На главную

ВОРГОЛ.

2006

На первомайские праздники под вечер туристская группа выезжает на автомобиле в направлении Ельца, что бы на Елецком пороге осваивать технику управления каяком. Елецкий порог – это самый что ни на есть настоящий порог, но искусственного происхождения. Образовался он на реке Сосне на месте разрушенной плотины в шести километрах ниже Ельца. В мои планы он по большому счёту не входит.

А входит в мои планы Воргол – небольшая речка, протекающая западнее Ельца и впадающая в Сосну. Я намерен пройти её от села Казаки до устья, а далее по Сосне выйти к Елецкому порогу. Идти по маршруту придётся одному. Правда, ещё двое водников собирались тоже выйти на Воргол одним экипажем, но они если прибудут, то чуть позже.

В Казаки приезжаем ночью. Дорога пересекает реку в центре села. Село большое. Ночь на выходные, и в селе – полно гуляющей молодёжи. Оставаться небезопасно. Поэтому я выгружаюсь из машины за селом. Ночевать приходится в ближайшей лесополосе.

29.04.

Просыпаюсь около 6 часов утра. Уже светло. До Воргола добрался с двумя короткими передышками и вышел к реке в полукилометре ниже автотрассы. Спуск к воде оказался пологим, и увлажнённым. Течение на реке шустрое, сразу же виден небольшой перекат. Мне его не проходить, поскольку он выше места «стапеля». Проход, кстати, ближе к левому берегу.

Собираю байдарку и около 10 часов утра начинаю сплав по Ворголу. В месте «стапеля» река очень мелкая. Поначалу опасаюсь, что такая она будет на всём протяжении. Кстати, в описании утверждается, что сплав по Ворголу возможен только в высокую воду. Весна в этом году поздняя, повышенный уровень воды в реке сохраняется до сих пор: видно по затопленным местами основаниям деревьев. В конечном итоге мои опасения оказались напрасны.

Если сравнивать с Орликом, то Воргол в целом немного шире. Первые полкилометра сплава проходят по спокойной воде, и я даже начинаю возмущаться по поводу того, что река неинтересная. Первое препятствие появляется как по заказу: разрушенная плотина. Полуметровый слив, но прохода нигде нет. Полагаю, в любом месте байдарка застрянет на уступе. За сливом – небольшая «бочечка» в неглубокой яме, за ней шкуродёр, а метрах в 50-ти ниже плотины – низкий пешеходный мост. Я не стал проходить «порог», а провёл байдарку по мелкой протоке вдоль левого берега. Мост обнёс.

Далее – на выходе из села Казаки – Воргол поворачивает влево. Вдоль левого берега сплошь тянутся кусты, имеется течение. После поворота правый берег становится крутым и высоким, появляются обнажения девонских пород. В одном месте на реке имеется очень узкий проход. С левой стороны на небольшой высоте подобно шлагбауму над рекой висит ветка. А у правого берега под водой лежат большие камни. Проход – у правого берега.

Далее течение почти исчезает, стоячая вода длится с километр.

Воргол. Чуть ниже по течению села Казаки.

Начало каньонообразного участка речной долины у д. Матвеевка.

 

Вскоре – низкий пешеходный мост. У правого берега небольшой участок моста оказался притоплен. С разгону я загнал на него байдарку до середины, а дальше протолкнул судно вперёд, не выходя на мост.

Немного далее оказалась ещё одна разрушенная плотина. В проходе между двух укреплённых берегов слышен шум воды. Перед порожком у правого берега имеется уловок. Слив совсем небольшой – высотой сантиметров 30 – и чистый.

Вскоре – низкий автомобильный мост. Обношу по левому берегу. В одиночку, конечно, это не очень удобно. Чередую перемещение носа и перемещение кормы.

На протяжении следующего километра на реке полно всевозможных коряжек. Завалов, требующих обноса, нет. Но лавировать приходится постоянно. А поскольку на реке имеется течение, занятие становится весьма занимательным. Течением байдарку легко может прижать к какой-нибудь коряжке и перевернуть. Мне этого не хочется, я лавирую между коряжек осторожно. Вода в реке ещё очень холодная.

Тем не менее, один раз я едва не допустил оверкиль. Впереди русло оказалось перегорожено стволом и толстой веткой дерева. Имеется всего один проход под этими «воротами». Сразу из-под «ворот» необходимо уворачивать влево, потому как с правой стороны на уровне воды на траекторию выходит коряга. Течение идёт на корягу. Но и это не всё. Корягу необходимо сразу же обогнуть, уходя вправо от нависающих ветвей. «Ух, какое нехорошее место!» – произношу я вслух, заворачивая перед «воротами» вправо – в уловок. Осмотрел место, прикинул траекторию движения, выстроил байдарку под нужным углом и направился в «ворота». Не могу сказать, что я зашёл плохо, но всё-таки точности децл не хватило. Байдарка носом ткнулась таки в подводную часть коряжки, остановилась, и её стало прижимать к дереву. Я пытался сопротивляться, работая веслом, но безуспешно. Затем быстро отложил весло и дотянулся руками до дерева. Вовремя. Байдарка сделала резкий крен на левый борт, я едва-едва успел выправить положение. Вода во время крена дошла до фальшборта, ещё б чуть-чуть – и был бы оверкиль. Перебирая руками по ветке, переместился вместе с байдаркой влево, потом взял весло и тогда уже только обогнул корягу. Уф!

Незадолго до железнодорожного моста на правом подмываемом берегу стоит здание из красного кирпича. Неподалёку – и тоже по правому берегу – вытекает источник.

Железнодорожный мост, который уже давно маячит впереди, впечатляет своими размерами. Он стоит на трёх опорах высотой по 50 – 60 м, одна из них стоит на островке. Помимо того, здесь же сохранились опоры пониже от двух предшественников этого железнодорожного моста.

Непосредственно под железнодорожным мостом основное русло реки оказалось перегорожено низким пешеходным мостиком. Очень не хочется делать ещё один обнос, и я поворачиваю в левую протоку – она уже, и отходит под прямым углом. Но вдруг там мостик окажется частично разрушен? На моё удивление пешеходного моста над протокой не было вообще, и я свободно обогнул островок. Впрочем, радовался недолго: не успел железнодорожный мост исчезнуть из виду, как мне пришлось обносить ещё один пешеходный мост.

Но самое интересное по идее только начинается. Долина реки приобретает каньонообразный характер. По обе стороны возвышаются крутые берега, сплошь покрытые лесом. В верхней их части сквозь голые кроны нередко просматриваются небольшие отвесные обрывы. С реки они не фотогеничны, поэтому я их не фотографирую. Опять же в русле реки много коряжек, снова приходится лавировать. И ещё раз течение начинает прижимать меня к коряжке; на этот раз положение не доходит до критического.

Вскоре миную стоянку туристской группы, расположившейся на правом берегу. С воды виден лежащий верх дном «Таймень».

Спустя ещё несколько сотен метров я слышу шум воды. Перекат? «Как-то он очень нехорошо шумит…» – произношу я вслух. – «Ну, прямо как порог!». И тем временем продолжаю приближаться к нему по течению. А не одеть ли каску? Нет, что-то я опять осторожничаю. Да ну что тут может быть такого на Ворголе? Ну, думаю, просто неспокойное течение со стоячками. Ну да, впереди становятся видны небольшие волны. Вот русло просматривается всё дальше и дальше – а перепад то там по ходу движения заметный! Может, стоит причалиться, пока не поздно? Нет – поздно, уже иду в «порог». Небольшие волны, волны… Опаньки! Прохожу по валуну! Это обстоятельство приводит меня в нужное состояние. Внимание! Впереди ещё просматривается несколько камней. Лавирую между ними, поправляя траекторию движения то в одну, то в другую сторону. В самом конце этой шиверы имеется конкретный слив с «бочкой». Протискиваюсь между камней по правому краю этой «бочки». Байдарка цепляет днищем за камни ещё раз, но тут без этого не обойтись. Под зад через фальшборт плеснулась со слива небольшая порция холодной воды. Совсем небольшая. После порога течение идёт на ветки, но я без труда ухожу вправо – в улов.

Выхожу на берег и осматриваю русло. Нет, это самый что ни на есть натуральный порог! Если сравнивать с классификацией порогов на Поньгоме, то я бы сказал, что он соответствует категории трудности «2б». Порог наверняка антропогенного происхождения, во всяком случае поблизости имеются следы добычи известняка и просматриваются остатки пересекавшей когда-то эту реку автодороги. Время – 1234. В полном трансе от такой неожиданности, я пытаюсь созвониться с группой, стоящей на Елецком пороге, и поделиться впечатлениями, но безрезультатно. Лишь через полчаса удалось прозвониться в Орёл.

Шиверистый порожек на Ворголе. В кадре – его нижние две трети.

Основной слив в конце порога.

Берег Воргола между Матвеевкой и Рябинками.

Вид в сторону села Ольховец.

Над обрывами видны дома села Ольховец.

Те же обрывы: вид с середины склона.

 

Продолжаю движение по реке. Какой-то бобёр (или водяная крыса?) неожиданно плюхнулся с правого берега в воду в нескольких метрах от меня. Напугал. Он меня. Или я его. Точнее говоря, взаимно друг друга напугали… Между прочим, видел на Ворголе и лису – не в этом месте. Она неожиданно выскочила из норы в четырёх метрах от меня и во всю прыть ускочила за ближайший бугор – едва успел разглядеть. Так близко лису я даже в зоопарке никогда не видел…

После небольшого спокойного участка следуют одна за другой 3 простенькие шиверы-перекаты. Простенькие они сами по себе, но постоянно приходится следить за коряжками и за течением. Кажется, на первой из этих шиверок на реке имеется завал. Проще всего провести байдарку у левого берега под ветками, что я и делаю.

У третьего из этих перекатов на реке имеется островок. Проходима левая протока, а правая узка и завалена. Перед островком пристаю к правому берегу и поднимаюсь пешком вверх по склону. Склон крутой, порос кустарником, поверхность его усеяна мелкими камнями известняка – своего рода осыпь, и они мешают взбираться вверх. В верхней части склона имеются обрывы известняковых пород. Берег поднимается над рекой на высоту 50-60 м, вид открывается сверху почти во все стороны. Продолжение каньонообразной речной долины хорошо просматривается на пару километров вперёд: в верхней части крутых склонов имеется немало отвесных известняковых обрывов. Немного напоминает крымскую Яйлу в миниатюре. Противоположный берег виден сверху как на ладони, а лента реки просматривается где-то там внизу. Впечатляет.

Вверху справа – окрестности села Ольховец.

  На трёх других кадрах – долина Воргола между Матвеевкой и Рябинками.

  < Вид с правого берега на левый. Река – внизу.

 Продолжаю путь по реке. В отдалении появились очередные обрывы – теперь по левому берегу. Наверху их видна какая-то деревня (село Ольховец). Причаливаюсь к берегу и поднимаюсь наверх. С одной стороны скальные выходы испорчены карьером и замусорены. Высоко на уступе среди вертикальных стенок лежит не то сломанная газовая плита, не то холодильник. Зато с другой стороны – ниже по течению – известняковые выходы более эффектны. Выхожу на эти обрывы. Река опять оказывается где-то далеко внизу. Склон порос деревьями и кустарником, множество осыпающихся камушков затрудняют движение. Кстати, известняки на Ворголе белее, чем вблизи Орла – у нас жёлтый цвет выражен сильнее.

Возвращаюсь к байдарке и продолжаю сплав. За первым же поворотом по правому берегу появляются ещё одни эффектные обрывы. Я достаю фотоаппарат, но, к сожалению, фотоплёнка закончилась. А жаль! Ведь самые высокие обрывы, как оказалось, были ещё впереди, и они остались не засняты.

Пожалуй, самые эффектные обрывы на Ворголе имеются по левому берегу между сёлами Ольховец и Рябинки. На протяжении полукилометра русло реки приближается к скалам по прямой между двух крутых берегов. Обрывы впереди выглядят стеной массивного средневекового замка. А поскольку они разбиты на огромные вертикальные блоки, то у этого «замка» помимо стен можно разглядеть и «башни». Высота отвесных стенок достигает метров 15 – 20. Не удивительно, что на этих скалах можно увидеть тренирующихся альпинистов. Перед скалами река делает поворот вправо, на повороте имеется небольшой перекат. Я не столько слежу за камнями в русле, сколько рассматриваю обрывы известняков. За поворотом имеется пешеходный мост, можно пройти под мостом, обнос не требуется.

Вероятно, на следующем участке реки имеется ещё одна разрушенная плотина – я точно не помню, где именно. Перед плотиной русло разделяется на три протоки. Основная протока – левая. Направился было по ней. Хорошо видно, что впереди протока поворачивает вправо, шустрое течение идёт с прижимом к левому берегу. Оно оставляет справа от себя несколько затопленных оснований деревьев, а далее заметен крутой поворот влево. Что находится за началом поворота – не видно, но шум воды слышен хорошо. А там может быть порожек, может быть завал… Да мало ли что там может быть? Вовсе не хочется, чтобы меня затянуло под завал. Но и на берег – для осмотра – выходить неохота. Разворачиваюсь и возвращаюсь к разветвлению русла. Средняя протока мелка и по ней не пройти. Направляюсь в правую протоку. Раз приходится протолкнуть байдарку по илистому берегу мимо поваленного бобром деревца. Но далее узкая протока чиста и ведёт между кустов до того самого места, откуда доносится шум воды; выходит к нему справа. Сужение русла обусловлено двумя укреплёнными известняковой кладкой берегами.

Осмотрев место с воды, направляю байдарку по слабому течению правой протоки. Затем быстрое течение левой протоки само аккуратно поворачивает нос байдарки в нужном направлении, подхватывает её и проносит через плотину. Здесь имеются только небольшие стоячки, даже слива никакого нет.

Ещё одни эффектные обрывы с большим гротом имеются по левому берегу где-то ниже села Ольховец.

Течение реки в очередной раз замедляется, а затем исчезает. По правому берегу появляется четырёхэтажное заброшенное здание из красного кирпича. Оно стоит у самой воды, отчего я принял его за заброшенную ГЭС. Продолжения реки не видно. Вообще, выглядит это тупиком, который правым поворотом упирается в бетонное основание здания. Мне это очень сильно не нравится: по моим представлениям предстоит сказочно большой обнос. Мало того, что берег не полог; по берегу в обе стороны от здания на сотню-другую метров тянется забор. А впереди меня прямо по курсу оказывается большой залив, и у меня нет лучшего выбора, как пройтись по нему. По правой стороне оказывается ещё одно кирпичное здание – на сей раз двухэтажное. Предполагаю, что когда-то здесь находилось усадебное имение.

«Залив» на самом деле оказался продолжением реки. Он приводит меня к дамбе плотины, на сей раз – настоящей. Выхожу на берег для осмотра. Ворот в проходе дамбы нет, струя чистая. За дамбой на 2-3 десятка метров выдаётся бетонный уступ, перекрытый тонким слоем воды. Возвращаюсь к байдарке. По пути поскальзываюсь на откосе, и поблизости раздаётся предостерегающее шипение. Нет, это не гадючка, а крупный уж, и он не торопится убираться восвояси…

Прохожу по струе сквозь дамбу. За дамбой на мелководье байдарка хоть и касается днищем бетона, но не задерживается благодаря течению.

После непродолжительного участка реки мне повстречалась ещё одна аналогичная плотина. На берег на сей раз выходить не стал, ограничился осмотром с воды.

В селе Нижний Воргол пришлось обнести по берегу (по правому) ещё один низкий автомобильный мост. Река описывает среди села большую дугу, и здание церкви, построенное из красного кирпича, возникает в поле зрения неоднократно.

Над рекой, как и прежде, нередко взлетают утки. Часто пролетают сизоворонки. По берегаи то и дело теперь встречаются рыбаки. В своём нижнем течении Воргол уже не тот, что был прежде. Высоких склонов нет. Берега, подмываемые течением то с одной, то с другой стороны, обычно представляют собой обрывы рыхлых пород. Течение по-прежнему шустрое, то и дело появляются прижимы к берегам, за коряжками необходимо следить постоянно. И поскольку это занимательное действие затягивается, оно начинает надоедать: слишком долго на протяжении дня приходится быть сосредоточенным.

После моста, если верить карте, до устья Воргола остаётся совсем немного. Я полагал, что максимум через час выйду на Сосну. Не тут то было! Река в нижнем течении петляет неописуемо. Нечто подобное я наблюдал только на Снежети, ну и, может быть, на Вытебети. Повороты следуют один за другим. Удивляюсь, как русло реки не пересекает свою собственную траекторию?! Местами у меня складывается впечатление, что нарезаю круг за кругом вокруг одного и того же места. «Река течёт вокруг Гондураса!» Может, это уже и не Воргол, а вообще какие-то иные измерения? Перемещаясь по реке, неподалёку от себя я наблюдал одну и ту же сосенку – с самых разных сторон – с интервалами в несколько минут. Оставив справа от себя легковушку, стоявшую возле берега, спустя четверть часа вновь заслышал поблизости музыку, доносящуюся из её магнитолы. Похоже, я обречён бесконечно нарезать круги по руслу этой заколдованной речки.

И вот, когда я уже и не надеялся более добраться когда-либо до Сосны, наконец-то попадаю в устье Воргола. Выхожу на Сосну. Время – 1747. Небольшой перекус на воде: сырые сосиски. У меня есть основания полагать, что до ночёвки ещё успею добраться до Елецкого порога. Правда, засветло это уже вряд ли получится. Но я могу до заката добраться до Ельца, в сумерках – выйти из него, а там останется всего несколько километров чистой воды до Елецкого порога. Сплав на байдарках в темноте – не то  что бы желательное действие, но, полагаю, ниже Ельца на реке мне ничего не грозит.

Посему, я долго не задерживаюсь в устье Воргола, а продолжаю движение далее – по Сосне. Сосна здесь широкая – метров полтораста. Неприятной неожиданностью для меня явилось очень слабое течение на Сосне. Его почти нет, вода почти стоячая. Ещё один неприятный сюрприз – встречный северный ветер, особенно ощутимый на первом же участке Сосны. Здесь я перемещаюсь под прикрытием левого берега. А иначе придётся тратить дополнительные усилия на удержание носа байдарки в заданном направлении.

Третий неприятный сюрприз – не то чтобы неожиданный – разрушенная плотина в селе Лавы. Выхожу на левый берег перед плотиной. Осматриваю порог. Порог мощный, даже весьма. Слив высокий – вероятно, метра 3. Струя вроде чистая. На выходе – большой косой вал. Фартук у меня есть, но юбок нет. Полагаю, что если пойду в порог, то начерпаю воды и просто затону. Но даже если этого не случится, то косой вал, думаю, меня опрокинет. В любом случае, ходить одному в такие пороги не следует. Мало ли чего – арматурина какая-нибудь там, сетка, леска, проволока… И времени до захода Солнца остаётся мало, а кругом – населёнка, и на ночь остановиться здесь негде. Короче, решил не ходить в порог, а обнести его. Получился самый длинный обнос на маршруте – метров 50, наверное. Байдарку при обносе разгрузил. Вышел на воду ниже плотины. Струя из прорыва идёт сильная, «Таймешку» слегка колбасит даже ниже порога. Обхожу остров с левой стороны. Так проще. Сразу за островом оказался низкий пешеходный мост. Ещё один обнос. Местный рыбак подвязался мне помочь. И вот когда мы уже подняли байдарку из воды на мост, он попросил меня перевезти его сына с острова на берег. Байдарку – назад на воду. Перевожу парня с острова на левый берег. Течение после плотины даже здесь ещё довольно сильное. Затем причаливаюсь в устье речки Пажень. Точнее, ручья Пажень. Нет, это я потом уже – по карте – разобрался, что к чему. А в тот момент, вытекавший из трубы ручей, я принял за местный водосброс. Затем всё тот же рыбак помог мне перенести байдарку по другую сторону моста.

Потеряв на двух обносах уйму времени, продолжаю движение по Сосне. Солнце уже низко над горизонтом. Прохожу под высоким мостом объездной автодороги. Солнце скрывается из виду. В любом случае в сумерках до наступления темноты мне необходимо выйти из Ельца. Собственно, Елец уже начался по левому берегу. Так что выбора у меня нет. До темноты остаётся порядка 40 минут.

Течение на реке считай что отсутствует. Очень медленное. Только под мостами имеются быстрины. Прохожу под железнодорожным мостом. Затем под двумя высокими расположенными рядом друг с другом мостами, первый из которых – пешеходный, а второй – автомобильный. По правому берегу стоит памятник-танк. До этих мостов и затем на протяжении нескольких сотен метров мой курс идёт точно в направлении Воскресенского собора.

Далее по левому берегу виден мост над речкой Ельчик. Наконец-то. По автодороге от него до Елецкого порога – 6 километров . А по реке – кто его знает? Не считал.

С правого берега какой-то глупый олух кричит вслед: «Стой, стрелять буду!» Ага, сейчас, как же…

В глубоких сумерках прохожу ещё под одним железнодорожным мостом. Клонит в сон. Подхожу к левому берегу, достаю сало. Краткий перекус, и я продолжаю движение. Перекус облегчил борьбу со сном, но всего на несколько минут.

Стемнело. По левому берегу Елец вроде закончился. По правому тянется Ольшанец – это тоже Елец, удалённая его часть.

Спать хотелось ещё в центре Ельца. В предыдущую ночь я спал недостаточно, день был очень насыщен впечатлениями, ноги у меня по колено мокрые, и теперь на холоде от этого так и тянет в сон. Просто невыносимо. Тёмное небо, тёмная вода, тёмные берега. Лёгкий туман над рекой ещё больше размывает очертания. Как будто «в космосе». Да ещё байдарка чуть покачивается на воде. Укачивает. Я начинаю опасаться, что вот-вот просто засну в байдарке и опрокинусь в реку. Чтобы невзначай не потерять ориентацию окончательно, стараюсь не смотреть вверх.

Впереди прямо по курсу возникают яркие огни. Они ещё больше затрудняют ориентировку на реке. Я не могу понять, что это такое. В темноте выглядит так, как будто очередная плотина перегораживает реку. Вообще-то я был уверен, что до Ельцовского порога ни одной плотины больше нет. Вдобавок ко всему доносится глухой шум, какой обычно бывает на порогах. Я осторожно приближаюсь по реке по направлению к огням; очертания берегов впереди не различимы. Наконец, выясняется, что река уходит чуть левее огней. Я продолжаю всё так же осторожно продвигаться вперёд до тех пор, пока не убеждаюсь, что никакой плотины нет. Справа от меня шумит и сияет огнями какое-то предприятие.

Впереди видно два огня по левому берегу. Костры? Пора бы уже добраться до лагеря. Ан нет. Поравнявшись с «кострами» я обнаруживаю, что это горит прошлогодняя сухая трава.

Впереди стало различимо какое-то сооружение. Мост?! Я не помню, что бы в прошлом году от Ельцовского порога был виден какой-либо мост. А раз так, то сколько же ещё остаётся лопатить? Я ж засну! Размышляя таким образом, неожиданно замечаю, что байдарка сама собой движется мимо прибрежных кустов с весьма заметной скоростью. На реке появилось течение! С чего бы? Я не вижу, что на реке впереди. Шума воды не слышно, и, стало быть, порога быть ещё не должно. Но что там? В общем, ничего не понимаю. Я счёл за лучшее причалить к левому берегу и расположиться на ночёвку.

Сосна: Елецкий порог

(в августе)

Река Сосна ниже Елецкого порога (август).
 
 
Воргол: обрывы у села Ольховец.

Выбрался на берег вблизи нежилых кирпичных зданий, возле которых горели былины прошлогодней травы. Ночь холодная.

30.04.

Подъём в 8 утра. Без завтрака. Быстро собираю вещи. Холодно. Мокрые по колено джинсы не способствуют ощущению тепла. Но это мелочи по сравнению с задубевшими ледяными носками и с заледеневшей обувью. И то, и другое я надел непосредственно перед тем, как выйти на воду. Как будто в морозильник ноги засунул! В резвом темпе добираюсь до Ельцовского порога. По ходу движения приходится ерзать ногами по шпангоуту, потому как подошвы стоп мёрзнут, особенно – пятки. Вот как ноги сунул в ледяные носки, так потом на протяжении всего дня не мог согреться.

До Ельцовского порога, кстати, оставалось совсем немного – чуть более полутора км. Половина дистанции – до строящегося моста, половина – после. В порог не ходил – не охота.

На главную

[error]