигера я добрался, но Клúчен – это ещё не конечная точка маршрута. Конечная точка – озеро Белое на острове Хáчин. На Хачин ни по какому мосту не попадёшь. В наиболее узком месте ширина протоки между материком и островом составляет метров 400 – но это у деревни Нéпри. А от Кличена до Хачина по воде – два широких пролива, а это несколько километров водного пространства. Из них первые два с половиной километра, а то может и три приходятся на Средний плёс. Это пространство между островами Кличен и Городóмля ещё носит название «пролив Чёртовы Ворота» и считается наиболее опасным для туристских судов местом на всём Селигере.

У меня была идея переправиться на самодельном плавсредстве с Кличена на Хачин, и я попытался её осуществить. Но я не стану подробно рассказывать о том, как это происходило, чтобы не искушать читателя повторить данное действие. Вкратце скажу, что попытка переправы не удалась, и мне пришлось вернуться на Кличен, преодолев лишь 300 – 400 метров водной поверхности. Короче – никогда так не делайте!

< Северное побережье острова Кличен

(Тверская область).

Протока Непри у села Непри. Справа – Хачин.>

Продолжаю движение на велосипеде до Непри. В любом случае путь пролегает через Осташков. Заглянул на речной вокзал. Здание вокзала большое. Но рейсовые суда теперь не ходят, а на экскурсионные суда цены высоки. Нанимать моторку в Осташкове для того, чтобы добраться до Хачина, тоже неоправданно дорого. Как бы не хотелось ехать своим ходом до деревни Нéпри, а придётся. По прямой линии от Кличена до Непри недалеко – километров семь. Но дорога идёт в объезд плёсов Селигера, и по дороге расстояние вшестеро больше. Из Осташкова выехал около шести часов вечера, а в Непри приехал в девятом часу. Солнце низко, вечер близко. У лодочного причала договариваюсь с местным, чтобы он перевёз меня на моторке через протоку Непри до Копанки. Чем он меня крайне удивил, так это вопросом: «А ты случайно не из Орла?» Впрочем, через пару минут я уже выяснил, откуда он обо мне знает.

Перебравшись через Непри, я направился к палаточному лагерю орловчан, что на Белом озере. Обошёл по периметру более половины озера – оно имеет в поперечнике около километра.

За день проехал 41 км.

5 днёвок на Хачине прошли безо всякой велосипедной составляющей. Лишь в день перед отъездом двое инструкторов палаточного лагеря изъявили желание прокатиться на велосипеде по острову. Ничего из этой затеи не вышло. Оказалось, что «трещотка» на заднем колесе прокручивается свободно – педали крутишь, а с места не сдвигаешься. Попробовали мы с Сашей отрегулировать механизм. Но стоило открыть «трещотку», как она заработала, и мы решили далее всё это не разбирать. Завернули, как было, и установили заднее колесо на место. Сделать вроде бы сделали. Но отказать механизм может в любой момент.

Стоечки для палатки выпилил заранее. Лучше возить их собой, привязав к раме, чем каждый раз заготавливать новые.

Ночью сижу у костра в «гордом одиночестве». Настраиваю себя на поездку. Настроение не очень хорошее: на утро предстоит оставить лагерь в преддверии двух одиночных ночёвок.

1-й день пути с Селигера.

Рано утром покидаю лагерь. Вёсельной лодкой добираюсь до деревни Пески – до неё 4 км. В результате накладок выезжаю на маршрут не в 8 часов, как планировал, а почти в 11.

 

 

 

< Нилова Пустынь. Вид из села Пески.

Первые три километра дорога идёт по просёлку, затем выходит на асфальт. По правую сторону открываются виды на Городóмлю, Кличен и Осташков. Окрестности Осташкова в плане облика деревень напоминают собой Подмосковье, и не так сходны с окрестностями Твери, Торжка или Ржева.

Масса велосипеда вместе с багажом теперь намного меньше, чем по пути на Селигер – где-то в пределах 35 – 40 кг. Средняя скорость, соответственно, повыше.

От Селигера до Торжка маршрут проходит по Валдайской возвышенности. Дорога удобна для движения на велосипеде, но слегка однообразна. По сторонам тянутся леса, они хорошо закрывают от ветра. На некоторых участках обочины песчаные. Крутых подъёмов нет, кроме всего лишь одного близ города Кувшиново.

Город Кувшиново с автодороги выглядит самой обыкновенной деревней – один частный сектор до горизонта. Город расположен по правую сторону, а по левую просматривается живописный водоём. Очень небольшой, если сравнивать его с Селигером.

И в старинном Торжке я не задержался, хотя город того, безусловно, заслуживает. Здесь есть на что посмотреть.

После Торжка выезжаю на трассу «М-1». Она же – «Е-95». Начинается опасный участок маршрута. Покрытие самой автотрассы хорошее, но вот её край, доступный для велосипеда, опасен. Он, во-первых, узок – от нуля до 70 см. Во-вторых, разбит. Неисправная «трещотка» на ухабах время от времени проскакивает вхолостую. А поскольку это всякий раз происходит резко и неожиданно, то неисправность грозит отклонениями траектории – допускать их нельзя. Потому как по крайней правой полосе на большой скорости часто проносятся фуры. Длинные, неповоротливые. «Поезда» на автотрассе. Особенно напрягает, когда одна за другой следует сразу несколько фур. На время перестаёшь крутить педали, стараешься не отклониться ни вправо, ни влево, сопротивляешься воздушным завихрениям. Только проходит фура – тут бы чуток влево взять – а нельзя! За ней – другая. А за ней – третья. Спокойнее, конечно, было б сместиться на обочину. Но обочины у дороги песчаные, на них «колбасит», и «трещотка» напоминает о себе пуще прежнего. Поверхность обочины к тому же наклонна, по мере движения велосипед постепенно смещаешься по ней вправо, а чтобы выбраться на асфальт необходимо приложить дополнительные усилия. Участок от Торжка до Твери – пожалуй, самый опасный на всём протяжении маршрута.

За день проехал 169 км, но потерянные утром три часа времени так и не нагнал. Планировал сделать ночёвку на Тверце. Однако до заката до реки не добрался. Хотя до неё осталось не более часа пути.

От деревни Колёсные Горки хорошо видно, что продолжение трассы –  в дыму: где-то впереди горят торфяники. Я счёл благоразумным расположиться на ночёвку вблизи автодороги. Укрылся от неё за деревьями и за кустами лесополосы, а от деревни – за перегибом холма. Напротив меня оказалась залежь, а за ней луговина и лес. Вдоль леса по понижению собирается туман. Или дым? Как-то неспокойно.

По небу со стороны трассы над лесом и над палаткой протянулась в западном направлении узкая полоса дыма. Немного поодаль, изгибаясь своим концом, она как будто устремляется к земле, как бы падает. Жутковато даже.

 

 

< Вблизи деревни Колёсные Горки. Автотрасса в дыму.

2-й день пути с Селигера.

Примерно к половине девятого утра выхожу на трассу. Продолжить движение удалось не сразу: «трещотка» сделала несколько оборотов вхолостую. Покрутив непродолжительное время педали на одном месте, я всё-таки поехал далее: «собачки» «трёщотки», наконец, сработали.

До Твери продолжаю движение по опасному участку трассы. Приятным исключением стали несколько километров, идущие в объезд села Медное – идеально ровный новый асфальт с широким краем. Пересекаю живописную речку Тверцу.

В Твери сделал крюк и выехал к Волге вблизи железнодорожного моста. Всё оттого, что поленился свериться с картой. Пришлось двигаться вдоль Волги километра два – по просёлкам и тропам. Местами просёлки песчаные. Выбрался на асфальт ближе к центру.

Вообще, по ходу движения я редко обращаюсь к картам. По пути на Селигер доставал её может быть раза три. Другое дело, что расположившись на ночлег, и по утрам карту я листал непременно.

Повернув у светофора направо, оказываюсь над Волгой на изогнутом дугой мосту. Волга в Твери имеет ширину порядка 200 – 300 м. Чуть ниже моста – слева – виден над Волгой ещё один мост. Следует короткий подъём. По левую сторону в створе улицы открывается вид на красивые старинные каменные здания зелёного цвета. В той стороне расположен исторический центр Твери. Но я еду прямо – через мост над речкой Тьмака. По пути к вокзалу пересекаю её дважды.

Двадцати минут пребывания на железнодорожном вокзале достаточно, чтобы прийти к выводу, что тверичи – народ не шибко любезный. Поначалу я посчитал это чисто субъективным впечатлением. Позже обнаружил в литературе, что напускное высокомерие здесь берёт истоки от купечества: среди зажиточных купцов Твери когда-то было принято таким образом подчёркивать свою состоятельность. Какого-либо злого умысла в этих проявлениях не имеется. Респектабельный внедорожник, приостановившийся на оживлённой улице, чтобы пропустить ветхую старушку на другую сторону проезжей части - подтверждение тому, что тверичи в душе много лучше, чем это может показаться с первого взгляда.

Я решил воспользоваться электричкой «Тверь – Москва» главным образом по той причине, что не хотел останавливаться на следующую ночёвку на самой окраине Москвы. Электричка выходит из Твери в 1114, прибывает в Москву в 1415, и у меня ещё остаётся достаточно времени, чтобы убраться от многомиллионной столицы как можно дальше. Сидя в вагоне, листаю карту, просчитывая свою траекторию движения по Москве. За окном видны типичные подмосковные города с высокими зданиями и железнодорожные станции – Клин, Подсолнечная, Химки. Поезд пересекает Химкинское водохранилище, минует станцию Левоовражная, проходит под мостом МКАД. Одна за другой сменяются станции уже в черте самой Москвы. Из окна электрички с ужасом в глазах наблюдаю за тем, какой движняк творится на улицах Москвы. Это куда ж я собираюсь влезть!

Я не езжу в очках и одеваю их только для того, чтобы в глаза не попадали насекомые. Но, оказавшись в Москве, одел очки как раз затем, чтоб как можно лучше различать знаки и разметку. Слежу за знаками, разметкой, на каждом перекрёстке – за автомобилями как обгоняющими, так и теми, что приближаются справа. На эстакады не выезжаю. Светофоры соблюдаю. В общем, по Москве оказалось не так трудно перемещаться, как я ожидал. Всё потому, что между крайней правой полосой и местами для парковки автомобилей имеется свободное пространство достаточное для движения на велосипеде. Во всяком случае, передвижение на велосипеде по Москве менее опасно, чем по дороге Торжок – Тверь. Только требуется быть постоянно внимательным. Перед автомобилистами я имею некоторое преимущество. Например, повернув в ошибочном направлении, могу спешиться на тротуар и вернуться к перекрёстку, а не колесить по всем окрестным улицам, выискивая необходимые повороты.

 

 

 

< Москва.

По Садовому Кольцу добираюсь до Серпуховской площади. Не могу сказать, чтобы я вовсе нигде не нарушил правила. Во всяком случае, с Серпуховской площади на Люсиновскую улицу повернул супротив разметки. Впрочем, десятки московских автомобилистов делали это едва ли не ежеминутно.

Большие неудобства причиняет неисправная «трещотка». После каждого светофора трогаться приходится очень плавно и аккуратно, особенно на подъёмах. Иначе нога вместе с педалью резко уходит вниз, что, в принципе, может грозить падением.

По Люсиновской, Большой Тульской улицам, по Варшавскому шоссе выбираюсь из столицы. Уже в черте Москвы встречаются пологие подъёмы, в профиле очень характерные для Смоленско-Московской возвышенности.

От Москвы до Серпухова можно добраться двумя дорогами. Новая магистраль идёт через леса в обход всех населённых пунктов. Она очень оживлённа и несколько однообразна. Я направился по старой дороге. Дорога идёт по населёнке, и один населённый пункт сразу же сменяется другим. Вот, например, всего в нескольких десятках метров за указателем, обозначающим выезд из Москвы, стоит указатель «Подольский район», а за ним сразу же – указатель «Щербинка». Разрыва в городской застройке практически нет. Щербинка – самый что ни на есть обычный посёлок городского типа. Выезд из Щербинки равнозначен въезду в Подольск. Подольск по численности населения (более 200 тыс. чел.) в Подмосковье уступает только Москве. Самый что ни на есть типичный подмосковный город. Преобладает современная застройка. Имеется два крутых подъёма, один из них – на реке Пахре. Едва заканчивается Подольск, как спустя двести метров начинается 50-ти тысячный город Климовск. Если не указатели, ни за что б не догадался, что въехал в другой город.

После Климовска в населёнке появляются первые «окна». Следующий посёлок городского типа – Львовский – расположен лишь в полутора километрах после Климовска. Далее на отрезке дороги до города Чехова все возвышения заняты деревнями и сёлами, а по понижениям сохранились участки лесных массивов.

Типичный сельский дом на пространстве от Климовска до Серпухова.

 

Одноэтажные жилые дома к югу от Москвы весьма разнятся своим обликом, так что преобладающие черты определить трудно. Крыши домов, пожалуй, чаще бывают в четыре ската. Фасадом представлена широкая сторона, иногда над ней имеется надстроечка, но очень маленькая. Это всего лишь чердачный выход, а не торцевое окно второго этажа, что обычно можно наблюдать к северу от Москвы. Стены домов в этих местах тоже выглядят различно. Чаще всего они оштукатурены и покрашены. Но могут быть просто бревенчатыми, а могут быть обшиты досками, как под Орлом.

Проехал Чехов. Далее расстояния между деревнями становятся заметно больше, а подъёмы встречаются чаще. Несмотря на то, что абсолютные высоты здесь как раз невелики, сказывается близость Среднеруссокой возвышенности. Радует, что до сумерек успею доехать до Серпухова. И, вообще, на участке от Москвы до Серпухова я перемещаюсь довольно резво – средняя скорость составляет 19 км/ч. Идеально ровный, широкий край проезжей части и попутный ветер тому способствуют.

За день проехал своим ходом в общей сложности 145 км (и примерно километров на тридцать больше – электричкой). На ночёвку остановился уже после захода Солнца на подъезде к Серпухову. Палатку закончил ставить в глубоких сумерках.

3-й день пути с Селигера.

Больших переходов более не ожидается. Просыпаюсь немного позже, чем обычно – в 7 утра. В половине десятого выхожу на трассу. Как и предполагал, некоторое время пришлось крутить педали, стоя на одном месте. Потом «собачки» зацепились за зубчики, и я поехал. В центр Серпухова въезжать не стал, а через село Ивановское по асфальту прикатил прямо к вокзалу. Он расположен на северной окраине города.

В Тулу электричка прибывает в двенадцатом часу, а из Тулы на Орёл другая электричка отправляется лишь в 1515. Пока есть время, бегло осмотрел Тулу. Думаю, улицы Тулы менее удобны для велосипеда, чем улицы Москвы. Причина – узкий край проезжей части вне полос движения. Мешают припаркованные автомобили и «пробки». Совершив по центральным улицам Тулы «круг почёта» общей протяжённостью в 10 км, возвращаюсь на железнодорожный вокзал. Электричкой добираюсь до Орла. Таким образом, своим ходом проехал за день 21 км.

Общая протяжённость поездки на Селигер составила 1047 км.

 На главную