На главную

ШУЯ – беломорская.

 

Собственно, название реки – Шуя. Северной, или беломорской Шуей её называют для того чтобы отличать от южной Шуи, впадающей в Онежское озеро. В Карелии две реки с таким названием. Обе порожистые. И не надо путать их с равнинной костромской Шуей.

Топоним весьма распространён. В переводе с финского, карельского и близких им языков «suo» - ни что иное, как болото. Вот скажем, мы привыкли называть Финляндию на шведский манер, но сами финны называют её «Suomi», т.е. – «земля болот».

Если костормская Шуя не может претендовать на что-либо большее, чем поход 1КС, то южная Шуя – это река 2 категории сложности, а беломорская Шуя – река 3 КС. Но это – при обычном уровне воды. Забегая вперёд, необходимо отметить, что мы имели дело не с беломорской Шуей, а с жалкой на неё пародией – столь мало было воды в тот год во всех карельских реках. Реально во время нашего прохождения беломорская Шуя представляла собой реку 2КС и не выше.

Длина реки от Шуёзера до с. Шуерецкого – чуть больше ста километров. В общей сложности на беломорской Шуе насчитывается более 63 порогов и шивер, в т.ч. 22 именных препятствия. Категория трудности препятствий согласно лоциям варьирует от 1 до 5. Привожу классификацию согласно лоциям. Необходимо иметь в виду, что категория препятствий 1 – 3 к.т. на момент прохождения была на пол-единицы – на единицу ниже обозначенной. Препятствия 4 – 5 к.т. оказались или непроходимыми для КНБ, КБ, или же имели не выше 3 к.т.

Вообще, та река, которую мы увидели, оказалась не похожа ни на видеосъёмку, ни на фотографии, ни на описания, которыми мы располагали. Неоднократно единственный свободный проход по шивере оказывался не у того берега, что был указан в лоции. А помимо указанных в лоции препятствий на реке по причине низкой воды проявилось ещё несколько шиверок и перекатов. Итак.

 

ЗАБРОСКА

9.07.

К железнодорожному вокзалу вместе со снаряжением добираемся на автомобиле «Форд-фокус». Загружаемся в мурмáнский поезд. Поезд трогается. Перрон проплывает мимо. В этот момент Лена замечает, что на перроне осталась наша сумка с продуктами, и в т.ч. – с жареным мясом. Так, наша провизия, которую мы намеревались употребить в поезде, оказалась в распоряжении провожающих. Вечером Васильич позвонил из поезда в Орёл, чтобы узнать, пришлось ли по вкусу мясо тем, кто остался на перроне. Затем передал телефон Лене. Лена по ходу разговора извиняется, что, «возможно, мясо слегка пересолено».

10.07

В Медвежьегорске на станции опять в этот раз под надписью «Медвежья Гора» красуется надпись «Medvegya Gora». Что ни год, новая вывеска.

Выгружаемся на станции Беломорск. Мы оказались в Беломорске в день города. «Форд-фокус» наняли вблизи станции. Такой же автомобиль, что и в Орле, да не тот. Дорога от Беломорска до Пушного – асфальтированная, со множеством поворотов и перегибов поперечного профиля. Далее – грунтовая. По ходу движения слушаем группу «Машина времени». Какая-то мышь пересекает дорогу перед самыми колёсами автомобиля. Только при взгляде через боковое стекло ясно, что благополучно. Затем догнали мотоцикл с люлькой. Пылит сильно – так, что повороты едва видны. Потом мотоциклист пропускает нас вперёд.

Первая ночёвка – в северо-западной части Шуёзера. Вечером много мошки.

 

ПОИСКИ ШУИ.

11.07.

Подъём около полудня. Жарко, особенно в палатке. Парит. Ходят облака, в отдалении раздаются громовые раскаты. Вода в озере тёплая.

Длина Шуёзера составляет 12 – 16 км, ширина – до 6 км. Исток Шуи находится в его северной части. А мы стоим на западном побережье Шуёзера за одноимённой деревней.

Выходим на воду. Поначалу идём против ветра, огибая остров и большой полуостров. На озере – волны, но небольшие. Грести приходится преимущественно правой лопастью. Далее идем по ветру. Пытаемся блеснить. Позади, а затем слева от нас появляются дождевые завесы. Гремит. Слева по курсу появляется особенно плотная дождевая завеса, очертаниями несколько напоминающая конус смерча. Васильич принимает своевременное решение чалиться к берегу.

Причаливаемся к небольшому островку, имеющему в поперечнике несколько десятков метров, и пережидаем ливень. На озере в это время – шторм, идут волны с барашками.

После дождя долго ищем исток Шуи. Места вокруг выглядят так, как будто действие происходит в далёкой эпохе – 110 миллионов лет назад: повсюду только сосны, ели, сфагны, хвощи и  лишь кое-где – берёзки. Другими словами, цветковые растения в глаза не бросаются. Похоже на меловой или даже на юрской период. Мезозой, короче.

Озеро сужается до размеров реки. Пытаемся по ходу движения ловить рыбу. Вскоре следует небольшое расширение – озеро Машколампи.

В самом начале собственно Шуи привычных нашему пониманию берегов нет. По обе стороны – берега-сплавины. Вокруг реки – болото, на несколько сотен метров отделяющее реку от леса. На выходе из Машколампи в Шую русло перегорожено сплавиной полностью. По всей ширине. Но сплавина всё же не сплошная, а разорвана на несколько соприкасающихся плавучих островов. Выходим на острова и протаскиваем по ним байдарки. Как раз посередине «волока» находится небольшой островок: 2–3 метра в поперечнике. Массу одного человека остров выдерживает. Но когда на островке нас оказалось двое, то наша суммарная масса составила порядка 150 кг. Остров заходил под ногами ходуном и погрузился в воду на полметра. Пришлось держать равновесие на сплавине и перебираться на бóльшие её участки. Ни в коем случае нельзя допускать падения между островами. Некоторая опасность заключается в том, что можно уйти под сплавину.

 

ШУЯ В ВЕРХНЕМ ТЕЧЕНИИ.

«Едва не утопив» плавучий остров, начинаем движение по реке. В  самом начале Шуя имеет очень низкие берега-сплавины и полностью оправдывает своё название. Древесная растительность к реке и близко не подходит. Прибрежных кустов вообще нет.

Первые два препятствия (№1 и №2) представлены перекатами. Первый из них расположен возле остатков разрушенного моста. На двухкилометровке мост не обозначен. Пройти мимо остатков моста можно свободно, но перекаты мелкие, и иногда приходится выходить из байдарки. Расстояние между перекатами небольшое. Камней и в том, и в другом очень много.

Продолжаем ловить рыбу. Ближе к вечеру немного докучает мошка.

Место стоянки – на левом берегу, хорошее. Много места для палаток. Очень удобен спуск, образованный пологим выходом гранита. Вечером идёт дождь.

12.07.

Пасмурно. В палатке хорошо слышно шуршание – как будто дождь барабанит по тенту. На самом деле шорох издаёт мошка, в огромном количестве скопившаяся под куполом тента. Вован высказывает опасение, что мошка унесёт палатку вместе с вещами и членом его экипажа. Много мошки ползает по герметикам; её привлекает запах «Урана», которым проклеены швы.

Диман вдаётся в пространный юморной монолог. Суть рассуждений сводится к тому, что он не прочь пожертвовать Хозяину своего матроса (т.е. Настю) за массу всяких благ – в частности, за отсутствие мошки, за большую рыбину на блесне и т.д. и т.п. и etc. По мнению Юли ему требуется губозакатывательная машинка. Я полагаю, антигубораскатинчик не помешает, но тоже по ходу дня отпускаю чёрные остроты по поводу принесения в жертву матроса. Не своего – Диманова.

Вскоре после выхода на воду проходим небольшой перекат. В лоциях не отмечен.

Проходим под деревянным мостом, и сразу же за ним следуют остатки старого деревянного моста: байдарка проходит под бревном, но каждому члену экипажа приходится по очереди выбираться из лузы.

Шуя на этом участке неглубокая, в воде повсюду много травы (кувшинки, кубышки, рдесты), что это затрудняет блеснение. В русле имеется неширокий фарватер чистой воды, по обоим сторонам от которого – множество белых кувшинок. Вообще, кувшинок здесь много больше, чем кубышек. Берега по-прежнему очень низкие, заболоченные, и леса редко подходят к берегам вплотную.

Проходим через Кузькозеро (в переводе – «еловое озеро»). Оно по большей части мелкое. Много хвощей. Идём по озеру вправо. Затем, обогнув большой остров, поворачиваем в крайнюю левую протоку. Спустя полкилометра оказываемся в старице. Тупик. Другими словами, с лоцией реальная обстановка не сходится. Пришлось возвращаться к ближайшей развилке и идти прямо.

После обеда вообще движемся по реке очень медленно. Появился клёв.

Проходим препятствие №3 – шиверистый перекат со множеством камней и извилистой линией движения. Она всего одна. В конце переката проходим под деревянным мостом. На выходе из-под моста – сразу же поворот влево. Просматривается перекат с воды хорошо, но с описанием большей частью не сходится. В описании, кстати, указано, что по большой воде здесь опасно и нужна разведка. Но в нашем случае всё очень просто. Не лишне убрать удочку, если она стоит вертикально, чтобы верхушка не цеплялась за настил моста.

Далее движемся по реке опять таки очень медленно: ловим рыбу. Вована в «Таймене» клонит в сон, да так, что он, не преставая работать веслом, едва не вываливается из байдарки. Такая река ему вовсе неинтересна.

\Выходим на Верхнее Кипозеро. В самом начале озеро мелковато, и на входе – почти сплошные заросли хвощей. Но дальше – глубоко. Напротив места, где в озеро втекает Шуя, находится небольшой залив. На одной стороне залива стоит избушка, на другой находится хорошее место для стоянки. Выходы гранита в этих местах залегают полого и имеют однообразный зеленовато-серый цвет. Точнее – серый, потому как зеленоватый оттенок ему придают лишайники.

На протяжении ходового дня экипаж «Waterfly» рыбной ловлей не занимался, на участке от Кузькозера до Кипозера ушёл далеко вперёд, а на Верхнем Кипозере ошибся с выбором направления и ушёл далеко в западную часть озера. Где-то там согласно лоции находятся «великолепные бараньи лбы». Так оно и есть. Не «Waterfly» в пределах видимости, мы движемся по Верхнему Кипозеру в восточном направлении. Останавливаемся на ночёвку возле шиверы Мельничная. «Waterfly» появляется позже.

Вечером опять много мошки.

13.07.

Утром ясно, мошки нет. Она докучает только в пасмурные безветренные дни, а в ясную погоду массово появляется только за 2-3 часа до захода Солнца. Причём количество летающих в воздухе насекомых возрастает резко. А после захода Солнца мошка исчезает.

Днёвка. Сооружаем баню. Печка на берегу уже есть. Баня получилась очень жаркая. После первого захода можно даже выйти слегка пошатываясь. Вода в реке после бани кажется тёплой, и выходить не хочется, тем более что на берегу немного докучают слепни.

 

Станция в Медвежьегорске

(авт. Р.В. Щуров)

 и вывеска на здании станции.

Шуёзеро близ места стапеля.

Ненастье на Шуёзере.

 Прохождение плавучих островов

(авт. Р.Щуров)

Верхнее Кипозеро.

Мельничная шивера.

Самое сложное место порога Бутылочное Горло.

Порог Тёмный.

 

14.07.

Дежурим. На вопли «Подъём!» никакой реакции в палатках не последовало. Поэтому я начинаю делать нехорошие вещи: беру самую звонкую миску и, стуча по ней ложкой, обхожу раз за разом вокруг палаток. Дольше всех упорствуют Юля, Диман и Настя. Приходится повторять побудку снова, внося коррективы в траекторию движения и в исполнение «музыки». Все трое возмущаются, грозят всякого рода санкциями, но из палаток не показываются. Концерт без заявок продолжается. И вот уже начинают поступать первые заявки. Диман просит исполнить «Шинель». Пардон, что за «Шинель»? Я не знаю. Ну, тогда «Лаванду». Хорошо, «Лаванду» кое-как исполнил. Но в такой неприемлемой аранжировке, что в ответ на «музыку» из палатки посыпались новые протесты.

Появившись наконец-таки, Диман вместо обычной своей фразы «доброе утро, дорогие друзья!» на этот раз произносит: «Доброе утро, пока ещё дорогие друзья!»

Сразу после того, как выходим на воду, проходим Мельничную шиверу (препятствие №4). Мелкая, камней – множество. Заход у правого берега. Два лёгких поворота – влево и вправо с тем чтобы обогнуть две гряды камней. Далее необходимо уйти под левый берег. На протяжении следующих 20-30 м струя чистая. Затем необходимо протиснуться между двух камней, и ещё – метров 20 чистой воды. На этом участке уже следует уходить на середину реки. После гряды небольших обливников траектория проходит возле двух больших валунов. Похоже на то, что пройти можно как справа, так и слева (мы прошли слева). Далее – чистая струя с маленькими стояками. Движение по струе. В самом конце на выходе из шиверы камень «маскируется» под последний «стоячок». Его следует оставить справа. После Мельничной шиверы – большое улово.

В самом начале Мельничной шиверы на левом берегу сохранилась дамба, сложенная из валунов. Она уходит от реки в лес по перпендикуляру метров на сто. Ближе к реке сохранились кое-где стенки насыпи, сложенные из брёвен. Ниже по течению на том же левом берегу близ шиверы сохранились остатки небольшой бревенчатой постройки и каменные жернова. Поблизости – большой ствол рухнувшей сосны с вывороченными корнями и глыбами гранита, застрявшими между корней.

Движемся по Нижнему Кипозеру, придерживаясь левого берега, который постоянно уходит изгибом влево. Видимо, этому изгибу озеро и обязано своим названием («kiper» - кривой, изогнутый). Озеро глубокое. Согласно описаниям, здесь вроде бы должны ловиться окуни «на дорожку». Но не ловятся.

После Нижнего Кипозера пороги начинаются не сразу. Препятствия №№ 5 – 7  - это мелкие шиверы с огромным количеством камней и немыслимо извилистой траекторией движения. Особенно на препятствии №6. Препятствие №7 поначалу обнадёживает (чистая струя с небольшими стояками), но далее всё такой же мелкий каменистый шкуродёр.

 

ПЕРВЫЕ ПОРОГИ НА РЕКЕ.

Строго говоря, треть пути по реке мы ещё не прошли. Но облик ландшафта на дальнейшем участке будет другой. Лес вплотную подходит к реке, берега становятся намного выше, встречаются скальные выходы пород. А на самой реке появляются более сложные препятствия.

Первое из них (препятствие №8) – порог Бутылочное Горло согласно описаниям имеет 3 к.т. Осмотрел его только адмирал. Идём без осмотра. Траектория движения одна. Неплохая чистая струя, извивающаяся по узким проходам между камней. В средней части порога под водой имеются острые камни. Судя по звуку, идущему от левого борта «Тайменя», наше судно спасла лея. В нижней части порога струя проходит в узкие «ворота» между двух больших валунов и через несколько метров упирается прямо в отвесную скалу правого берега. С воды это место выглядит как тупик. На самом деле сразу же за воротами надо немедленно повернуть влево, огибая один из этих огромных валунов. А ещё через несколько метров – круто вправо, вплотную огибая уступ правого берега. Слева во время манёвра оказываются камни, на которые несёт поток. Вот этими двумя поворотами и объясняется название порога.

Препятствия №№9 – 12 представлены шиверами, уже привычно мелкими и изобилующими камнями. Остров у препятствия №10 следует обходить справа. А препятствие №12 (или 11?) напоминают собой «шахматную доску», на которой вместо тёмных клеток повсюду разбросаны камни. Траектория движения неопределённа, как шахматная партия. И вообще река какая-то непонятная.

Проходим препятствие №13 – очень простая шивера. Но если к моменту прохождения препятствия чрезмерно ослабить внимание, несколько совсем необязательных камней собрать всё-таки можно.

Вскоре после препятствия №13 река делает поворот под 90° влево и пару сотен метров спокойно течёт по каньону между двух скалистых берегов. Очень красиво. На стоянку останавливаемся здесь же на левом берегу. Здесь имеются камни с обильным вкраплением минерала, имеющего листоватую структуру. Вероятно, это – чёрная слюда, она же – биотит). Встречается также кварцит.

Ночью температура воздуха падает до +5°, небо ясное. Местность пребывает во власти арктических воздушных масс. Над долиной реки очень густой туман. Сказочно красиво.

15.07.

Первое препятствие на реке за этот день – порог Тёмный (препятствие №14; по описанию 3 к.т.). Заход ближе к правому берегу, мелко. Далее вдоль берега по струе. На заходе необходимо отбрасывать корму от правого берега, что не шибко удобно, потому как под весло попадаются камни. Далее река делает поворот вправо под 90°. По столь низкой воде проще всего выйти из лузы, выставить байдарку и продолжить сплав. Следует небольшой слив высотой около полуметра, за сливом небольшая яма и небольшая проносная бочка. Всё это миниатюрно и при прохождении не впечатляет. После собственно порога препятствие продолжается в виде шиверы. Лучше пройти вдоль левого берега. Но можно и вдоль правого по принципу: «мы не ищем лёгких путей».

Препятствие №15 – очередная шивера (по описанию 2 к.т.). Реальная обстановка не соответствует лоции абсолютно. Ну, нет никакого прохода под левым берегом. Нет, и всё.

Препятствия №№16 и 17 – опять таки шиверы. Та, которая значится под № 16, на большем протяжении имеет фарватер в виде чистой струи, который змеится дорожкой между близко расположенных друг от друга больших валунов. Но вообще то на препятствиях между Тёмным и Софринским порогами мелко, и нередко неизбежна проводка.

Шивера, обозначенная под №17, имеет заметный перепад высот и начинается у поворота влево. Струя идёт между больших валунов. За шиверой просматривается короткий плёс, где река уходит вправо. Сразу за плёсом начинается порог Софринский.

Порог Софринский (№18) значится как препятствие 3 к.т. Он действительно сложнее любого из предыдущих. Весь порог проходится ближе к правому берегу, а первые 4 слива вообще проходятся возле берега. Первый слив несложен. Самое сложное место – второй и третий сливы. На заходе во второй слив мешается грядка камней, выступающая к фарватеру слева. Обогнув её, надобно идти с положительной скоростью наискось влево, проходя второй слив – усиленно отбрасывать корму от правого берега. В этом месте мы выставили страхующих, которые отталкивали от берега не вписывающиеся в траекторию байдарки. А третий слив тут же идёт крутым поворотом вправо. Дальше проще. Четвёртый слив чистый и проходится по прямой. За ним поворот вправо. Никаких альтернативных вариантов прохождения порога при столь низком уровне воды не имеется.

Можно отметить, что на Софринском пороге (равно как и на Тёмном) пласты гранитов залегают наклонно и своими острыми краями направлены вниз по течению. Это хорошо, иначе пробоин могло быть больше.

Препятствие №19 – шивера Змея. Траектория движения идёт по узкой струе-дорожке извивающейся в коридоре между больших камней. На выходе из  «Змеи» струя прижимается к левому берегу, и здесь по самому последнему камню проехались как минимум три наших судна.

Препятствия №№20, 21, 22 – тоже шиверы с узкими проходами между многочисленными камнями. После Софринского порога шиверы стали чуть глубже, и теперь уже можно не выходить из байдарки. В лоциях на этом участке отмечено три шиверы. Но, скорее всего, мы прошли ещё и дополнительные препятствия того же типа.

Ночёвка – перед порогом Чайник. С дровами неважно. В углублении между камнями валяется много мусора – около сотни консервных банок и прочей использованной тары.

Появились первые ягоды голубики. Но очень мало.

 

ЧАЙНИК И БЕЛАЯ ЛОШАДЬ.

16.07.

Наутро в палатке полно мокреца.

Ещё раз осматриваем Чайник и выходим на воду. Порог Чайник (препятствие №23) по лоциям значится как препятствие 3 к.т. Заход у правого берега, весьма мелкий, но можно пройти, не выбираясь из байдарки. Далее идёт собственно слив, в который надобно точно войти. Затем надо по струе облизать обливник, пройдя слева от него – это уже посередине русла. Далее следует идти левой протокой, оставляя остров справа от себя. Струя чистая, необходимо только обойти справа плоский камень, возлегающий как раз посреди струи. Совсем маленький слив, лучше проходить ближе к левым камням.

Этот порог в нормальную воду выглядит совершенно иначе. Не узкая дорожка воды посреди каменистого сухого русла, а бурный поток с высокими валами, способными легко опрокинуть байдарку. На видео мы это видели. Но в нашем случае комментарии излишни.

После порога следует непродолжительный плёс. Затем – развилка. Прямо протока уводит к двум непроходимым двухметровым водопадам. Мы туда не ходили. На развилке стоит указатель, указывающий влево. В этом направлении имеется несколько небольших островов, а затем река выходит к замечательному порогу Белая Лошадь.

Порог Белая Лошадь (препятствие №24) по лоциям значится как препятствие 3 – 4 к.т. Осмотр по левому берегу. Берега по обе стороны скалистые, порог расположен в каньоне. При первом осмотре очень даже впечатляет. Похож одновременно на Печки (Водла), 25-е препятствие (Поньгома) и Мураш (Кереть). На деле всё не так страшно. Тем более по такой воде. Первый слив простой, проходить его надобно на положительной скорости. Проходя слив, следует повернуть правее. Далее следует оставить несколько камней справа от себя. Затем – самое интересное. Второй слив следует проходить примерно по центру. На сливе – повернуть вправо, при этом вода может захлёстывать в первую лузу. Затем сразу следует выправить траекторию поворотом влево. Пройти между камнями с одной стороны и левым берегом – с другой. Последний камень следует оставить слева. За ним при желании возможно зачалиться, хотя места, конечно, маловато. Отсюда далее нужно уходить под правый берег, от него – поворот влево, на повороте находится третий слив, а за ним прижим к правому скалистому берегу. Четвёртый слив можно пройти по прямой. Далее русло делает изгиб вправо, за ним следует 5-й слив, не представляющий трудности при прохождении. За ним – мелкая шивера, которую нереально пройти, не спешиваясь. В целом, Белая Лошадь – это, пожалуй, наиболее примечательный на реке порог, если рассматривать в комплексе остроту ощущений, сложность прохождения и перепады высот на сливах.

Но если здесь и в низкую воду имеются участки, где на байдарке надо постараться, то на «Waterfly’е» тут просто нечего делать. Для «Таймешки» самым ответственным был второй слив. А «Waterfly» застрял на камнях посреди второго слива, и этому «матрасу» - хоть бы что. Нипочём. Настя потом признавалась, что в ту минуту на носу «матраса» ей было скучно.

 

Третий слив Софринского порога.

Нижняя часть Софринского порога.

Порог Чайник.

Прохождение второго слива Белой Лошади экипажами «Waterfly» и «Свири»(авт. Р.В.Щуров).

Порог Белая Лошадь

(авт. Р.В. Щуров).

Порог Директор.

Диман за секунду до падения в воду.

 

После Белой Лошади следует продолжительный плёс, на протяжении которого река проходит под мостом автодороги «Петрозаводск – Мурманск». Конструкция моста та же, что на Поньгоме. Возле моста сидит водитель-дальнобойщик и чистит сёмгу. Это – первый человек, которого мы встретили на маршруте. Далее мы на реке опять же никого не встречали – до Гордиева порога включительно.

После моста плёс продолжается, на реке появляются острова. Порядка 6 км река течёт вдоль автотрассы. Почти каждый залив на этом участке перегорожен сетями. С блеснением дело обстоит неважно. Я за весь день вообще ничего не поймал. Ну, разве что камни днищем «Тайменя». Более того, за день у меня была всего одна поклёвка. Пытаюсь «дразнить» рыбу, полоская в воде блесну и показывая в том же направлении «длинный нос». Рыба дружно отвечает тем же жестом и на блесну не реагирует.

Препятствия №№25, 26, 27 – несложные перекаты. Далее на длинном плёсе река глубокая. Как обычно, вечером докучает мошка.

Препятствия №№ 28, 29, 30 – несложные шиверы, чередующиеся с плёсами. Вероятно, на последней из шивер «Таймень» получает почти сантиметровую дыру под левый борт чуть-чуть выше ватерлинии. За день это уже третье сквозное отверстие приличного… то есть, неприличного размера.

Изредка чуть заметно накрапывает дождь.

На ужин много рыбы: копчёная рыба, уха, сугудай. Кстати, рыба в реке – это главным образом щука и окунь. Изредка попадается уклейка и язь.

 

НАИБОЛЕЕ НАСЫЩЕННЫЙ ПРЕПЯТСТВИЯМИ ХОДОВОЙ ДЕНЬ.

17.07.

Прямо говоря, я прохлопал возможность залатать с утра байдарку, и «Таймень» выходит на воду с тремя Наиболее напряжённый по набору препятствий ходовой день экипаж проходит в не самых комфортных условиях.

Препятствия №№ 31, 32, 33 – это шиверы, разделённые непродолжительными плёсами. После препятствия №31 на правом берегу имеется немного голубой глины. «Голубой» - это по цвету, потому как на самом деле она, скорее всего, называется белой глиной. Впрочем, никто из нас в минералогии не силён.

Препятствия №№34, 35 и 36 – это тоже шиверы. №35 – простенькая шивера, а вот две другие – более сложные. Препятствие №34 значится в лоциях как препятствие 3 к.т., № 36 – как препятствие 2 – 3 к.т. и носит название «Ведьмино Ущелье». Столь громкое название едва ли себя оправдывает, но и в том, и в другом случаях траектория движения читается с воды плохо. На препятствии №36 имеется поворот вправо среди валунов, в который трудно вписаться, особенно если в байдарке полно воды.

Где-то здесь должен быть очень живописный участок реки и высокий скальный кряж, тянущийся вдоль правого берега. Вопреки лоции ничего особенно живописного на этом участке мы не видели.

Напротив «Ведьминого Ущелья» на острове имеется весьма неподходящее место для стоянки. Место можно найти максимум для одной палатки, да и то – между большим муравейником и кострищем. Весь остров покрыт очень густой порослью.

После «Ведьминого Ущелья» следуют ещё три шиверы, разделённые непродолжительными плёсами (препятствия №№37,38,39). Препятствия, соответствующего номеру 40, мы не обнаружили. После препятствия №39 следует плёс, а за ним – порог Директор (препятствие №41).

Директор представлен простым мощным сливом высотой более метра. Слив расположен ближе к левому берегу, вход в него немного затруднён камнями. Проходим без осмотра.

При прохождении слива Диман привстаёт, чтобы оттолкнуться от камней. Усаживается на корму, но в этот момент «Waterfly» ударяется кормой об очередной камень, и Диман вываливается из судна в улово. Настя даже не заметила исчезновения капитана. Судно отходит по струе от порога, а капитан следует за ним в спасжилете.

Юля проходит беломорскую Шую во второй раз. По мнению Юли, порог Директор – единственный на реке, который по низкой воде стал интереснее, чем по высокой.

Препятствие №42 – очень мелкая по всей своей ширине шивера. Пройти без проводки невозможно. С равным успехом остров можно обойти как слева – под бревном, так и справа. По высокой воде, можно полагать, лучше идти правее.

Ожидаем теперь появления порога Слива (препятствие №43; 3 к.т.). Слива – очень даже приятный порог с двумя крутыми поворотами. Струя идёт зигзагом в желобе между гранитных выходов. Первый крутой поворот – влево, второй – вправо.

Порог Слива не был узнан Юлей, поэтому все мы решили, что Слива ещё где-то впереди.

Порог Ремиз (препятствие №43) оказался простеньким, он не шибко отличается от многочисленных на реке шивер. Мы продолжаем полагать, что имеем место с неотмеченными в лоциях шиверами. Приближаясь к препятствию, мы каждый раз полагаем, что вот это и есть Слива. Но после прохождения убеждаемся, что нет. За день между Директором и Банзаем насчитали четыре «Сливы».

Шивера Зигзаг (препятствие №44) – весьма простая и спокойная штука. Движение проходит главным образом вдоль левого берега по струе. Справа при этом оказывается большой остров. За островом река делает поворот под 90° влево, при приближении к повороту слышен шум слива. С воды продолжение не просматривается. У поворота по правую сторону находится небольшой залив (по более высокой воде – протока). На минуту  заводим «Таймень» в заводь, чтобы одеть каски, и следуем далее. После слива поток сразу входит в каньон между скалистых берегов. Правый берег нависает над водой. Единственное неприятное место находится посередине участка – узкие ворота между тремя обливниками и последующий прижим под скалы правого берега. Ничего по-настоящему опасного в данном случае нет – просто потому, что воды в реке мало, и струя слабая. Но, оказавшись под скалами, выправить положение, пребывая в байдарке уже вряд ли получится. Один взгляд назад достаточен, чтобы понять: «Это не шивера Зигзаг! Это – Банзай!»

Теперь понятно, почему он так называется. В лоциях порог Банзай значится под №45 как препятствие 3 к.т. Начинается сразу после шиверы Зигзаг от поворота.

 

ПОРОГ СОСНОВЫЙ.

После Банзая следует очень непродолжительный плёс, а за ним – порог Сосновый. Вблизи порога, действительно, преобладают сосны. Иногда в описаниях этот порог фигурирует и как порог Еловый, что, по-видимому, связано с  визуальным восприятием потоков воды, падающих с камней. Они напоминают еловые лапы.

Перед самым порогом вправо уходит небольшая протока. У правого берега чалимся. Дров здесь нет. Вообше. Походил Диман с топором минут десять по окрестностям и только с этим самым топором и вернулся – ничего не нашёл. Чуть позже Настя принесла в лагерь две маленькие сухие ёлочки, но, говорит, ходила за ними далеко.

Выкладываю на ужин сухари. На этот раз они на самом деле получились очень острые. По мнению Юли, «эти сухари только водкой запивать». Есть смогли не все. И в дальнейшем у некоторых участников похода сухари вызывали бурную реакцию одним своим появлением.

18.07. Днёвка.

Учебные спасработы. По ходу дела имеет место очевидный пример того, что бесхозная леска, оставленная кем-то в воде, может быть опасна. Обошлось.

Диман прокатился по Сосновому порогу на «Waterfly», затем – в спасжилете.

Стирка, просушивание засаливаемой рыбы. Уборка мусора на территории стоянки. Основательный ремонт байдарок. Заготовка дров для бани и для костра. Дрова мы собирали на противоположном берегу реки. Их и там не много, но там они всё таки есть. Диман выступает в роли паромщика.

Днём громыхает где-то за рекой, и есть опасения, что пойдёт дождь.

На месте стоянки к одному из деревьев прикреплена пятилитровая баклажка с письмами, оставленными предыдущими группами. Зачитываем послания, порой весьма остроумные. Поэзией блеснула группа туристов из Минска. Трудночитаемо, потому что написано белорусской прописью. Привожу ниже стихотворную часть в оригинале, но в русской транскрипции. Авторы стиха – Дима Саломка, Лена Карпюк, Андрей Кубарков, Таня Лявончанка. Скорее всего, кто-то один из них.

 


День добрый, дорожэнькия

Великия, маленькия

Хлопчики отважные,

Весёлые девчинки.

Вас запрошае вадяник

На своей суджении.

Не буду долго говорить,

Але всё ж прикмечу –

Такае в речке вас сябры

Тут двухметровые валы,

Холодные крыницы.

Тут вам аткрые вадяник

Природы таямницы.

Вас будут дывы сустракать,

Спают вам птушка звонка,

Покажа вам природа-мать

Пригожия сторонки.

 На речке рады вас витать.

Дык будте ж вы готовы

Атважно вёслами махать

Ды стрымливать дурныя словы.

 

 


Порог Слива.

Порог Банзай.

Порог Сосновый.

Диман осматривает порог Московский.

И пытается его пройти. Попытка первая…

Попытка вторая…

И вот наконец он его проходит!

 

19.07.

Днёвка.

У Жени счёт 1:2 в пользу рыбы. Шу-ети – т.е. «нехорошие шуйские йети» - уже увели у него за день две блесны. По нашим представлениям, водятся они в реке.

«Банный» день. Печку опять же возводить не требуется. Одна печка уже имеется на этом берегу, другая – на противоположном берегу. Сливы Соснового порога представляют собой хорошие «джакузницы», но свободно воспользоваться можно только нижней. Все остальные расположены по отношению к лагерю столь же открыто, как сцена по отношению к партеру.

20.07.

Порог Сосновый (препятствие №47) – очень красивый порог с перепадом высот порядка 5 м. Он представляет собой каскад из нескольких сливов. На входе мелковато. Наибольший перепад – на втором сливе. В нижней части порога очень крутой поворот вправо, где приходится облизывать камень, протискиваясь в узкий проход. От этого места есть выбор: можно уйти от обливника вправо, а можно – влево. Вправо проще. После порога – озеровидное расширение русла, река поворачивает вправо. В лоциях порог представлен как условно проходимый выше 3 к.т.

Проходим порог Сосновый. Проходим в буквальном смысле. Пешком. В бурятской связке. С самого верха и до низа. Далее по очереди проходим порог Сосновый на «Waterfly». По одному. Собственно экипаж «Waterfly» проходит порог вдвоём.

Далее на реке имеется очередное расхождение с лоциями. В лоциях указано только две шиверы после Соснового. На самом деле их три (препятствия №№48, 49, 49а), чередуются они с короткими плёсами. Затем идёт длинный плёс, посередине которого имеется ещё одна шивера, и вполне приятная (препятствие №49б). Она тоже может быть не указана в лоциях.

 

ШУЯ В НИЖНЕМ ТЕЧЕНИИ.

Наш поход по Шуе носит несколько скомканный характер. По времени прошло только половина похода, «Экватор» мы отметили во время стоянки на Сосновом пороге. По реке осталось пройти ещё треть пути. Но ощущение такое, что поход почти завершён. Нам осталось пройти всего 2 порога и 9 шивер. Ещё три больших порога с высокими сливами для байдарок окажутся непроходимыми, и мы это уже знаем.

Порог Московский (препятствие №50) в лоциях представлен как порог 4 к.т. Согласно некоторым устным утверждениям, его первоначальное название было «Моус-коски». Представляет собой двухметровый падун. Красивый порог. Но, к сожалению, в нашем случае на КНБ и на КБ он не проходим. Всё же Диман предпринимает попытки пройти порог на «Waterfly». Покувыркавшись по камням в своей защите, он таки проходит порог не то с третьей, не то с четвёртой попытки.

Сразу после порога следует шивера (препятствие №51), за ней ещё один продолжительный плёс.

Порог Предбанник (препятствие №52) в лоциях указан как препятствие 3-5 к.т. Мы его идём без осмотра. В пороге имеется два мелких слива, торчат клыки камней, да и вообще на протяжении всего порога очень мелко. Примерно посередине порога имеется очень узкий проход между камней, сразу за которым – очень крутой поворот вправо. По низкой воде пройти порог, не выбираясь в этом месте из байдарки, просто нереально. Вообще, на Предбаннике очень крутые повороты. По более высокой воде, надо полагать, велика вероятность киля или затопления судна. Но не в данном случае. На выходе из порога над струёй высится большой валун, обходить справа. За ним – сплошной шкуродёр. После Предбанника – большой округлый плёс, скорее похожий на озеро, ничуть не меньшее в размерах, чем то, что находится после Соснового порога. Проходим этот плёс и становимся на ночёвку на левом берегу перед Пуло-порогом.

Пуло-порог (препятствие №53) начинается метровым сливом, расположенным ближе к правому берегу. В сливе – камни, поэтому на байдарке он не идётся. После слива русло раздваивается, обходя большой остров. Правая протока узка и представляет собой длинный извилистый каскад полуметровых сливов. Воды в них очень мало, в нашем случае протока непроходима даже на «Waterfly». А в левой протоке находится трёхметровый водопад. По малой воде однозначно непроходим, поскольку вода падает прямо на камни. Вблизи водопада на скалах уже выведены краской две надписи, свидетельствующие о трагедиях, имевших здесь место. За водопадом над водой нависают скалы, на которых даже растут деревья. После водопада на протяжении нескольких сотен метров тянется, огибая острова, шивера с четырьмя поворотами. Мелко, особенно в некоторых местах. Переводится «пуло» как «горелый».

21.07.

Днёвка.

Собирали гранат. Гранат – полудрагоценный камень красноватого цвета. Лучше всего собирать его чуть ниже водопада, фильтруя через пальцы донные отложения. Можно выковыривать отдельные камешки из гранита – как возле водопада, так и в лесу, но это труднее. Гранат Пуло-порога ювелирной ценности не имеет, поскольку обработке не поддаётся и изобилует микротрещинами.

По берегам Шуи вблизи порога растёт много съедобной жимолости – особенно по правому берегу, а также на втором от начала порога острове. За два-три часа кружку ягод для компота набрать можно. В сыром виде немного горчат.

22.07.

Обносим Пулопорог. Капитан «Waterfly’я» проводит своё судно через водопад на проводке.

Порог Предбанник.

Правая протока Пуло-порога.

Пуло-порог (авт. Р.В.Щуров).

Пуло-порог.

Порог Большой Падун.

Шуерецкое. Эстуарий Шуи в прилив

(авт. Р.В.Щуров).

Губа Югра вблизи острова Большой Либуев (авт Р.В.Щуров).

 

Гордиеву порог (препятствие №54; 2 к.т.) – это не порог, а шивера. Собственно, «гордиев узел» находится на выходе из шиверы. Пройти можно только под самым-самым левым берегом. Чтобы туда попасть с середины реки, надо протискиваться между камнями поперёк общего течения реки, дважды сдавать назад, при этом даже ломая спиной сухие ветви кустов.

Далее следует 8-микилометровый плёс. Наверное, это самое рыбное место на реке. Этот большой плёс, в конце концов, всем изрядно надоел. Широкий, вода стоячая как в озере, да и ветер встречный. Проходим мимо остатков разрушенного и сгоревшего моста. Спустя километр слева впадает Олонка. Приток выглядит в этом месте шире Шуи, а ширина самой Шуи на следующем участке – до Большого Падуна – возрастает вдвое.

Перед Большим Падуном становимся на ночёвку. Берег илистый.

23.07.

Обносим Большой Падун (препятствие №55; выше 3 к.т.). Диман проходит порог на своём судне дважды – в разных местах. Далее следует двухкилометровый плёс.

Порог Зигзаг или Щелиный (препятствие №56; 3 к.т.) в лоции описан предельно кратко, ёмко и точно: «зигзаг в скальном желобе с двумя сливами 0,7 – 1 м с последующими прижимами». Особенно примечателен тот слив, который находится после поворота вправо и до поворота влево. На заходе в слив – неудобный камень слева, сам слив повыше и помощнее, а в нижней части слива в струе справа – камень. Одно из немногих мест на реке, в принципе способное опрокинуть байдарку.

Препятствия №№57, 58, 59 – шиверы, чередующиеся с короткими плёсами. Далее река делает поворот влево, и здесь – очень красивый высокий скалистый правый берег. Далее – ещё порядка четырёх препятствий (что на 1 больше, чем указано в лоциях). Препятствия №№60 и 60а – это тоже шиверы.

Препятствие №61 в лоциях указано как порог Федулинский. На самом деле – тоже шивера, очень мелкая, с крутым левым поворотом в нижней части. Выход из порога между валунов очень узок, и сама возможность протиснуться на байдарке проблематична. На плёсе после Фекдулинского порога на правом берегу – останки покорёженного «Тайменя» одной из предыдущих групп. Наверняка они выброшены на берег половодьем. Препятствие №62 – ещё одна мелкая шивера. Проход под самым правым берегом вдоль кустов. Последняя грядка камней в этой шивере имеет явно искусственное происхождение и перегораживает почти всю реку, чуть-чуть не доходя до правого берега.

На ночёвку остановились примерно в 1 – 1,5 км выше железнодорожного моста на правом берегу. Места для палаток здесь мало, поэтому стоят палатки очень кучно.

24.07.

Вскоре после выхода на воду впереди оказывается развилка. В лоциях она не указана. Прямо уводит старица-тупик. Повернуть надо влево и обогнуть остров. После острова река проходит под железнодорожным мостом. По левой стороне небольшая часть моста представляет собой высокую арку, сложенную из гранитных валунов. Остальная часть моста – вполне типичная современная железобетонная конструкция.

На следующем участке ландшафты вдоль Шуи немного напоминает Зушу в самом нижнем её течении, или, скорее Оку ниже её слияния с Зушей. Визуально – типичные среднерусские места. На Карелию как-то непохоже.

Начинается село Шуерецкое. В Шуерецком река заканчивается, поэтому водой следует запастись заранее – ещё до Морского порога (препятствие № 63). Морской порог – это очень громко сказано. Обыкновенная мелкая шивера. Местный советует нам проходить шиверу ближе к правому берегу, что мы и делаем. После Морского порога следюет чалиться к правому берегу перед лодочной пристанью, не доходя до автомобильного моста. Мост большой, бревенчатый и имеет облик, типичный для Карелии. Отсюда до станции – полкилометра. Шуерецкое – большое село. Ему 500 лет. Тротуары в селе представлены досчатыми мостовыми. Мобильная связь есть, но только на железнодорожной станции. Все магазины тоже находятся вблизи станции, почти во всех из них перерыв с 14 до 16 ч. Хлеб бывает не всегда, а только тогда когда его завозят. В других продуктах недостатка не наблюдается. Ассортимент разнообразен. Кстати, закупленный помимо прочего сыр оказался свежий и очень вкусный, так что рекомендую. А вот фотоплёнку здесь искать бесполезно.

Во время посещения магазина порадовал Диман, скороговоркой зачитавший продавщице заранее составленный список: «Халва, шампанское, водка, икра, и т.д. и т.п., йогурты, сникерсы, шоколад, мочалка».

 

БЕЛОЕ МОРЕ И КОЧКАРА.

Проведя в Шуерецком несколько часов, идём далее. Проходим под мостом. По левую сторону деревянные дома обращены своими фасадами к реке как к улице; от домов к воде и лодкам ведут лесенки.

Где собственно заканчивается река и начинается море – непонятно. По берегам начинаются обширные заросли хвощей. Нетрудно заметить, что мы уже находимся в приливно-отливной зоне. Но вода ещё не солёная. Эта переходная зона – эстуарий – тянется километра на три.

Попытались состыковать суда в «катамаран» и пройти часть пути под парусом. Ожидали из опыта предыдущих походов, что движение под парусом и на этот раз будет «весьма эффективно». Но на сей раз,  мероприятие получилось курам на смех. Точнее – чайкам на смех. Сначала Диман долго наматывал 9-тиметровый полиэтилен на весло – получился внушительный рулон. В это время «катамаран» ветром сносило в сторону и разворачивало вокруг оси. Диман вынужден был ходить следом за «катамараном» по щиколотку в воде. При первой же его попытке забраться на «Waterfly» с кормы в воду посыпались кульки с только что закупленной халвой и прочими вкусными продуктами, а также посуда экипажа. Халва и ложки ушли под воду с концами. Далее парус вручили Юле и Насте, и девушки на протяжении нескольких сотен метров удерживали вёсла, в то время как вся группа отдыхала, преспокойно расположившись в лузах. Ветер был слабый, и поймать его удалось не сразу. Наконец, стали продвигаться вперёд, но очень медленно. Порой – когда ветер ослабевал – даже стояли на месте, хотя вода между байдарок определённо струилась навстречу. Это мы шли против прилива. И даже делали ставки – кто сильнее: ветер или прилив. С берега и с камней до нас доносились просто «истерические» вопли. Это чайки, взобравшись повыше на верхушки валунов, помирали со смеху при виде такого зрелища.

Парус в конце концов убрали. Пересекаем обширное водное пространство на пути к острову Большой Либуев (он же – Кочкара). Залив – километра 4 шириной, но очень мелкий везде кроме как на фарватере. Нередко весло проходит по песку. Дно песчаное. Ветер встречный справа, поэтому на корме приходится грести преимущественно правой лопастью. Экипаж «Свири» берёт на буксир «Waterfly». Движутся они тем не менее довольно резво, хотя «Waterfly» и болтается из стороны в сторону, сбиваясь с прямой линии по причине ветра.

На острове Большой Либуев имеется несколько удобных для стоянки мест. Остров небольшой – метров 300-400 в длину и метров полтораста в ширину. С севера и с востока он омывается Шуерецкой губой, с юга – мелководной губой Югрá. Берега острова почти везде скалистые. Ягод очень много – особенно голубики и шикши, да и черники немало. Морошки совсем чуть-чуть, она только начинает созревать. Брусника и клюква, конечно, ещё не зрелые, и вообще их мало.

С дровами дела обстоят неважно. Крупных сухих брёвен или деревьев нет вообще. Поначалу мы опасаемся, что дров хватит максимум дня на два. Но в конечном итоге нам вполне хватило сухих ёлочек на все четыре дня. Чего не скажешь о группах, побывавших на острове до нас. Они спалили даже мачту триангуляционного пункта. На самой высокой точке острова из гранитов торчит металлический штырь-репер. Вокруг него ещё лежат валуны, которые когда-то подпирали мачту, а самой мачты нет – ушла на дрова.

Из числа пернатых на острове можно встретить полярную сову, дневных хищников. За время пребывания посреди острова мы неоднократно вспугивали ещё какую-то крупную птицу, которую ни разу так и не рассмотрели. Возможно, глухарь. На восточной оконечности Кочкары обитают поморники. При приближении к мысу они имитируют атаку: пикируют сверху в направлении байдарок.

Вечером – праздничный ужин. Долго сидим на камнях над морем.

25.07.

Васильич, Юля, Вован выходили на море ставить сетку. Глубина моря на фарватере оказалась много больше, чем мы ожидали, и сетка утонула. Все попытки отыскать её успехом не увенчались. По нашему мнению, мы «поймали полярную акулу – ушла вместе с сеткой». Конечно, полярной акуле стоило бы больших трудов в неё попасться: она должна была не только пересечь всё Белое море, но и проползти на брюхе по Шуерецкой губе. Кстати, мы не знаем в точности, водятся ли полярные акулы в Белом море.

Для справки. Полярная акула обитает в Северном Ледовитом океане и в северной Атлантике (севернее Ла-Манша) на глубинах от 150 до 1000 м. Обычна в Баренцевом море. Длина 6 – 8 м, вес может превышать тонну. В рацион полярных акул входят: треска, камбала, сёмга и прочая рыба, тюлени, дельфины, нарвалы, отдыхающие на воде и ныряющие птицы, оказавшиеся в воде северные олени и т.д. Стаями нападают на китов и вырывают большие куски из их тела. Приманку заглатывают не задумываясь. Ловят полярных акул на большие крюки (1 м), в качестве приманки применяют (или применяли?) дырявый ящик с протухшим тюленьим салом. Источники информации: И.И. Акимушкин; А.Э. Брэм.

В окрестностях острова амплитуда приливов и отливов составляет более метра. В тихую погоду слышен шелест прибывающей в прилив или уходящей в отлив по Шуерецкой губе воды. В отлив обнажается не только полоса побережья шириной несколько десятков метров, но и обширные поля фукусов – как по одну сторону острова, так и по другую. Не исключено даже, что в отлив можно перейти с острова на материк пешком. В противном случае необходимо только переплыть узкий фарватер возле северного края острова – он здесь шириной как небольшая река. С восточной ширины острова фарватер намного шире, а сколько метров составляет его глубина – для нас остаётся загадкой.

26.07.

Ходили за водой на Кужручей («еловый ручей»). Выходить за пресной водой следует по высокой воде – примерно за час до начала отлива. Если смотреть с Кочкары, то устье ручья находится на материке за небольшим низким островом. На картах островок не подписан; логично предположить, что он называется Малый Либуев. Его островок мы обогнули с востока. Устье ручья находится в самой дальней части залива, вдающегося в материк, т.е. – как раз напротив Кочкары. Устье с трудом можно разглядеть с Кочкары в бинокль, и оно почти не просматривается с воды даже на подходе – для этого необходимо привстать в байдарке. Вход в ручей загорожен для обзора хвощами, фарватер идёт мимо них слева направо. Но вообще-то понять, где именно находится устье, не так трудно.

На входе в ручей поначалу по берегам следуют низкие луга-марши, затем начинается лес. Во время прилива узкий длинный залив моря вдаётся в сушу на километр. Он сильно напоминает собой реку (больше всего – весеннюю Жиздру в окрестностях д. Гретня). Не попробовав на вкус воду, не скажешь, что это Белое море. Залив делает два поворота – сначала вправо, потом влево. Затем собственно и расположено устье ручья. Он небольшой, течёт среди камней. Большой ёмкостью воду зачерпнуть нельзя. Вода в ручье цветом напоминает квас, поскольку ручей берёт начало на Шуерецком болоте. Но она пригодна для питья. Мы набрали 4 герметика и несколько баклажек и постарались как можно быстрее покинуть это место: начинался отлив. Байдарки, оставленные среди камней на мелководье, к этому времени оказались уже метрах в двадцати от воды – и это только начало отлива. На остров возвращаемся очень резво.

 

Вид с Кочкары на Еловцы

(по цетру), луду и Шуйостров (справа)

Граниты на северном

берегу Кочкары.

Вид с луды на Еловцы.

Шуерецкая губа в прилив и в отлив.

 Сбор пресной воды в устье 

 Кужручья (авт. Р.В.Щуров).

< Начало отлива

близ устья Кужручья

(авт. Р.В.Щуров).

 

<Возвращение с Кужручья. Это не река, это – море.

 

< Белая ночь на Белом море (авт. Р.В. Щуров)

На главную

   

Вечером заходят тёмные тучи, но обходится без дождя. Очень красиво сквозь тучи пробиваются к морю солнечные лучи.

В белую ночь идём купаться на Белое море. Прохладненько. Но по сравнению с открытым морем вода в Шуерецкой губе тёплая. Причина тому – обширные мелководья в морских заливах. Можно сделать два захода. Только не надо во время ныряния «двигать» головой валуны. Двое невзначай так и сделали, едва успев нырнуть. Диман, видя с берега этот эпизод, просто ухохатывается. В особенности потому, что  валунов здесь возле берега всего два, и в них ещё нужно суметь попасть.

27.07.

Женя, Диман и Настя ходили на «Свири»  в Шуерецкое – за халвой. В это же самое время экипаж «Тайменя» совершает радиальный выход в противоположном направлении. А именно в направлении острова Еловцы. На подходе к Еловцам в Шуерецкой губе расположено два острова поменьше. Первый из них – небольшая каменистая луда – и был выбран в качестве цели радиального выхода. Расстояние от Кочкары до луды на деле оказалось вдвое больше, чем это казалось визуально. К островку шли долго. Порой складывалось ощущение, будто байдарка почти не движется. Ветер встречный справа.

Слева за лесом хорошо видна высокая горка. А по правую сторону за островом Еловцы виден ещё один очень красивый высокий остров Равлуда («рав» переводится как «кулик»), но до него далеко. Вода по мере продвижения вперёд становится чище. Здесь – в этой части Шуерецкой губы – тоже имеются обширные мели. Дно повсюду песчаное.

Островок имеет метров 50 в поперечнике. На возвышении он покрыт стланцами можжевельника и берёзками. Вокруг острова на мелководье встречаются сравнительно крупные мидии, морские жёлуди (ракообразное), морские перья (иглокожие) – в общем всё то же, что и вокруг Большого Либуева. Морских звёзд также нет ни одной. Открытое море отсюда уже ближе, можно попытаться увидеть его в проливах между островами.

Во время возвращения в лагерь погода начинает портиться, со стороны Большого Либуева заходит дождевая облачность. Как раз во время выхода с мелководья на фарватер быстро возрастает сила ветра. Поднимаются волны – небольшие; максимум они доплёскивают до края деки. Байдарка продолжает идти лагом; необходимости изменять траекторию при текущем волнении моря нет – лишь бы не усилилось ещё более. Конечно, сказывается то, что действие происходит в Шуерецкой губе на пространстве почти со всех сторон закрытом от открытого моря. Но всё равно обратно – до Кочкары – мы добрались быстрее. От островка до Кочкары по подсчётам Вована – 2280 гребков.

Вечером готовим пирожки с ягодами.

28.07.

Днёвка.

Первую половину дня большая часть группы проводит в спячке, расположившись на ковриках посреди выходов гранита с видом на море.

Пасмурно. Временами накрапывает дождь. Ходят грозовые облака.

В полдвенадцатого вечера разбредаемся по острову на поиски ягод. Набрали, главным образом, черники и голубики с тем, чтобы съесть их в поезде. Вообще за четыре днёвки мы заметно убавили количество ягод на острове. Их всё же их ещё остаётся немало. У меня, как у наиболее заядлого сборщика к концу пребывания на острове перед глазами от ягод стало уже фиолетово.

29.07.

Рано утром – до восхода Солнца – ясно и тихо. Но спустя 2 – 3 часа после восхода уже пасмурно, ветрено и холодно. Но сухо. На последних заготовленных ранее дровах пытаюсь вскипятить воду в бачках. Запасы пресной воды последние, качество её оставляет желать лучшего. Там даже плавает пара непонятно откуда взявшихся мальков. Да, плавает, в воде, цветом больше похожей на квас. И что с того, что кверху брюхом? Да и ладно. Вода в этих самых бачках упорно не закипает, хотя отдельные пузыри всплывают со дна уже полчаса. И если бы участники похода не стали закрывать костёр от ветра ковриком, то вода бы не закипела никогда.

Постановочный сюжет для видеокамеры. Участники похода всей группой располагаются на камнях и кричат в камеру: «Я ненавижу этот остров!» Конечно, 4 днёвки подряд – это много. Но всё равно не следовало гневить Хозяина. Он себя ещё покажет в то время, как мы будем добираться до Шуерецкого.

На воду выходим с приливом. Идём большей частью лагом, порой волны захлёстывают в лузы. Губа Югра вместе с прилегающей к ней частью Шуерецкой губы повсюду имеет похожие друг на друга берега без ярко выраженных ориентиров. Во всяком случае, нам следовало идти ближе к правому берегу. «Waterfly» тем временем сносит далеко влево. «Свирь» идёт намного правее «матраса», но тоже забирает влево. Экипажи «Тайменя» и «Катрана» даже не догадываются о том, что надобно взглянуть на ситуацию критически. Они полностью полагаются на тех, кто позавчера благополучно ходил в Шуерецкое. В результате, все мы оказываемся в южной части губы Югра и далее уходим в южном направлении по протоке, которая, конечно, никаким образом не может привести в Шуерецкое. Справа от нас «почему-то» шумят поезда. Сложность в ориентировании усугубляется тем обстоятельством, что в прилив здешние места выглядят совершенно иначе, чем в отлив. В результате мы проходим по протоке более двух километров, прежде чем разворачиваемся назад.

Возвращаемся по протоке назад и снова пересекаем губу Югра – теперь уже против ветра. «Waterfly» снова сносит ветром – на этот раз далеко вправо. В какой-то момент начинает казаться, что потребуется помощь, но экипаж на удивление быстро выправляет положение. Подходим ко входу в долину Шуи – а остров Большой Либуев отсюда совсем недалеко. Мы прошли по воде порядка 8 – 9 лишних километров.

Мимо острова движемся на этот раз правой протокой (если смотреть по течению). Слева от нас на мысу оказывается деревянный крест. Это последний крест перед выходом с Шуи. Местные, выходя в море, никогда не минуют его вниманием.

По мере продвижения к Шуерецкому нам повстречались две моторки и парусная лодка – тоже с мотором. А на левом берегу вблизи реки сидит чёрная кошка. Провожает хозяев, идущих в море, до окраины села? Прямо как старый Марусь из рассказа Ю.Оноприенко.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ.

«Антистапель» - вблизи лодочной пристани в Шуерецком – на правом берегу выше моста. Со станции выезжаем поездом «Кочкомá – Кемь» до Кеми.

30.07.

В Кеми на станции приходится ждать до утра: поезд «Мурманск – Симферополь» прибывает около 10 часов утра и отправляется в 1032. В ожидании поезда можно найти различные варианты времяпровождения. Например, можно посетить душевую – это в нескольких сотнях метров севернее станции. Или можно сходить в гости к другой орловской группе, также коротающей время на вокзале в Кеми.

Загружаемся в поезд. С местами в поезде неважно – скажем, в нашем вагоне все места оказались верхними. Поэтому почти весь день приходится провести в спячке. Наиболее продолжительные остановки поезд делает в Медвежьегорске и в Петрозаводске.

31.07.

Прибывает поезд в Орёл в 1852.

 

«Адреналин похода», по моему мнению, можно распределить следующим образом:

1.                             порог Белая Лошадь (осмотр; и это – почти весь адреналин похода)

2.                             порог Белая Лошадь (прохождение)

3.                             колбасня на плавучем острове

4.                             пороги Бутылочное Горло, Тёмный, Софринский вместе взятые (ожидание прохождения первых троечных порогов на реке).

 

ЛИТЕРАТУРА,

1)            Акимушкин И.И. Мир животных: Птицы. Рыбы, земноводные и пресмыкающиеся. М., Мысль, 1989.

2)            Брэм А.Э. Жизнь животных. Т-3. М., «ТЕРРА» - «TERRA», 1992.

Нумерация препятствий в главе «Шуя-беломорская» приведена согласно источникам:

3)  Отчёт № 5043, ЦБМГТК. (конспект отчёта размещён на сайте www.lib.ru/TURIZM/sewshuya.txt)

 

 

 

vlc