На главную

ПОНЬГОМА.

2004

ЗАБРОСКА.

11.07.

Поезд отправляется из Орла ночью. В Москву он не заходит, а идёт окольными путями через какую-то станцию Поварово. Идёт с продолжительными техническими остановками непонятно в каких местах. За окнами иногда появляются заброшенные здания станций, они без вывесок, так что установить точное местонахождение не представляется возможным почти до Твери.

Река Мста близ деревни Мстинский Мост имеет широкую пойму. Лес сменяется обширным болотом, затем дорога проходит над широкой рекой и мимо деревни.

12.07.

Едем уже по Карелии. День выдался дождливый.

В Медвежьегорске вывеску на станции сменили; карельского варианта названия на ней нет. На других станциях они присутствуют: «Segezha», «Kemi». Очень красивый вид из окна можно наблюдать, например, на станции Шпаловои. Местами встречаются подтопленные сараи и столбы.

В нашей походной группе – 10 человек плюс собака. Лабрадора Жозефину не кормят почти всю дорогу – а это 38 часов пути от Орла до Кеми.

От Кеми до озера забрасываемся грузовиком. В крытом кузове весьма комфортно, потому как на этот случай имеются в качестве сидений мягкие кровати: водитель регулярно забрасывает туристские группы на ту или иную реку. Где-то на полпути к озеру делали остановку. Идёт дождь. Комаров в лесу нет. Но и ягод тоже.

Приехали на озеро где-то вблизи урочища Трифон-Варакка. Белая ночь. Пасмурно. Но красиво.

 

ОЗЁРА.

Озеро Поньгома в длину имеет 13 км, в ширину – 6 км. Через протоки сообщается с другими озёрами – Вуаръярви, Левицким, Ивановым и др. А Левицкое озеро через протоку сообщается с огромным Топозером. Точнее говоря – с Кумским водохранилищем, возникшем на месте Топозера. Когда протока не была перегорожена плотиной, сток из Топозера был намного больше, чем сейчас, а река Поньгома была вдвое полноводнее.

Кстати, ударение в слове «Поньгóма» ставится на второй слог.

Вода в озере Поньгома мягкая, мыло с рук не смывается.

13.07.

Стапель. Он немного затягивается, но после обеда, как и планировалось, мы выходим на воду. Нет, сегодня мы не намерены начать сплав по реке. Первым делом собираемся посетить озеро Вуаръярви, оно же – Варозеро. Якобы там «очень много рыбы». Во всяком случае, именно это утверждается в интернетовском отчёте.

 

 

В грузовике по дороге на Поньгому (авт. Р.Щуров).

 

Кемь. Заброска автотранспортом на Поньгому (авт. Р. Щуров).

Озеро Поньгома. >

 

Протока между Поньгомой и Вуаръярви (авт. Р.Щуров).

 

< Варозеро (Вуаръярви)^.

 

Сначала движемся по озеру, затем неполными экипажами заходим в протоку. Длина протоки – около 2-х км, поначалу она очень мелкая. Комаров вдоль протоки не очень много, ожидали худшего. В первой половине протоки нам встретилось аж 3 небольших моста. Этого мы не ожидали. Через первый мост байдарки перетаскиваем, два других обносим. Далее движемся полными экипажами, протока напоминает собой Вытебеть окрестностей Большой Михайловки: примерно такая же шириной и примерно такая же извилистая. Очень извилистая. Имеется слабое встречное течение – от Вуаръярви к озеру Поньгома. В воде в небольшом количестве присутствуют камни и коряги. В воздухе стоит сильный запах цветущего багульника. К концу прохождения протоки у одной из участниц начинает болеть голова. Не сомневаюсь, что из-за багульника.

Выходим на Варозеро («вар» - дорога, или же «вара» - гора). Озеро мелкое, во всяком случае, в своей северной части. Местами из воды торчат камни. Очень красивы берега озера с валунами. По причине мелководности вода в озере не особо холодна.

По маршруту наш экипаж движется так: один день за капитана идёт Люся, другой – я. Сегодня Люся идёт матросом, шланги баллонов находятся в носовой части. Где-то посреди Варозера они расходятся, воздух с шипением вырывается из баллонов. Оставшуюся часть пути мы проходим на полуспущенных баллонах.

На ночёвку остановились на мысу в северной части озера. Комаров мало, мошка присутствует, но это тоже терпимо.

В предвкушении рыбной ловли Лёха обещает к утру завалить вход в палатку лещами – до самого верха.

14.07.

Утром просыпаюсь оттого, что дежурные будят народ к завтраку. Поскольку никто из палаток выбираться не собирается, Юля пускается на всевозможные уловки. Например: «- А вот кто сейчас первым подойдёт к столу, тот получит тройную порцию изюма!» Ага! Я попытался выбраться из палатки, но куда там! Выбраться из палатки сразу не получилось. Вовсе не потому, что вход оказался завален лещами. Нет, это Люся завязала рукав палатки снаружи. Повозившись немного и изобразив из себя «копперфильда», я выбрался таки из палатки. Но утроенной порции изюма уже не получил.

Кстати, лещи в Варозере если и водятся, то только виртуальные. Реально же рыбы в озере так мало, что можно считать, её там нет.

«Не солоно хлебавши», покидаем Варозеро. Сегодня матросом иду я, где-то посреди Варозера шланги баллонов подо мной расходятся, воздух с шипением вырывается наружу. Оставшуюся часть пути мы опять проходим на полуспущенных баллонах.

Проходим ту же самую протоку – теперь в обратном направлении. Выходим на озеро Поньгома. Вода в озере очень чистая. Навстречу идут небольшие волны. Облака идут северные, пасмурные, иногда идёт дождь, изредка слышны раскаты грома. Люся учит меня, как делать веслом зацеп.

  В восточной части – там, где берёт начало одноимённая река, озеро Поньгома образует узкий и длинный залив – шириной метров 300. У берегов из воды торчит немало сухих деревьев. Озеро подпружено. На выходе из озера появляется течение, берега очень сильно сужаются. Здесь мелко, а в самом узком месте поперёк русла лежат плотно друг к другу 3 бревна – так это видно из байдарки. Это и есть плотина. С этого места начинается река Поньгома.

 

ПОНЬГОМА В САМОМ ВЕРХНЕМ ТЕЧЕНИИ.

Почти сразу же начинается препятствие №1. По описанию имеет категорию трудности 1а. В начале его имеется поворот вправо, далее струя по дуге идёт близ левого берега и «толково» несёт байдарку среди камней. Корректировать движение приходится слегка, лишь в нижней части необходимо сделать манёвр, обходя валуны.

Препятствие №2 (1а к.т.) – аналогичного типа шиверка.

Препятствие № 3 (1а к.т.) немного интереснее. Траектория движения одна, фарватер узкий, поэтому байдарка проходит близко к камням. В конце необходимо пройти узкие «ворота» между двух валунов. Затем чистый поток проходит под бревенчатым мостом. Мост имеет типичный для Карелии облик. Он обветшал, настил прогнут посередине. Транспорт по мосту не ходит.

Препятствие №4 (1б к.т.) мы назвали бы «Эстафетой». Впереди нас в шиверу заходит Лёха, мы тоже входим в неё, и дистанция между байдарками невелика. А вскоре Лёха застревает посреди реки на камне. Мы не имеем возможности остановиться, и Люся направляет байдарку левее в едва заметный проход между камней. Вот так мы обогнали Лёху. Однако, мы оказались в узком коридоре чистой воды, проходящем между камней. Вскоре этот коридор заканчивается тупиком, и мы основательно садимся левым бортом на плиту. Лёха тоже садится на камни – чуть правее нас и чуть выше по течению. Затем снимается с камней, движется далее, по ходу движения немного сдвигает нашу байдарку. Приложив ещё немного усилий, мы тоже снимаемся с камня. Вот так Лёха обогнал нас. Но мы движемся за ним и почти догоняем его среди камней в нижней части порога.

Лёха намерен вырезать из дерева эстафетную палочку. Как-никак впереди на реке ещё 61 препятствие.

Препятствие №5 (1б к.т.) ничего интересного не представляет. Но камней много. Всё такая же шиверка. Препятствия №№4 и5 лоции рекомендуют осмотреть. Мы не осматривали.

Река Поньгома на пройденном участке неширокая. Ширина, наверное, не более 30 метров .

На ночёвку остановились на левом берегу. Комаров почти нет. Зато поблизости на болотце растёт клюква, и можно набрать немного ягод, сохранившихся с осени прошлого года. Вкусные ягоды, и форму ещё не потеряли. Кстати, о ягодах. Клюква и брусника только цветут, голубика ещё зелёная. Только-только поспели первые ягоды водяники (шикши). В небольшом количестве встречаются подосиновики.

15.07.

Ходовой день.

Препятствие №6 (1б к.т.) – ничего страшного не представляет. Шиверка. Препятствие №7 (1б к.т.) – тоже шиверка. Сильно разгоняться не надо.

Выходим в Номозеро. Оно сильно вытянуто в длину, вдоль берегов поросло кувшинками. Пасмурно. Ветер встречный слева.

На выходе из Номозера находится бревенчатая плотина. Проходится ближе к левому берегу, струя чистая. За плотиной находится препятствие №8 (1а к.т.) – абсолютно не запоминающееся. Вероятно, их следует считать одним препятствием.

Препятствие №9 (1б к.т.) немного сложнее предыдущих. Лоции рекомендуют осмотр. Мы проходили с ходу. В верхней его части на камнях на повороте до нас посидели два экипажа. Мы это место прошли удачно, но вот далее – в центральной части шиверы – застряли на камнях. А далее на выходе из порога имеется гряда мелкосидящих камней по всей ширине реки. Мы её проскочили, не застряв, но надо полагать, именно в этом месте пробились.

Сразу же за препятствием №9 ближе к правому берегу из воды торчит пень, а прямо на этом пне растёт берёзка.

Таким образом, Поньгома в самом верхнем течении представляет собой череду несложных, но изобилующих камнями мелких шивер и нешироких плёсов.

 

 

Река Поньгома ниже препятствия №5.

 

Прошлогодняя клюква на болоте.

^Мало кто знает, что орхидеи встречаются в наших лесах до полярного круга включительно: ятрышник либо пальчатокоренник.

 

Номозеро.

 

Берёзка растёт на пне посреди реки: ниже препятствия №9.

< Препятствие №9 (авт. Р.Щуров).

 

 

 КОКОРИНО.

Вскоре выходим на озеро Кокóрино. Очень красивое озеро. С востока в озеро далеко вдаётся большой полуостров. На мысу этого полуострова мы остановились на обед. Немного выше места стоянки находится кладбище. В туристских отчётах оно фигурирует как старообрядческое, но это не совсем соответствует действительности. Староверов здесь хоронили, но это было более века тому назад, а с те пор захоронения производятся по православному обычаю. Оград на кладбище нет. На некоторых могилах стоят низкие – не больше полуметра – срубы с двухскатными крышами; по площади они чуть больше могил. Большинство видимых могил датируется 1930-50-ми гг. На крестах чаще всего встречается фамилия «Рудомётов». И, кстати, километрах в семи находится озеро Рудомётово и заброшенная деревня с таким же названием.

Отсюда по тропинке мы ходили в деревню Кокорино. В туристских описаниях о ней ничего не говорится, по карте показана как нежилая, но это чушь. В деревне имеется два больших бревенчатых дома и чуть ниже по склону виден третий. На грядках – образцово ухоженная картошка и другие овощи.

В Кокорино живёт бабуля Рудомётова (имени-отчества, к сожалению, не зафиксировал) 1923 г. рождения. Мы заходили к ней в гости, посмотрели, как выглядят помещения изнутри. На входе – низкая притолока, поэтому, входя в дом, необходимо сделать поклон. Дом просторный, чистый. Образа – в обязательном порядке. Имеется две печки – русская и голландка.

Хозяйка оказалась очень хорошей рассказчицей. Она много рассказывала. В частности.

- Деревню основали её предки – два брата, бежавшие сюда из рекрутчины. Они дали название деревне по названию прежнего места жительства. В каком веке это произошло – теперь неизвестно.

- Когда-то участвовала она в прокладке дороги, которая связывала деревню с остальным миром. Дорога представляла собой гать. А чтобы она была ровнее, деревья укладывались по принципу «верхушка, основание, верхушка, основание». И так – 18 км.

- В середине XX века деревня выглядела иначе. Леса вблизи деревни было меньше. Были поля, засеваемые ячменём и другими культурами. В деревне было большое стадо коров, работало почтовое отделение. Сама бабуля работала тогда на почте и ставила печати проходящим по реке туристам. Но с тех пор, как Хрущёв причислил деревню в число неперспективных, ни стада, ни почты больше нет, а поля заросли лесом.

- Пчеловодства здесь вообще нет. Летают, правда, шмели, но исключительно дикие.

- Однажды передвигаясь на лодке в сторону Вокшозера, бабуля повстречалась с медведем: тот появился в кустах на берегу. Друг друга испугали.

- Все пороги на Поньгоме – именные: как выше по течению, так и ниже по течению. Названия хорошо знал её покойный супруг, а сама она не знает этих названий.

- Родственники её живут кто где: кто в Кеми, кто в Питере, кто в Куземе, кто в посёлке Авнепорог.

- Когда-то деревня входила в состав карело-финской автономии. Жители в обязательном порядке изучали финский и карельский языки: финский – 4 года  и карельский – 2 года. Сама она, по видимому, имеет и русские и карельские корни. Во всяком случае, владеет и тем и другим языком, русским, вероятно, лучше. Напоследок мы попросили её сказать, что-нибудь на карельском. Она сказала краткую напутственную речь. Поскольку сами мы карельского языка не знаем, то попросили перевести. В русском варианте, конечно, нам несоизмеримо понятнее. Впрочем, пожелание счастья (onnea) было вполне различимо и в карельском варианте.

Вот в сущности и всё, что мне удалось запомнить.

В лесу появились первые зрелые ягоды черники.

 

ВОКШОЗЕРО И ОКРЕСТНОСТИ.

После озера Кокорино река представлена коротким участком, посреди которого согласно описаниям должно быть два переката. Но их нет: уровень воды в реке выше среднего. Проходим разлив реки, представляющий совсем маленькое озерцо. Далее река продолжается.

Препятствие №10 (1б к.т.) представляет собой достаточно интересную шиверу. Проходили без осмотра, хотя лоции рекомендуют осмотр. В нижней части шиверы по всей ширине реку перегораживает гряда камней. Проходя её, пробились ещё раз. По описанию, на выходе из порога струя упирается в валун. Но вот это как раз не страшно. Времени для манёвра более, чем достаточно, и врезаться в валун можно только находясь в бессознательном состоянии.

Препятствие №11 (1а к.т.) – перекат, который абсолютно ничем не запомнился.

Миновали правый приток Поньгомы – Кадиречку.

Вода в нашей байдарке прибывает интенсивно. Люся беспрестанно отчёрпывает воду кружкой, я гребу. Байдарка стала очень инерционной, что особенно ощущается на поворотах реки. Маневрировать стало намного труднее. Отпускаю чёрные остроты, что, дескать, наша субмарина будет называться «орденоносная лодка Карелец». Но у Лёхи ситуация острее. Корма его байдарки притоплена почти по самую лузу. Воды у него должно быть вдвое больше, чем у нас.

Тем временем, согласно описанию, на ближайшем участке реки нас ожидают пороги №№12 – 16. Препятствия №№12 и 16 имеют категорию трудности 1а, остальные – 1б., причём два из них даже рекомендуется проходить с осмотром. Что-то не помню я никаких порогов на этом участке реки. Были там какие-то перекаты – вовсе даже несложные. И даже на полузатопленной байдарке – инерционной, с повышенной осадкой – мы их прошли не напрягаясь. Один раз приставали к берегу, чтобы вылить воду из двух байдарок.

Выходим на Вокшозеро. На выходе в озеро по правому берегу, покрытому соснами – очень красивые скалистые выходы гранитных пород. Вокшозеро – довольно крупное, красивое озеро, имеет 8 км в длину и 3 км в ширину. На востоке переходит в озеро Волина Ламбина, а на западе – в Сухое озеро. Согласно описаниям, наилучшие места для стоянок находятся в западной части Вокшозера и на Сухом озере. Но мы не стали удлинять маршрут, о чём, впрочем, сожалеть не приходится. Пересекаем 3-хкилометровое пространство с юга на север. На озере имеются небольшие волны. Корма Лёхиной байдарки опять идёт по самую лузу в воде. В то время когда байдарка пересекает волны, вода из задней лузы даже выплёскивается наружу. А в это время пойманный Лёхой окунь плавает где-то внутри байдарки и прямо там же мечет икру.

На ночёвку остановились на песчаном северном берегу.

16.07.

Днёвка. На Вокшозере пасмурно и дождливо. Это – в первую половину дня. Во вторую – солнечно и тепло. Разница колоссальная.

Берег у места стоянки представляет собой замечательный песчаный пляж. Берег порос живописными высокими соснами. За лагерем находится болото отчасти безлесное, отчасти поросшее разреженно стоящими соснами. Некоторые из них имеют флаговидную форму крон и ориентированы точно по направлению север – юг. По компасу проверял. Классика. Очень наглядно. Но стоит только вблизи какой-нибудь сосны оказаться другому дереву, как точность направления нарушается.

 

 

 

Препятствие №10: валун, который трудно не заметить.

 

 

Пасмурное утро на Вокшозере.

Тот же день на Вокшозере (авт. Р.Щуров).

 

 

Шмели облепили цветок сабельника.

^Сосны на болоте у Вокшозера имеют флаговидную форму кроны.

< Байдарки на просушке.

 

Это болото близ Вокшозера – единственное место на Поньгоме, где я надевал накомарник. Более он нигде на маршруте не пригодился. На болоте собрал немного шикши и прошлогодней клюквы. И ещё – незрелой морошки. Попалась и первая зрелая ягода. Она по вкусу напомнает полежавший виноград. Или сладкий фруктовый компот. Зрелая морошка имеет жёлтый цвет, она нежна на ощупь. А незрелая морошка имеет красный цвет, и на ощупь твёрже. Вкус у неё другой – с кислинкой. Совсем незрелая ягода имеет зеленовато-белый цвет.

Прошёлся по камням вдоль берега озера в восточном направлении. Посидел на двух камнях, как в кресле со спинкой. Удобно, тепло, светло и мухи не кусают. И озеро – как на ладони, то есть, конечно, ближайшая часть озера. На синих цветках какого-то губоцветного нередко сидят шмели. И особенно много шмелей бывает на цветках сабельника. Пока я их рассматривал, один из шмелей принял позу угрозы: повернулся в мою сторону и поднял передние лапы. Затем взлетел и описал вокруг меня дугу.

Две пробитые байдарки мы положили рядом друг с другом на просушку. Под навесом. Кверху днищем. А ближе к вечеру небо опять затянули тучи, и пошёл дождь. Конкретный дождь. Так что просушивались байдарки в это время чисто формально.

Более того, участницы похода стали лепить пельмени, а в качестве стола использовали Лёхину байдарку. Другая байдарка на время стала чем-то наподобие скамейки. Пельмени поначалу складывали в одну чашку. Но вскоре пельмени слиплись и превратились в один большой пельмень. Тогда наши добровольные кулинары стали отделять пельмени друг от друга и придавать им форму заново. Форма на сей раз почему то получалась шарообразная. А что бы пельмени более не слипались, их стали раскладывать прямо на байдарках. По этой причине до ужина заклеить байдарки не было никакой возможности. И вот две байдарки – заваленные пельменями, присыпанные мукой и закрытые навесом от проливного дождя – продолжали «просушиваться» таким образом ещё несколько часов.

Эпопея с пельменями на этом не закончилась. Они долго не закипали, частично разваривались. Но в итоге всё равно получились вкусные. Помимо пельменей на ужин были ещё и чудаки с местными ягодами и изюмом. И рыба – в таком количестве, что мы её не доели и оставили на утро.

Вечером всё-таки заклеиваем байдарки.

17.07.

Ходовой день.

С утра и холодно, и ветрено, и пасмурно, и дождливо. Дежурная (Люся) тщетно пытается выманить народ из палаток к завтраку. В ход пошли и байки о хорошей погоде, и рассказы о вкусной манной каше, и обращения к совести, и произносимые противным голосом детские считалки «до трёх», и даже «угрозы» застрелить дежурного, если народ не проявит к нему сочувствия и не выйдет завтракать. Затем последовала инсценировка. В металлическую кружку была положена петарда. При счёте «три» петарда с громким звуком разорвалась, дежурный издал краткий возглас… Но несмотря на все старания и ухищрения дежурной, народ из палаток выбирался очень и очень неохотно.

На Вокшозере – большие волны. Хорошо, что ветер юго-западный и большую часть пути дует нам в спину. Всё же во время разворотов, когда байдарка становится лагом к волне, ощущаешь себя неуютно. Колбасит.

По ходу движения ловим волны. По недоразумению заходим в северо-восточный залив озера. Вообще то залив глубокий и в ширину имеет более полукилометра. Я всем своим органам чувств не сразу поверил, когда посреди залива правая лопасть весла, входя в воду, ударилась об камень.

Более того. Вся наша группа сцепилась в импровизированный «катамаран». Начинаем дрейфовать по ветру. Наша байдарка движется крайней справа. Дрейфуем с минуту. Метров полтораста до левого берега и вдвое больше до правого. И вдруг байдарка как вкопанная встаёт посреди озера. Как бульдозером «отскребло» нас от «катамарана». Это мы сели аккурат на подводный камень. Ни с того,  ни с сего. И хорошо так сели.

Этот северо-восточный залив Вокшозера заканчивается тупиком. Пришлось разворачиваться, против ветра выходить из залива, огибать мыс и через узкий пролив заходить в самую восточную часть Вокшозера. Снова сцепляемся в «катамаран», ставим на вёслах парус из полиэтилена и таким образом по ветру пересекаем этот восточный залив. Вёслами не работаем, поэтому становится холодно. Даже клонит в сон.

Между Вокшозером и озером Волина Ламбина имеется совсем короткий участок Поньгомы, на котором по описанию должно быть два переката. Ни одного не видели.

После Вокшозера Волина Ламбина кажется небольшим озером. Хотя в длину имеет более километра, а в ширину – чуть менее километра.

На выходе из озера находится препятствие №17 (2а к.т.). Всё та же шивера, только после Вокшозера река стала немного полноводнее.

Препятствие №18 (2б к.т.) интереснее. В верхней части имеется небольшой слив, за ним – небольшие стояки. Проходится ближе к левому берегу. А далее – опять же камни, камни, камни. В общем, уже традиционно для Поньгомы. Лоции рекомендуют осмотр. Посреди этого препятствия имеется небольшой спокойный участок, где мы останавливались на правом берегу на обед. С дровами здесь плохо: они сырые и горят посредственно. А чуть ниже препятствия №18 на правом берегу висит дуплянка. Мы здесь не высаживались, поэтому её предназначение нам не известно. Может быть, здесь всё-таки разводят пчёл? Кстати, северная граница распространения медоносных пчёл проходит как раз где-то здесь. Может быть, чуть севернее, а скорее всего – чуть южнее.

Погода улучшается, появляется Солнце.

После короткого плёса на реке расположено препятствие № 19 (2а к.т.). Это первое препятствие, которое на самом деле можно назвать порогом. Небольшим порогом. В описании оно значится как порог «У гранитной скалы». Осмотр по правому берегу лишним не будет. Начинается порог крутым поворотом реки влево. Заходить в порог следует чуть ближе к левому берегу, но затем необходимо успеть уйти под правый берег. В самом узком месте по обе стороны реки возвышаются скалы. Когда-то раньше с одного скалистого берега на другой был перекинут деревянный мост, его остатки и поныне можно видеть на левом берегу. Вообще, красивое место. Перепад высот – не более 1 м. Миновав скалы, струя проходит между нескольких крупных обливников едва ли не по прямой и выносит байдарку в улово. Прямо за уловом находится ещё один скалистый берег, поросший соснами, а река крутым поворотом уходит вправо.

Сразу после улова имеется своего рода продолжение порога – препятствие №20 (1б к.т.). Шивера проходится ближе к левому берегу.

Препятствие №21 (1б к.т.) – опять же шивера, ничего особенного собой не представляет.

Затем Поньгома проходит под высоким железобетонным мостом автодороги «Петрозаводск – Мурманск». Перила моста дрожат, когда по нему проходят фуры.

Вскоре после моста на реке встретилась ещё одна несложная шивера, идущая с изгибом влево – препятствие №22 (1б к.т.). Затем река проходит под ЛЭП.

 

ПОРОГИ В СРЕДНЕМ ТЕЧЕНИИ ПОНЬГОМЫ.

А вот дальше один за другим идут уже самые настоящие пороги 3 категории трудности. На участке протяжённостью 2 – 3 км находится три порога, на этом участке теряется ориентировочно 7 – 8 м абсолютной высоты русла, главным образом на порогах. Средний уклон составляет, таким образом, около 2,5 – 3,5  м/км.

Первый из числа этих порогов – порог Верхний Падун, он же – препятствие №23 (3а к.т.). Осмотр по левому берегу. Обязателен. Порог представляет собой мощный двухступенчатый слив с перепадом высот по 1 м на каждой ступени. При заходе необходимо попасть точно между двух валунов. Но один из наших экипажей умудрился пройти правее их – и успешно. Первая ступень слива из байдарки выглядит очень высокой и впечатляет. Сразу же за ней матрос может быть умыт с головой – хотя и необязательно. И сразу же байдарка попадает во вторую ступень; за сливом опять таки можно умыться. Здесь необходимо направить байдарку левее, чтобы уйти от камней. Колбасня усугубляется тем, что как раз посреди потока неглубоко лежит почти невидимый камень. Если не удержать байдарку, то оверкиль не исключается. Впрочем, все мы прошли порог без оверкиля. Единственный промах – на выходе необходимо успеть круто повернуть вправо, чтобы успеть вписаться в узкие ворота между камней, а я по ходу движения совсем про эти камни забыл. Так что пришлось на них немного посидеть посреди мелководья.

В тот же вечер мы подошли к следующему – к порогу Стол (препятствие №24; 3б к.т.). Осмотр по левому берегу. Обязателен. Порог широкий, очень короткий. Заход – по центру. Главная заморочка порога – косой кручёный вал, по дуге круто уходящий влево. Поток идёт по скальному желобу винтообразно.

 

Вокшозеро (авт.Р.Щуров)

Дуплянка.

Препятствие №19:

«У гранитной скалы».

 

Порог Верхний Падун (авт. Р. Щуров).

 

Общий вид порога Стол.

Прохождение порога Стол

(авт. Н. Павлова).

Косой вал отклоняет траекторию байдарки

(авт. Н. Павлова).

«Покатушки» на пороге Стол (авт. Р.Щуров).

 

Дело к вечеру, пора становиться лагерем на ночёвку. Посему порог попытался пройти только один экипаж. Остальные обнесли. Завтра днёвка, и у особо желающих ещё будет возможность «покататься» на пороге.

Васильич и Юля, заходя в порог, пытаются пробить косой вал, заходя насколько это возможно от правого берега. Но вал отбивает их вправо, и они с разгону вылетают на гряду камней. Нос байдарки свешивается с гряды, корма всё ещё остаётся за грядой. Наш экипаж стоял в это время ниже порога на страховке. Мы подходим ближе к порогу, Юля протягивает Люсе весло, Люся его держит, а я лопачу по воде своим веслом. Васильич тем временем отталкивается от камней. Общими усилиями снимаем байдарку с гряды. Как ни удивительно, но она даже нисколько не погнулась.

На стоянку расположились в 50 – 100м ниже порога.

18.07.

Днёвка. Времени предостаточно для того, чтобы внимательно осмотреть по левому берегу как Стол, так и весь следующий за ним порог – он начинается немного ниже места стоянки.

Всей группой смотрели «телевизор»: порог Стол проходили катамаранщики. Катамаран-шестёрка заходит в порог, Но косой вал сбивает и его, и камаранщики садятся на каменную гряду – точно также, как и наш экипаж днём ранее. Поньгомские пороги этому «танку» нипочём, однако несколько минут катамаранщики на гряде всё же провели.

Затем Лёха и Диман пытаются пройти порог Стол на разгруженном «Таймене». Итак…

Попытка первая. Заходят от правого берега в слив, намереваясь пробить косой вал справа налево. Косой вал сбивает их всё на ту же гряду. Затем байдарку разворачивает кормой вперёд по направлению косового вала и, соответственно, лагом к гряде. В следующую секунду байдарку опрокидывает через гряду. Опаньки, оверкиль! Над водой появляется днище байдарки, «полосатой как арбуз». Юлино сравнение весьма удачно.

Попытка вторая. Лёха и Диман снова пытаются нацелить байдарку от правого берега. На заходе в порог мешаются камни, поэтому выставить байдарку совсем уж близко к берегу так и не удаётся. Идут в порог. События повторяются один к одному. Результат – тот же самый. Единственное отличие: вдоль гряды им всё-таки удалось сплавиться на 2-3 м кормой вперёд, после чего их всё равно  опрокинуло через гряду.

Попытка третья. Лёха и Диман зашли в порог чуть левее верхушки косого вала и правее огибаемого валом камня. На сей раз прошли порог успешно. По косому валу. Люся тоже хочет пройти порог. Но Лёха говорит, что результат надо закрепить. И они с Диманом идут в порог в четвёртый раз.

Попытка четвёртая. Заходят неудачно. Косой вал сразу же выбрасывает их к гряде. Поток ставит байдарку на бок и заливает через край. Лёха выскочил из байдарки легко. А Диману заломило ногу и чуть не поломало; он успел вытащить её в самый последний момент. И оказался между каменным гребнем и наполненной водой байдаркой. Диману повезло ещё и в том, что он успел убраться с траектории байдарки, пока его не прижало. По словам Лёхи, наполненная водой байдарка весила тонны две и шла по потоку «как экскаватор» - не остановишь. По каменному желобу Диман и Лёха сливаются уже без байдарки, байдарка сливается тем же путём. А ниже порога мелко.

Это прохождение Стола для судна без потерь не прошло. Подрана шкура, отошла лея, подпорчен стрингер, основательно погнуты фальшборта. Посему «покатушки» на пороге закончились.

За прохождением «Тайменя» всё это время наблюдали москвичи, шедшие по реке на двух байдарках. Они сделали для себя соответствующие выводы и стали проходить порог сами. На первой байдарке «каякер» очень медленно сместился от левого берега к косому валу и вошёл в порог чуть левее верха этого вала. А далее прошёл порог по левой стороне косого вала. Вал сам развернул байдарку в нужном направлении, и вынес её по дуге, куда требуется, под аплодисменты нашей походной группы.

Вторая байдарка зашла в порог не столь удачно. Её уже почти вынесло  на гряду. Но капитан выскочил из байдарки влево, руками выправил направление байдарки, а затем вскочил на корму. Его матрос лопатил в это время вовсю. В итоге они прошли порог успешно.

Интересные растут мхи на болоте поблизости от лагеря. Их спорогон похож на тонкую зеленоватую шляпку гриба, сидящую на длинной тонкой ножке.

19.07.

Ходовой день.

Препятствие № 25 представляет собой очередной порог (3а к.т.). Названия порога мы не знаем. Порог очень длинный, по описанию длина его вместе с шиверистой частью составляет 500 м, но по моим прикидкам гораздо больше – метров 700 – 900.

Начинается порог с крутого поворота реки влево. В самом начале порога ближе к правому берегу находится остров и поваленный ствол дерева. Поэтому порог с воды не просматривается, байдарки скрываются из виду, едва войдя в порог, и учесть для себя их опыт прохождения не представляется возможным.

Заход в порог – ближе к левому берегу. Далее оставляем справа от себя один обливник с широким пенником, а затем слева от себя – другой. Это несложно. Далее реку пересекает гряда камней. При осмотре с берега я заметил два прохода. Заход в левый из них затруднён мелководьем и камнями. Крайний правый проход находится почти у самого правого берега. Он глубже, но чтобы в него попасть, необходимо пересечь всю реку. Интересно, насколько это реально? Ни в тот, ни в другой проход мы не попали. Обойдя обливники, мы зацепили камень, нас развернуло кормой вперёд, и до самой гряды камней мы так и сплавлялись кормой вперёд. Не у левого берега и не у правого, а как раз посерёдке. По течению. Только пару раз слегка подкорректировали траекторию, уводя байдарку от камней. И через гряду мы тоже протиснулись кормой вперёд – по центру её, причём даже не застряли.

 

 

 

Препятствие №25: 1-й слив.

Препятствие №25: средняя часть.

 

 

Препятствие №25: средняя часть.

Препятствие №25: 2-й прижим

(после 2-го слива).

 

 

        

 

  ^

Кустики лишайников смотрятся то как снег, то как покрытые инеем деревья

(авт.Р.Щуров).

Это не грибы, а спорогоны мхов

(авт. Р.Щуров).

 

Малое Рогозеро

(авт. Р.Щуров).

Белая ночь. Островок у препятствия №31 (авт. Р.Щуров)

Затем развернулись, оставили гряду больших валунов слева от себя и по струе, идущей среди обливников, переместились ближе к левому берегу. Последовал небольшой чистый от камней участок струи, по нему мы переместились к правому берегу и зачалились. Непосредственно перед нами русло реки сужается, и здесь находится первый – и наиболее мощный слив порога. Собственно говоря, вот это и есть порог как таковой. Осмотр проводим по правому берегу. Отсюда можно пронаблюдать как первый экипаж – Васильич и Юля – проходят слив, уходят от прижима, проходят среднюю шиверистую часть порога, проходят второй слив и входят в нижнюю шиверистую часть порога. Далее – не видно. Прохождения первого слива вторым экипажем я не видел. Спросил у Димана – и узнал, как нельзя в этот слив заходить: а именно – у правого края.

Продолжаем движение по порогу. Заход в слив – от самого правого берега. Вал в сливе оказался малость косой, но нам это не помешало. Хорошо миновали и слив и прижим. Средняя шиверистая часть порога проходится сначала ближе к центру, затем – ближе к левому берегу. Смещаться к левому берегу необходимо ввиду нависающего над рекой огромного бревна. Не заметить его просто невозможно. Однако чисто пройденные слив и прижим привели меня в такой восторг, что про бревно я забыл и даже не видел его, следя только за струёй. Неизвестно, когда бы спохватился, но Люся вывела меня из «прострации» своевременной репликой. От бревна байдарку отвернул, но какой то камень напротив этого бревна всё равно «собрал».

После того как струя минует среди камней небольшой перепад, необходимо смещаться от левого берега к правому и от него уже заходить во второй слив этого порога. По большому счёту эти два слива однотипны. По мощности второй слив уступает первому сливу, но зато после него прижим к гранитам левого берега сильнее. Там кстати под водой возле самого берега параллельно ему тянется узкий острый выход гранита, поэтому байдарка не должна пройти впритирку к берегу, иначе есть вероятность попортить шкуру. А после прижима необходимо пройти между нескольких крупных камней. Всё это мы прошли удачно.

Затем следует совсем короткий участок чистой воды. На этом участке необходимо успеть переместиться под правый берег. В нижней части порог опять же представляет собой шиверу с огромным количеством камней. Как ни удивительно, но прошли мы эту часть порога чисто.

Вообще, порог прошли лучше, чем я ожидал. После осмотра я полагал, что на камнях придётся посидеть, как минимум, раз пять. Но всего только «собрали» два камня. Точнее говоря, я «собрал». А если не Люся, то в средней и в нижней части порога с некоторой долей вероятности всё-таки довёл бы счёт до пяти.

Вскоре после этого порога на реке оказались ещё два препятствия. Препятствие № 26 представляет собой небольшую шиверу (1б к.т.), препятствие №27 – скорее перекат (1а к.т.). Прошли чисто.

 

 РОГОЗЕРО.

Далее берега пошли низкие, заболоченные. На левом берегу вблизи реки кто-то ходит, и это слышно. Много комаров. Единственный раз за всё время похода они атакуют нас прямо на реке. Любители рыбной ловли блеснят рыбу, мы движемся с продолжительными остановками и очень сильно растягиваемся по реке. Васильич и Юля – ещё только вблизи препятствия №27, а Диман и Лена – уже на подходе к Большому Рогозеру.

Ближе к Большому Рогозеру русло Поньгомы распадается на протоки. Основная протока идёт прямо, но она намного длиннее, а выход из неё ещё надо найти. Наиболее краткий путь представлен протокой, уходящей поначалу вправо. Ширина протоки – метров 10. Метров через двадцать протока делает поворот влево. Несколько минут байдарка идёт по коридору между кустов ивняка, а затем выходит на озеро. Основная протока выводит на озеро немного севернее, прибрежное пространство озера между протоками заросло хвощём. Большое Рогозеро красиво, в отдалении видна горка, поросшая лесом.

Участок Поньгомы перед Рогозером своим обликом и комарами немало напоминает Илексу на подходе к Лузскому озеру. А само Большое Рогозеро обликом немного сходно с Лузским озером и, кстати, расположено по отношению к реке аналогично. Всё озеро вытянуто в левую сторону от реки. К счастью, сходство Поньгомы с Илексой исключительно этим и ограничивается.

Огибаем остров слева. Через пролив выходим на Малое Рогозеро. Берега Малого Рогозера низкие и заболоченные.

Здесь – на Малом Рогозере – произошла битва с «корсарами Рок-озёрских морей». Или – «Рог-озёрских». Кто из нас в этой битве выступал в роли корсаров – понять трудно. Началось действие с того, что «Таймень» зашёл вперёд «Свири», и Диман стал подначивать Женю. Женя ответствовал, что вот, мол, сейчас они их догонят. Затем «Таймень» выстроился в авангарде всей группы, и Диман пустился в провокационные речи, суть которых сводилась к тому, что сейчас будет установлен «новый порядок» движения экипажей. Эта провокация не осталась безнаказанной. Два «Катрана» и «Свирь» атаковали «Таймешку» и стали за ней гоняться. Диман поливал нас водой с весла, мы его тоже. Я всё пытался залезть носом «Катрана» на корму «Тайменя», поэтому Люся была мокрая до нитки. Воды в байдарку наплескалось больше, чем в пороге. Первый эпизод сражения на Рог-озерских морях закончился тем, что перепуганная Жозефина бросилась через борт «Тайменя» в воду, и Диман вытаскивал её из воды в байдарку.

После короткой паузы последовала «вторая серия» битвы на Рог-озёрских морях. В ходе «сражения» Лёха применил абордаж и «секретное оружие» - каску, наполненную водой. Перепуганная Жози снова выпрыгнула из байдарки. На сей раз подбирать её пришлось нам, так что заключительные две минуты сражения прошли без участия нашего экипажа. По окончанию действия «пленника» вернули на «Таймень», где уставшая псина ещё долго клевала носом и, в буквальном смысле, едва не заваливалась в сон, вызывая тем самым всеобщее веселье.

Не участвовавший в сражении экипаж ещё одного «Катрана» почти всё это время занимался съёмкой фильма.

Выход из Малого Рогозера нашли не сразу и едва не ушли в восточный его залив. Нас выручил шум ветра в кронах деревьев, который мы приняли за шум порога. Очень похож. Выходя из Малого Рогозера, пересекли небольшой мелководный участок, поросший хвощём. Кстати, «рог» в переводе с карельского означает траву.

Препятствие №28 находится на выходе из Малого Рогозера. Представляет собой небольшой порог (1б к.т.). Осматриваем по правому берегу. Полуметровый слив аналогичен тем, что имеются в препятствии №25. Заход – от правого берега. На заходе – прижим к правому берегу. Слив идёт от правого берега к левому, за ним – прижим к левому берегу. Он не так силён, каким кажется с берега. И даже нависающий на уровне головы гребца конец поваленного дерева не обостряет прохождение этого места. После слива в русле имеются камни.

В «Свири» пробит баллон. Не вполне понятно, в каком именно месте это произошло. Женя полагает, что где-то под водой была коряга. Он досадует, что пробили баллон в пороге «1б» в то время как два порога «3а» прошли без единой пробоины и ни разу не сев на камень. Но тут не угадаешь.

После плёса прошли препятствия №29 (1б к.т.), №30 (1б к.т.) и №30а (1а к.т.). Они представляют собой расположенные друг за другом шиверки с множеством камней. После препятствия №30а остановились на правом берегу на стоянку. Ниже места стоянки находится плёс, поросший елями островок и следующее препятствие.

Над рекой ночью собирается туман; очень красиво.

 

НЕЗАБЫВАЕМЫЙ ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ ПОСРЕДИ БОЛОТ.

20.07.

Днёвка. У Лёхи – день рождения. По этому поводу сразу после завтрака Диман организует торжественное построение участников похода для поздравления Лёхи. Что касается праздничного ужина, то он будет только вечером. А после торжественной линейки имеется уйма свободного времени. И около 12 ч. дня Лёха пригласил всех желающих на прогулку. Пофотографировать. Прошлым вечером он обнаружил метрах в трёхстах от лагеря оригинальную гряду валунов. Теперь решил сходить туда ещё раз. Компанию ему составили Васильич, Диман и я.

Почти всё расстояние до гряды мы шли по тропе. Иногда пересекали участки, покрытые кустистыми лишайниками – белыми как снег и подобно снегу хрустящими под ногами.

Гряда валунов оказалась типичной для Карелии и имела ледниковое происхождение. Она поросла сосновым лесом и посему для фотосъёмки была неудобна. Проведя на гряде несколько минут, мы направились назад. Лёха едва не наступил на крупную гадюку, гревшуюся посреди камней. Он уже занёс ногу для следующего шага и не мог остановиться. Он смог только задержаться на месте, и этого оказалось достаточно, чтобы змея ушмыгнула под камень.

От гряды мы прошлись немного в сторону – вправо от тропы по которой пришли, и вскоре с удивлением обнаружили себя возле водоёма с медленным течением. Других рек поблизости нет. Неужели Поньгома? Что-то не припоминаем мы этого места. Ну, да ладно, берега реки от Малого Рогозера до самой стоянки разнообразием не отличаются. Запамятовать было нетрудно. По идее, мы должны были оказаться выше по течению, чем наш лагерь. Твёрдо полагая, что это так оно и есть, попытались срезать путь и выйти к лагерю напрямик.

Почти сразу же оказались на сфагновом болоте, где ненадолго задержались. Ели спелую морошку. Это самое что ни на есть настоящее болото. Слегка подпрыгнешь на моховом ковре (слегка!), а метрах в четырёх в луже вода начинает заметно волноваться. Всё на плаву. Затем вышли с болота на поросшее высокими соснами возвышение. Несколько минут лежали посреди мягкого мха. Отдыхали, «наслаждались лесом». Ещё никто не знал, что мы уже заблудились.

По пути нам попалась ещё одна гадючка – на сей раз небольшая. Эта встреча стоила гадюке жизни. В ходе «сафари» змею порешили. Как потом выяснилось, незадолго до этого момента змея проглотила лягушку, потому не успела от нас вовремя скрыться.

И снова мы вышли на болото. Где лагерь? Мы прошлись немного вдоль края болота, потом решили его пересечь. Шли по сплошному моховому ковру, затем перебирались с кочки на кочку посреди открытой водной поверхности. То ли ручей посреди болота, то ли большая лужа – непонятно. Вот это мне уже начинает не нравиться. Страшновато. Кто его знает, какая там глубина?

За болотом оказалось вытянутое возвышение, покрытое лесом. Дальнейшую последовательность событий можно воспроизвести лишь приблизительно. Идём вдоль леса. Потом опять пробираемся среди болота. Обходя окна воды и грязи, мы вышли к водоёму. Надеялись, что это река, но это – затерянное посреди болот озеро. Глубина его возле берега в одном месте составила полметра, в другом – два. Это – не считая ила. Берег озера местами плавучий, ходуном ходит, и, наверное, под него возможно поднырнуть. В озере водится рыба, и Лёха сетует, что не взял с собой спиннинг.

Снова идём через болото, пересекаем полосу леса. Лес здесь так идёт – по каменистым возвышениям рельефа полосами. И болота, соответственно, тоже тянутся полосами шириной по нескольку сотен метров – по понижениям рельефа. Но только ширина сосновых лесов намного меньше, чем ширина болот. Так что ходим мы большую часть времени по обширным болотам. За день пересекли их около десяти раз. Местами посреди болот имеются маленькие каменистые островки, густо поросшие мхом и травами, а иногда и деревцами. Цепочкой, выдерживая небольшую дистанцию, переходим от островка к островку по кочкам. На кочках задерживаться нельзя: они проминаются под ногами. Адреналин пуще, чем в порогах. Промахнёшься мимо кочки – нога вязнет, пока её вытащишь, следующая вязнет ещё больше. Хорошо, во всех этих случаях до островков оставалось совсем немного. Конечно, нас четверо, и если б кто-нибудь провалился, друг друга вытащили. Но всё равно страшно. Кстати, в тех случаях, когда расстояние между каменистыми островками измерялось всего несколькими считанными метрами, Диман брал его напролом на скорости. Скорость быстро терялась, и вяз он к концу дистанции где-то по щиколотку.

Фраза дня (произносится с лёгким выражением заботы):

– Ноги не промочил?

Еще раз вышли к водоёму. Ещё одно небольшое затерянное посреди болот озеро. По ходу движения мы разделились, и несколько сотен метров Лёха прошёл один. Перекрикивались. Хорошо, сошлись как раз у этого водоёма.

И снова – болота. Нам слышится шум порога. Мы идём в том направлении, но это шумит ветер в кронах деревьев. Время от времени этот шум доносится до нас то с одной, то с другой стороны.

Постепенно у меня складывается впечатление, что река находится как раз в том направлении, откуда мы столь долго и упорно идём. Но мне не верят. Карты у нас нет, а Диман и Лёха до сего дня в карту вряд ли заглядывали. Они пытаются выйти в лагерь, анализируя пройденный путь. Хм. Я попытался мысленно сопоставить траекторию движения с картой, насколько я её помню, и в голове у меня получился полнейший хаос. Я понимаю, что ничего не понимаю. Должно быть, Хозяин осерчал на нас за змейку.

Кто-то видел вдалеке над лесом верхушку триангуляционного пункта. Но мы всё равно не знаем, где именно он расположен, так что нам от этого не легче. Карты нет… Да собственно говоря, у нас вообще ничего нет. Кроме двух фотоаппаратов, видеокамеры, спичек и часов. И вокруг – только леса и болота.

Перекур на краю очередной полосы леса. Хорошо, что комаров почти нет, да и мошка присутствует лишь местами и тоже в небольшом количестве. На болотах – немало спелой морошки. Но по мере наших блужданий по болотам интерес к ягодам ослабевает. Лёхе морошка уже противна.

Поступает предложение выбрать, кто будет съеден первым. Почему-то «голодные туристы» молча посмотрели на меня. Диман подытоживает: «Так. Утверждено единогласно. Тебя мы первым и съедим. Потому что всё равно ты – мафия». Это мы в грузовике во время заброски на Поньгому играли в «мафию». Первые три раза подряд «мафией» был я, а в следующие разы меня «мочили» в самом начале игры – на всякий случай.

Идём далее по краю болота вдоль леса. Входим в лес. Кстати, повсюду вдоль лесных опушек (а иногда и в самих лесах) тянутся натоптанные звериные тропы. Выходим на просёлок. Просёлок хорошо накатан, но уже зарастает сосенками, и, очевидно, что им давно не пользуются. Скорее всего, он выходит к Роман-порогу, но километрах в девяти от лагеря. Это по прямой. А по реке – в 12-ти км ниже лагеря. Впрочем, выйдя на просёлок, мы не знаем и этого. Идём в противоположную сторону.

 

Моренная гряда камней среди леса.

Сосны на моренном холме

(авт. Р.Щуров).

Бескрайние болота и леса вблизи Поньгомы (авт.Р.Щуров).

Окна воды и грязи среди болот.

Болото (авт. Р.Щуров).

 Затерянное посреди болот озеро

(авт. Р.Щуров).

Плавучий берег на болотном озере.

 

 

Цветущая росянка посреди топи

 (авт. Р.Щуров).

Точка наибольшего удаления от лагеря.

Рыбалка на «болотном» озере.

На том же озере (авт. Р.Щуров).

Начало Роман-порога.

Средняя часть Роман-порога

(авт. Р.Щуров).

Трудно читаемый с воды камень (авт. Р.Щуров).

Основная ступень Роман-порога.

 

Слева от нас открылся просвет между деревьев. Мы сходили посмотреть, что в том направлении находится. Опять же болота, болота, болота и обширные окна воды. Васильич и Лёха попробовали воду из болота на вкус. Говорят, очень чистая. Должно быть, из-за сфагнумов.

Просёлок привёл нас на заброшенную вырубку, сменился тропинкой, а та вскоре исчезла. Снова пересекаем болото – теперь уже в произвольном направлении. Но очевидно, что брести по Карелии в произвольном направлении глупо. Очень скоро мы остановились на маленьком островке посреди болота, чтобы немного подумать. Времечко – 1620.

В результате непродолжительного обсуждения сложившейся ситуации мы приняли решение идти на север. В этом случае рано или поздно, мы выйдем к Поньгоме. Другой вопрос, где именно. Надеюсь, не у Нижнего Падуна. Река течёт с запада на восток, а лагерь стоит на правом – южном – берегу. Промахнуться невозможно.

Мы перебрались на более крупный островок, поросший соснами. Передохнули среди зарослей голубики. Заснялись на видеокамеру. По часам и Солнцу взяли направление на север. Кстати, хорошо, что погода ясная.

Ориентируясь по часам, снова пересекаем болото. Опять же адреналин!

Тем временем в лагере тоже спокойно не было. В лагере оставались Женя и пять девушек. Сначала они решили, что мы совсем совесть потеряли, но потом поняли, что дело обстоит иначе. Где-то в 2-3 часа дня они стали подавать звуковые сигналы, колошматя ложками по посуде. Лёхину двустенную стальную чашку погнули, на моей поотбили эмаль. Люся пробила ложкой бесхозный чайник, оставленный кем-то ранее на месте стоянки. Женя заходил в лес на расстояние звука и стучал поварёшкой по коптильне – она звучит громче всего. Ничего этого мы, конечно, не слышали. Где-то после 4 часов дня народ стал обдумывать возможность разведения сигнального костра.

Пересекаем полосу леса и снова пересекаем болото. Попробовали покричать и посвистеть – совершенно бесполезное занятие. В ответ свист раздавался – но только птичий. Мелкий пернатый хищник летал неподалёку. Но если он рассчитывал, что где-нибудь здесь мы отбросим коньки, то это он напрасно. Мы обогнули выступ ещё одного леса и опять пересекли болото. Снова вошли в лес. И – ура! Река! Мы в первый момент глазам своим не поверили. Время – около 1700. Итого ходили по болотам около 5 часов. И прошли ориентировочно километров 15 – 20.

Здесь же возле реки сделали постановку на видео: выход на Поньгому – примерно как это было. Кстати, единственная постановка за весь поход. Всё остальное заснято «вживую», что конечно много лучше и, главное, точнее.

Но мы ещё не в лагере. К реке вышли в незнакомом нам месте. Напротив нас – небольшой порожек-перекат, мы его на байдарках не проходили. «Это – начало Морского порога», – прикалываюсь я. Близ порожка ещё видны остатки бревенчатого сруба. Очень кстати в это самое время по реке проходили катамаранщики. Они сообщили, что наш лагерь находится километрах в трёх выше по течению. Ещё 25 минут мы добирались до него вдоль реки.

Что касается гадюки, то её выпотрошили и приготовили на костре. Есть там, в сущности, нечего. Порции получились столь малые, что вкус едва удалось разобрать. Весьма и весьма отдалённо напоминает сушёные кальмары, во всяком случае на вкус лучше ужа.

Вечером отмечали день рожденья Лёхи. «Отрывались» от души.

21.07.

Ещё одна днёвка.

Если кто-то думает, что события предыдущего дня отбили у нас охоту выходить на болота, то он глубоко ошибается. Примерно в 5 часов вечера Васильич, Лёха и я снова отправляемся из лагеря на те же самые болота. На этот раз идём на озеро за окунями. Через лес вышли к реке немного ниже места стоянки, взяли по компасу 130°, пересекли болото, маленький участок леса и опять же через болото в половине шестого вышли к озеру – к тому, что расположено ближе к лагерю. Оба болотных озерца на карте-двухкилометровке отмечены.

На озере были до восьми. К своему удивлению обнаружили затопленную возле берега деревянную лодку. Пока Васильич и Лёха блеснят рыбу, собираю морошку. Хожу в спасжилете, поэтому ощущаю себя намного спокойнее, чем в предыдущий день. Более того, иногда специально перемещаюсь по кочкам – мало мне было острых ощущений! Вот, например, посреди островков – окно грязи, имеющее несколько метров в поперечнике. Посреди этого окна – несколько небольших кочек, а точно посередине на кочке растёт куст морошки, и на нём – одна зрелая ягода. По кочкам добрался до кустика, не задерживаясь, сорвал ягоду и так же по кочкам вышел на островки по другую сторону окна. М-да, мало мне было вчерашних приключений.

По пути с озера один раз пересекли по кочкам окно воды. Кочки так и проседали у нас под ногами. Васильич тоже идёт в спасжилете, Лёха обходится без спасжилета.

Вечером парились в бане. Очень удобен заход в воду – сразу глубоко. Удобен и выход – из воды на берег можно выбраться по лестнице.

После бани отмечали «Экватор». Помимо прочего на праздничном столе у нас был импровизированный торт, а также ананасы и пиво «Арсенальное». И то и другое мы везли с собой из Кеми.

 

РОМАН И КОРНЕЙ.

22.07.

Ходовой день. Прошли целую кучу каменистых шивер, все они – 1 категории трудности. Препятствие №31 (1а к.т.) прошли слева от острова. Препятствие №32 (1б к.т.) – то самое, к которому позавчера мы вышли после блуждания по болотам. Препятствия №№ 34 и 39 в лоциях обозначены как имеющие 1а к.т., препятствия №№33–33а, 35–38, 39а, 40–41 – как имеющие 1б к.т.

На стоянку расположились на левом берегу перед началом Роман-порога (препятствие №42; 3б к.т.). Дров здесь почти нет.

Возможно, «Роман» это имя человека, по которому назван порог. Но не исключено, что название порога происходит от слова «romah~», что означает грохот.

Роман-порог – очень длинный, по описаниям имеет длину порядка 500 м, а перепад высот на этом участке составляет 8 метров, хотя высоких сливов в пороге нет. Начинается он непосредственно перед бревенчатым ледоломом. Ледолом лучше обойти справа и пройти при этом поблизости от него. Разгоняться в этом месте не следует, потому как за ледоломом быстрое течение несёт байдарку на правую по отношению к фарватеру опору бревенчатого моста. Собственно, ледолом был сооружён на реке для защиты моста. Нетрудно понять, что во время одного из половодий река всё-таки разрушила мост, снесла центральный пролёт, и теперь он красуется на левом берегу двадцатью километрами ниже по течению – как раз напротив порога Мостовой.

При прохождении Роман-порога как раз между опорами отсутствующего пролёта моста и надо вписаться. Струя там чистая, но после того как байдарка минует прижим к правой опоре и поравняется с ней, необходимо будет миновать прижим к левой опоре. Спустя полсотни метров русло реки делает полуповорот влево. Как раз в этом месте река по всей ширине мелка и изобилует камнями. Сразу за ними имеется первый – совсем невысокий слив. При прохождении проще всего остановиться среди камней, выйти из байдарки, провести её и затем продолжить сплав по порогу. Далее необходимо вписаться во второй невысокий слив, пройти рядом с подводным камнем и вписаться в третий невысокий слив. Всё это проходится ближе к левому берегу. Далее следуют два плохо читаемых с воды камня. Особенно плохо читается второй из них. С воды кажется, будто он находится на полметра в стороне от того места, где на самом деле расположен. В заблуждение вводит форма пенника.

Затем идёт наиболее приятная часть порога, представленная не камнями, а высокими широкими и шумными валами, проходя которые, необходимо сместиться от левого берега к правому. Ближе к правому берегу байдарка должна сделать закономерный поворот влево, сразу же пройти очередной – наиболее мощный – слив и хорошую бочку. К этому моменту стоит вспомнить, о том, что байдарку в пороге необходимо держать ровно.

Сразу же за бочкой стоит уйти влево, потому как прямо по курсу – множество камней. После нижней шиверистой части на выходе из Роман-порога по обе стороны расположены два огромных улова.

Этим вечером мы посмотрели «телевизор»: прохождение порога двумя «Тайменями» московской группы. Порог они проходили с выброской на камни мелководья, что находится после моста. Затем на разгруженном «Таймене» порог прошли Лёха и Диман. Аналогично.

23.07.

Ходовой день. Ещё раз осмотрели Роман-порог. Сегодня его проходит наш экипаж.

По ходу движения можно отметить несколько моментов. Первый. Из байдарки мы нигде не выходили. Посреди камней мелководья Люся пошла на принцип и настояла на том, что бы пройти это место, исключительно лавировкой среди хаотично раскиданных камней. Лавировали мы на этом месте несколько минут, разворачиваться пришлось во все стороны, но в конечном итоге, всё же протиснулись в первый слив.

Второй момент. Как ни старался я запомнить плохо читаемый с воды камень, но он всё равно не понятно где находится. Хорошо, Лёха показал на него рукой с берега, а Люся чётко отвела нос в сторону. За что им и спасибо.

Третий момент. В бочку зашли у самого правого берега – намного правее того места, где проходили вчера другие экипажи. Между прочим, очень хорошее место для прохождения.

Четвёртый момент. После бочки удобный уход влево по струе мы, откровенно говоря, прохлопали. Ладно, я прохлопал – тем более, что сам заприметил это место при осмотре с берега. Нам пришлось уходить от правого берега к левому уже посреди камней шиверистой части порога. Почти напролом. При этом два раза зацепили днищем за камни. Байдарка в это время располагалась лагом к струе, и во втором случае имел место нешуточный крен вправо. Нас вполне могло опрокинуть через камень, но мы удержали байдарку.

Улова после Роман-порога тянутся метров на 200. На выходе из них река делает крутой поворот вправо, и сразу же начинается препятствие №43 (2а к.т.). Этот порог интересен тем, что русло реки сужается и на протяжении 300 м идёт в каньоне между высоких скалистых берегов. «Выбрасываться» на берег здесь решительно негде. Струя чистая, быстрая, высота валов достигает 0,6 – 0,7 м. На выходе из этого очень приятного порога находится очень неприятный шкуродёр – по всей ширине реки.

Далее прошли то ли одну, то ли две шиверки. По описанию здесь имеется 2 переката, порог – препятствие №44 (2а к.т.) и за ним – ещё два переката.

Подошли к Корней-порогу (препятствие №45). Классифицирован как 3а к.т. Чем он проще Роман-порога – непонятно. Это – вопрос к классификаторам.

Длина порога – 90 м. Общий перепад высот на Корней-пороге составляет порядка 5 м, примерно половина этой амплитуды приходится на основной слив. При приближении видно, что лес по обе стороны реки за порогом понижается, и это производит некоторое впечатление. Осмотр – по правому берегу, и при осмотре порог впечатляет гораздо больше. В верхней части порога имеется первый высокий слив. Но там повсюду – острые камни, проход всего один. Поэтому правильно зайти оттуда в основной слив порога крайне трудно. Все мы без исключения верхнюю часть Корней-порога обнесли.

Основной слив Корней-порога – мощный высокий и очень узкий. Расположен по центру. Вход в него плохо читается с воды, а войти надо очень и очень точно, иначе экипажу грозит сваливание байдарки на камни. Адмирал запретил прохождение порога почти всем. И сам не пошёл, чтобы никому обидно не было. В виде исключения разрешил только двум особо желающим: Диману – он очень того хотел, и Люсе – опыта у неё достаточно. «Супер-бизоны» хорошо прошли порог на «Катране». На выходе из слива слегка и без последствий зацепили один камень, но не зацепить камень на выходе из слива просто невозможно. Короче, чисто прошли.

Остальные обносят порог и проходят только короткую мелкую шиверу на выходе из порога.

Вечером того же дня мы узнали, что один из экипажей другой туристской группы всё-таки прошёл Корней-порог от самого верха. Очень интересно, как они там лавировали.

 

ПОНЬГОМА В НИЖНЕМ ТЕЧЕНИИ.

За оставшуюся часть дня прошли ещё «целую кучу» шивер. Судя по описаниям, до устья реки Егут мы прошли препятствия №№46 (1б к.т.), 47 (2б к.т.), 48(1б к.т.), 49 (1а к.т.).

При впадении Егут шире Поньгомы. Складывается впечатление, что это Поньгома впадает в Егут, тем более, что Егут подходит к этому месту прямо, а Поньгома приняв Егут справа, сразу же делает крутой поворот влево. До впадения Егута и после русло Поньгомы представляет собой продолжительный плёс. А где-то неподалёку расположены большие болота, название которым, кстати, тоже – Поньгома.

Затем последовали ещё три препятствия - №№50 (1б к.т.), 51 (1а к.т.), 52 (1б к.т.) – представленные шиверами. Ничего особенно интересного они не представляют. Запомнилось только первое из них, его можно пройти среди валунов по разным траекториям. После этих шивер посреди реки возвышаются бетонные кольца – когда-то здесь была переправа.

Препятствие №53 расположено за поворотом реки влево. Проходится вдоль левого отвесного скалистого берега. Струя идёт по дуге, почти на всём протяжении чистая, быстрая, с продолжительным прижимом к скалистому берегу. Красивое место.

Далее миновали остатки лесобиржи – они по левому берегу.

Следующее препятствие №54 классифицировано как 2а к.т. Поэтому мы пошли в него без осмотра. А зря. В лоции так буквально и было написано: «Лучше осмотреть».

Идём в порог четвёртыми. Прошли первую шиверистую часть. Вошли во вторую – тоже шиверистую. В конце её имеется невысокий широкий слив с бочечкой. Слив представляется мне одинаковым на широком его участке. Люся отводит нос вправо. Я недоумеваю, и не тороплюсь отводить корму. А напрасно. Вот же острый камень, торчащий в самом начале слива! Дёрнулся было отводить корму, да поздно. Жёсткий удар  левым бортом об камень. Без большой пробоины этот удар не обойдётся. Мысленно ругаю самого себя, а порог тем временем продолжается, следует третья часть. Люся кричит: «Поворачивай! Поворачивай!» Порог – не лучше место, чтобы грузиться по поводу собственной ошибки. Течение несёт нас среди обливников по направлению к широкой каменной плите. А на этой плите уже стоят Васильич, Юля и Лёха. И там же – выскочивший на плиту «Катран». Спохватившись, опускаю весло в воду справа, и байдарка чётко поворачивает перед самой плитой. Огибая плиту справа, проходим слив, наиболее высокий в этом пороге, и выходим из порога под громкие аплодисменты расположившихся на правом берегу питерцев. Это они не видели эпизод в середине порога.

Пока Васильич, Юля и Лёха сами разруливают аварийную ситуацию, подгребаю к «Тайменю». Диман спрашивает: «Как у вас?» Я показываю знак «Okey». Диман интересуется: «Что, всё так замечательно?» «Нет», – отвечаю, – «это у нас должна быть вот такая дыра!»

Кстати, количество воды в байдарке… Оно не то чтобы прибавилось. Оно резко прибавилось! Но это – полбеды, даже меньше. То, что в «Катране» ещё и баллоны спустили – это уже серьёзнее. Вскоре становится понятно, что со шлангами на сей раз порядок, а вот левый баллон пробит.

Ближайшая стоянка занята, приходится идти далее. По пути пришлось пройти ещё две шиверы – препятствия №55 (1б к.т.) и №56 (2а к.т.). «Катран» без баллонов – это уже не «Катран». Не жёсткий, гнётся наподобие копчёной колбасы. К тому же инерционный из-за набравшейся в него воды, а потому – плохо управляемый. Люся постоянно отчёрпывает воду кружкой, но та поступает в байдарку с такой же скоростью. Осадка постепенно возрастает. Попытка подкачать баллоны оказалась малоэффетивной.

 

1,2,3.Прохождение Корней-порога

(авт. Р.Щуров)

Впереди – препятствие №53.

Порог Мостовой.

На берегу – настил моста, снесённого с Роман-порога.

Шиверистая часть Мостового порога.

 

Наконец, добрались до Мостового порога. Стоянка опять же занята, но москвичи не стали возражать, чтобы мы остановились поблизости.

Байдарку разобрали. В последствии при осмотре стало ясно, что баллон пробит штырём среднего шпангоута. Во время сборки судна на озере Поньгома мы обматывали соединения шпангоутов изолентой. Но изолента была низкого качества, часто рвалась. А вот теперь при ударе об камень низкое качество изоленты в буквальном смысле вышло нам боком.

24.07.

Днёвка, на сей раз вынужденная. Возимся с байдаркой. Затем я осматриваю свои мокрые вещи. Один из герметиков протёк, помимо прочего промок блокнот с записями и начал расходиться по листам. Выложил блокнот на камни, но сохнет он медленно. Ручка по влажной бумаге не пишет, некоторое время я близок к тому, чтобы плюнуть на ведение записей. Выручает маленький огрызок карандаша. Не в лучшем расположении духа, но всё-таки продолжаю конспектировать события, лёжа на камне. Тем временем оранжевого цвета бабочка с полчаса сидит у меня на правой руке и – что удивительно – не улетает.

Тем временем Васильич, Лёха и Диман ходили в Кузéму за продуктами. По железке их довезла до Куземы попутная дрезина, а назад через лес они шли пешком с рюкзаком и пакетами. Помимо прочего из Куземы принесли свежий и очень вкусный сыр («Российский»). Ужин при свечах получился очень сытный. С пельменями и окорочками.

25.07.

Ходовой день.

Мостовой порог (препятствие №57; 2б к.т.) очень красив, особенно при взгляде снизу. Обилие гранитных выходов. На левом берегу у начала порога лежит пролёт деревянного моста – того самого, что унесён половодьем от Роман-порога. Но назван Мостовой порог вовсе не по этим развалинам, а по наличию высокого железнодорожного моста, проходящего над рекой в самом конце порога. Мостовой порог длинный, но при прохождении интересен лишь в верхней части. Заход в порог представляет собой вираж, осуществляемый ближе к левому берегу. Сразу из виража попадаешь в расположенные один за другим два слива. С воды просматриваются плохо. При прохождении сливов вода захлёстывает в лузы. Следующие полкилометра препятствие представляет собой мелкую шиверу с огромным количеством камней. Прохождение её сводится к поиску фарватера. Пройти можно по разным траекториям.

После совсем короткого участка спокойной воды под железнодорожным мостом ожидает ещё одна мелкая шивера с камнями – препятствие №58 (2а к.т.).

Далее следуют препятствия шиверистого типа №59 и №60. Мне запомнилось только одно из них. Русло в начале препятствия выписывает короткое колено влево, и по ходу этого колена имеется быстрое течение. Затем струя упирается в большой валун. Два первых экипажа обошли валун слева, в обоих случаях имел место удар кормой об валун. Третьими идём мы. Я сижу наизготовку, и едва мы подходим к валуну, поворачиваю байдарку влево. А Люся тем временем разглядела ещё один проход справа от валуна. Поворот туда не столь крут, и Люся, не ожидая «подвоха» с моей стороны, попыталась направить байдарку правее. В результате, мы всё равно проходим слева от валуна и тоже ударяемся кормой об валун. Это далеко не первый подобный случай несогласованных действий нашего экипажа за последние два дня. В нижнем течении Поньгомы выбор траектории движения среди камней нередко поливероятен, это и сказывается… Следующие два экипажа тоже обошли валун слева, и ещё один из них ударился об валун кормой. Итого, 4:1 в пользу валуна.

Препятствие №61 (2а к.т.) нетрудно распознать по островку. Прохождение возможно слева от островка. Струя узкая, но чистая. Даже трудно понять, как так получилось, что один из наших экипажей поставил байдарку лагом по струе, где она и застряла поперёк фарватера между двух «удачно» расположенных камней. Конец носа упёрся в один камень, конец кормы – в другой. Специально не получится. Течением байдарку накренило раз, другой – и залило через обе лузы до самого верха. Оверкиля не было, но экипаж вынужден был покинуть судно. Последовали аварийные работы.

Прошли ещё несколько шивер. С описаниями участок как-то не очень вяжется. По описанию мы прошли препятствия №№62 (1а к.т.), 63 (1б к.т.) и 64 (2а к.т.).

Проходим под бревенчатым автомобильным мостом дороги Кузема – Поньгома. После моста причалились к гранитам левого берега на перекус. Осмотрели последний на реке порог – Нижний Падун (препятствие №65; 2а к.т.). Места красивые, много скальных выходов. Сразу за порогом на правом берегу расположена деревня Поньгома, довольно большая. Вблизи места стоянки вдоль реки проходит просёлок. Местами он пересекает покатые гладкие выходы гранита, и это смотрится оригинально.

Поблизости на мотоцикле крутятся местные пацаны. На всякий случай присматриваем за вещами.

Проходим порог Нижний Падун, он же – порог Морской. Общий перепад высот – 1, 5 м . «Падун» – это, конечно, громко сказано. Слив в пороге длинный. Но всё-таки на сливе колбасит. После слива тянется несколько сотен метров мелководья с обилием камней. Мы проходим этот участок в отлив. Где, собственно, заканчивается река и начинается море – неясно: мы уже в приливно-отливной зоне, но течение Поньгомы ещё несколько сотен метров сказывается и после камней, и вода за бортом всё ещё пресная.

Но уже можно подвести итоги прохождения маршрута по реке. Для себя я раскидал пороги в следующей последовательности по тому, насколько они понравились: №42+43, №25, №23, №53, №65, №19+20, №28, №57, №4, №54.

 

Начало порога Нижний Падун и автомобильный мост (авт. Р. Щуров).

Продолжение порога Нижний Падун и деревня Поньгома.

Граниты острова Поньгома

(авт. Р.Щуров).

На Белом море

(авт. Р.Щуров).

 

 

БЕЛОЕ МОРЕ И ОСТРОВ ПОНЬГОМА.

Но вот, наконец, мы однозначно вышли к Белому морю. Остановились на перекур на гранитах правого берега возле пристани. Возле причала на плаву стоят две большие лодки, одна из них доверху завалена морской капустой. Байдарки мы сразу же оттащили от воды. Но недостаточно далеко. Прилив уже начался, «Таймешка» потихоньку отходит от камней, и её водворяют на берег. Дважды. Покатые граниты здесь очень и очень скользкие. Попытки приблизиться к воде дважды обернулись тем, что участники похода заскользили по гранитам к морю, и если бы не помощь со стороны товарищей, то искупались бы они непременно. Уцепиться на отполированной мокрой поверхности было не за что.

Выходим на байдарках в море и идём вдоль правого берега на удалении в несколько сотен метров от него. Поначалу движемся по морскому заливу, название которому – губа Домашняя. От восточного ветра нас прикрывает береговой мыс. Волнение небольшое, байдарки слегка покачиваются на волнах. Прикольненько. По ходу дела до меня доходит, что как только мы обогнём мыс, волнение усилится. Натягиваю фартук.

Действительно, волны становятся выше и длиннее. Болтает уже ощутимо. Лагом лишний раз становиться не хочется. Двое жалуются на то, что их подташнивает: укачало. Но болтанка ещё вполне терпима. Васильич даже фотографирует экипаж «Свири» на фоне волн и Солнца.

Жози пробует на вкус морскую воду и трясёт головой. Она, должно быть, в шоке. Вода, а пить нельзя.

Постепенно «Таймешка» уходит на сотни метров вперёд и на сотню метров левее. Это, конечно, напрасно они так делают. «Таймешка» у нас в данной ситуации наиболее уязвима, а море – это всё таки море.

Губа Домашняя незаметно переходит в более обширный залив – губу Поньгома. Ветер со стороны открытого моря тем временем только усиливается. Болтает на волнах уже серьёзно. Высота волн, как и интервал между ними – величина непостоянная. После нескольких почти одинаковых волн может пойти волна повыше или, например, две сближенные волны. В среднем интервал между волнами составляет полтора корпуса байдарки – то есть метров 7 – 8. Лучше, когда больше: короткие волны захлёстывают сильнее. Высоту оценить трудно. По тому, как волны нередко закрывают собой горизонт, высота их не менее метра. То как нос байдарки пробивает волну – это уже обычное дело. Но при этом байдарка иной раз отрывается от воды едва ли не до середины. А потом с шумным плеском днище опускается на воду.

На верхушках волн стали появляться барашки. Один особенно яркий барашек возник где-то впереди и исчез. Ожидая встречи с высокой волной, я следил за тем местом, где приблизительно должна была идти эта волна. Но получилось иначе. Недалеко впереди на поверхности моря ни с того ни с сего возник высокий узкий вал и пошёл точно на «Катран» Лёхи и Наташи. Он был в 1,5 – 2 раза выше окружавших его волн. На короткое время экипаж вместе с байдаркой полностью скрылся из виду за этим валом. Я уже сильно опасался, что будет оверкиль. Спасработы на такой волне проводить, думаю, не легко. Но вал разминулся с байдаркой, пройдя точно за кормой по диагонали её движения. Потом, вспоминая этот эпизод, Лёха говорил, что, скорее всего, удержал бы байдарку. А причиной возникновения вала стало сложение волн.

Всё время приходится пребывать в напряжённом состоянии и держать байдарку ровно. Правую ногу начало сводить, но быстро отпустило, после того как сменил позу.

Идём полулагом по отношению к встречному ветру. Ветер слева. Ветром и волнами байдарку отклоняет от необходимого курса. Корма судна всё время норовит уйти вправо. Люся в этот день идёт капитаном, она вынуждена грести преимущественно левой стороной весла, так что ей приходится нелегко. Иногда приходится становиться лагом к волне, чтобы приблизиться к берегу, от которого нас понемногу уводит в сторону. Ух, это совсем неприятное положение судна!

Подходим к большому острову Поньгома. Последние несколько сотен метров пути до берега приходится идти почти точно лагом к волне. Подходим к берегу. Лица у всех, надо отметить, серьёзные. Холодно. И несмотря на неопрен и работу веслом, народ мёрзнет на ветру. Ближайшее удобное для стоянки место оказалось занято питерцами. И мы направляемся вдоль острова в обратном направлении. Идём по ветру и ловим волну. Так и легче, и спокойнее, и быстрее.

Движемся навстречу Солнцу. Несколько минут перед глазами – только волны моря и сияющее невысоко над горизонтом светило. Безоблачное небо и яркая дорожка света среди волн. Непередаваемо. Как ощущение вечного, целостного, динамичного, постоянного, сурового и светлого одновременно.

Подходим к крайнему северо-западному заливу острова Поньгома. Здесь уже расположились лагерем москвичи. Но они снова не стали возражать против нашего присутствия поблизости. Кстати, весьма интеллигентные люди, их нетрудно принять за жителей Петербурга.

Вечером на моторке к лагерю подошли трое местных, в т.ч. Аркадий Иванович. Помимо прочего рассказывали про морской промысел и про то, что гадюк в этом году много, как никогда ранее. Ещё посоветовали пройти маршрут по реке Куземе (буквально переводится как «еловая земля»).

Диман тем временем вслух недоумевает:

- Что такое? Здесь всё, что ни есть, носит название Поньгома! Озеро Поньгома, река Поньгома, деревня Поньгома, губа Поньгома, остров Поньгома, мыс Поньгома, станция Поньгома, болото Поньгома! И в голове – Поньгома! Везде – Поньгома! Всё – Поньгома! Это – даже не «Матрица»! Это – Поньгома!

26.07.

Днёвка. Можно осмотреть остров, на котором мы стоим.

Остров большой, но неширокий, имеет сложную конфигурацию. Расстояние между крайними точками составляет от полутора до двух километров. Ширина острова варьирует от 100 м до 400 м.

Амплитуда морских приливов и отливов вблизи Поньгомы – что-то около метра. Ширина приливно-отливной зоны чаще всего измеряется 5 – 30 м.

Остров Поньгома отделён от материка узкой протокой, очевидно искусственного происхождения. Длина протоки – несколько десятков метров. Даже в максимальный прилив через протоку можно перепрыгнуть, а глубина её – не более, чем по колено. В отлив же вода уходит из протоки, и тогда по ней можно ходить, не опасаясь промочить обувь. Более того, южнее протоки осушается участок побережья площадью с футбольное поле. Таким образом, на время отлива остров превращается в полуостров.

Северное побережье острова очень красиво. Высокий берег сложен гранитами, местами они разбиты большими трещинами. Среди гранитов встречаются лужицы с застоявшейся солоноватой водой. Местами на гранитах, даже на отвесных уступах цветут очитки и прочая растительность. Фотоплёнки здесь можно изводить десятками.

На гранитном берегу расположен триангуляционный пункт с деревянной мачтой. Металлический репер заложен прямо посреди гранитов. Неподалёку на маленьких каменистых островах – лудах – просматривается ещё несколько деревянных мачт тригопунктов.

Помимо маленьких луд с северного побережья острова виден ещё Пежостров – до него километра полтора. Аналогично Поньгоме Пежостров является то островом, то полуостровом. Виден и противоположный берег губы Поньгома – до него 6 – 8 км, хотя на глаз кажется, что меньше.

Юго-восточное побережье острова не настолько живописно, береговая кромка намного положе, и в отлив обнажается грязноватое пространство приливно-отливной зоны. И всё равно побережье красиво. Западное побережье острова сходно.

Водораздельная часть острова поросла лесом, на возвышениях можно обнаружить и открытые каменистые участки с густым покровом лишайников и прекрасными видами на море, и небольшие болотца в замкнутых понижениях.

 

 

Вид с Поньгомы на Белое море и Пежостров.

Берег Поньгомы в неполный отлив и в прилив.

Вероятно, так выглядела Земля в докембрии, т.е. 500 млн. лет назад.

Гвоздики на побережье Поньгомы.

Тот же пролив во время отлива.

Пролив между материком (слева) и Поньгомой в прилив.

Триангуляционные пункты.

 

Граниты острова Поньгома.

Вид с мыса Поньгома-наволок в северном и в восточном  направлении. Мыс – справа.

Общий вид южного побережья острова Поньгома (авт. Р. Щуров). Мыс – слева.

 

 

Растительность острова Поньгома:

Суккулентное растение неустановленного вида.

Ель на северном побережье с флаговидной формой кроны.

Эти земноводные представители семейства Asteraceae во время прилива каждый раз оказываются под солёной водой.

Белозор болотный на морском побережье.

На море неспокойно (авт. Р.Щуров).

Рыбный ассортимент: пиногор, бычок,

 зубатка, треска, камбала (авт. Р.Щуров).

Костёр на побережье (авт.Р.Щуров).

 Морское побережье возле

д. Поньгома.

 

Самая восточная точка острова – мыс Поньгома-наволок. Отсюда обзор на море – где-то под 300°. При северо-восточном ветре прибой на острове сильнее всего именно здесь. Кстати, что касается происхождения топонима «Поньгома», то оно до сих пор является для меня загадкой. Мне представляется наиболее вероятным вариант «Пāнъ гу мā», т.е. «подобная зубу земля» – с намёком на далеко выступающий в море остров. Но это только версия.

В приливно-отливной зоне острова в большом количестве растут фукусы, обитают мидии, мальки зубатки, соляные рачки похожие немного на креветок, морские звёзды и пр.

Незадолго перед ужином пробежался с фотоаппаратом по гранитам северного побережья острова. Попытался запечатлеть Солнце над морем, каким я видел его днём ранее. Пришлось пробежаться аж за тригопункт, но всё равно получилось не совсем то, что хотел. В кадр попал и край Пежострова, и граниты Поньгомы. С берега морские волны кажутся небольшими. На море – множество барашков.

Лёха и Васильич тем временем выходили на «Катране» в море, чтобы забрать выставленную утром сетку. За день ни одной рыбины в сеть не попалось. А вот поколбасились ребята на волнах совсем не шуточно. Лёха говорит, что волны, захлёстывая байдарку, омывали их с головой. Что лагом становиться было страшно. И что если бы он вышел в байдарке с «чайником», то шансов удержать её не имел бы никаких.

Вечером Васильич опасается шторма: на западе облака, рыба ушла от берега, а ветер усиливается. На ночь перетаскиваем байдарки повыше, а вещи прячем. Закрепляем и привязываем всё, что может улететь.

27.07.

Днёвка.

Шторма так и не случилось. Но с самого утра – пасмурно, прохладно и сыро. На фоне деревьев видно, как в сотне метров от лагеря ветер перемещает влагу – нечто среднее между туманом и моросью.

Люся организует обход палаток – с кофием. Своего рода очередное ухищрение для того, чтобы разбудить народ к завтраку. Весьма занимательное и, должно быть, приятное для тех, кого будят.

После завтрака несмотря на волны Женя, Люся и Диман отправляются на «Свири» в деревню – за продуктами и пресной водой. Во время возвращения на остров море умывало их всех троих. Не занятая веслом Люся отчёрпывала воду.

Ещё одна прогулка по острову. Другая погода – другие краски. Совсем другие. Вчера море было насыщенно-синего цвета, а сегодня выглядит белым. Особенно в южном направлении, где водная поверхность зрительно сливается со слоистыми облаками. Сегодня Белое море – белое в буквальном смысле. На берегу встречаются выброшенные волнами медузы и куски ламинарий.

В лагере собираемся ближе к ужину. Рыбный ассортимент следующий. В наибольшем количестве в сеть попадаются камбалы. Треска и бычки тоже обычны. Реже попадаются пиногоры и зубатки. Зубатка – агрессивная рыба, однако. Одна пойманная зубатка, уже находясь в байдарке, покусала за ногу нашего заядлого рыбака. Тот чуть из байдарки не выпрыгнул от неожиданности. Говорит, всю дорогу до берега отстранял зубатку ножом, а та на нож кидалась!

Во время чистки рыбы вокруг суетится множество чаек.

Маленькое замечание. В рыбе нередко встречаются глисты – круглые и ленточные. Чаще – круглые. Наташа категорически запрещает нам есть выловленную рыбу даже после термической обработки. Кстати, ещё на реке Наташа запрещала нам есть приготовленный из рыбы сугудай – на всякий случай. Она – медик, и вправе запрещать употребление сомнительной еды. А мы вправе самым возмутительным образом игнорировать подобные запреты. Неудивительно, что во время ужина имеют место продолжительные лекции и дискуссии на тему глистов... Что интересно, аппетита это никому не испортило.

28.07.

Небольшая прогулка по берегу материка в сторону Пежострова. Здесь не столь красиво, как на Поньгоме, потому что берега низкие, а мощных гранитных выходов нет.

Лёха выставлял две сетки общей длиной 150 м. Попалось 10 кг рыбы. Не знаем, что с ней делать. Часть сварили, часть пожарили, часть засолили. Потом, кстати, эти сушёные камбалы, зубатки, бычки и пиногоры будут висеть на просушке на орловских городских балконах к немалому изумлению окрестных жителей.

В конце дня нескольких камбал просто отпустили в море.

По случаю предстоящего отъезда на ужин снова был импровизированный торт.

Ближе  к полуночи Лёха, Диман и я направились через протоку на материк, чтобы соорудить «пионерский» костёр. Там в избытке имеется выброшенного морем топляка. Ворочая и перетаскивая сухие белые стволы, мы попытались сначала соорудить костёр шалашом, но сообразили, что такой костёр может оказаться небезопасен. Сложили костёр в виде большого колодца. Диман по ходу действия проявлял скепсис, но напрасно. Костёр разгорелся – и ещё как! В нескольких метрах от него жарко было. И горел долго. Как ни хорош был «пионерский» костёр, разведённый москвичами в прошлую ночь, но наш оказался лучше. Проводя ночь у костра, мы подкидывали в него сухие фукусы – их тоже немало на побережье. Те громко трещали на огне.

29.07.

Ходовой день.

Подъём ранний. Пасмурно. Лёгкая морось.

Волна на море небольшая, отчасти попутная. Иду капитаном. На каждый гребок левой лопастью приходится четыре гребка правой. После того, как обогнули Пежостров, управлять стало проще.

Очень красив северный высокий берег острова, что находится напротив устья Поньгомы в губе Домашняя. Отвесные скалы, поросшие лесом.

Причаливаемся к следующему за ним низинному почти плоскому острову вблизи заброшенной пристани и остовов какого-то предприятия. То же трудно сказать, остров это или полуостров. Пролив в самом узком месте завален камнями, и по камням с материка заходит просёлочная дорога. Она лишь в одном месте во время прилива еле-еле покрывается водой.

Антистапель. До станции Кузема – 8 км. Добираемся грузовиком. Дорога тряская.

В Куземе – не менее трёх продовольственных магазинов. Достопримечательностей не видно. Население работает главным образом на железной дороге. Квартплата в Куземе очень высокая: порядка 3 тыс./месяц. Это в 2 – 3 раза выше, чем в Орле.

30.07.

Поезд прибывает в 050. Пробежаться с упаковкой вдоль поезда не пробовали? Стоянка – 1 минута. Реально поезд стоит немного дольше – до тех пор, пока мы не загрузимся. А загружаемся мы оперативно. Через несколько минут после отправления через окно ещё раз видна река Поньгома вблизи Мостового порога. За окнами – глубокие сумерки, почти ночь.

31.07.

Поезд прибывает в Орёл через 33 часа – ровно в 1000.

Итак, адреналин похода (сугубо личное восприятие): 1. сфагновые болота; 2. колбасня на море; 3. препятствие №25; 4. связка Роман-порог+№43; 5. Верхний Падун.

Вообще, это лучший водный поход, в котором я участвовал. Аргументы следующие:

 - разноплановость: помимо прохождения порогов было немало других интересных моментов;

 - в познавательном аспекте оказалось немало принципиально нового – для меня во всяком случае;

- соотношение хорошего и плохого: хорошего несоизмеримо больше;

- удачно сложившаяся группа – по фактору психологической совместимости, по наличию необходимого походного опыта, по наличию здорового чувства юмора;

- походные события некоторым образом улучшили взгляды на жизнь, да и положительным образом отразились на ряде последующих событий.

В комплексе всего перечисленного к Поньгоме приближаются только Кереть и Вытебеть.

 

ЛИТЕРАТУРА, согласно которой приведена нумерация препятствий в главе «Поньгома»:

1)     Афиногенов А.М. Река Поньгома от оз. Лулло до Белого моря. Краткое техническое описание. Краткая лоция. 1996. (размещён на сайте www. lib.ru/TURIZM/ponxgoma2.txt)

2)     Отчёт № 1994, ЦМТБ.

 

 На главную

Хорошие специалисты http://stomatolog46.ru протезирование зубов Курск. Совершенно не больно