На главную

ВЫТЕБЕТЬ.

1996

Вытебеть – небольшая река, протекающая по северо-западу Орловской области и юго-востоку Калужской. Впадает в Жиздру. Протяжённость Вытебети – около 133 км. В Орловской области Вытебеть пересекает НПП «Орловское Полесье», а в Калужской проходит по границе НПП «Угра». Река большей частью протекает среди лесных ландшафтов, местами – вблизи нетронутых заповедных лесов. Ландшафты на Вытебети очень красивы.

Для меня Вытебеть примечательна тем, что, будучи студентом, именно на Вытебети принял участие в своём первом водном походе. До того года я байдарок воочию никогда не видел, да и к началу похода успел пройти на них в общей сложности всего километров семь. Это почти ничто, особенно если вспомнить, что некоторые туристы-водники в байдарке оказываются едва ли не с пелёнок. Но, так или иначе, а Вытебеть стала для меня лучшим воспоминанием студенческих лет.

Наша туристская группа насчитывала 7 человек. Два орловских экипажа (в т.ч. и я) шли на «Тайменях»-двойках. Смоленский экипаж шёл на «Таймене»-тройке. Перед началом похода мы условились, что на маршруте обращаться будем только по именам – никаких прозвищ и имён-отчеств. Полагаю, никто не обидится, если я и в повествовании стану обходиться одними именами. Это внесёт некоторую путаницу, потому как в группе было две Юли – орловская и смоленская. Но для читателя это обстоятельство не имеет принципиального значения.

Опытных туристов в группе всего двое. Остальные – «чайники» студенческого возраста. Примерно такие же «чайники» как и я. Мне предстоит идти в одном экипаже с однокашником Сашей. Он предлагает мне место матроса. Мне без разницы, я не возражаю. Итак, по порядку.

10 августа. Все мы собираемся в 9 утра в туристическом клубе. Мы намеревались выехать в Хотынéц в середине дня. Но последние приготовления затянулись, и в результате в Хотынец мы выехали только вечерним пригородным поездом. Ничего в этот день особенного не происходило. Разве что в вагоне вскоре появился какой-то пьяный мужичок. Он подсел к Саше и всю дорогу «грузил» его глупыми рассуждениями. «Поехали – сказал он и пошёл пешком!» Одна эта фраза (привожу в культурном виде) доносилась до меня несколько раз. Как он меня «достал»! А я сидел на соседнем сиденье. Сашиному терпению можно позавидовать.

Хотынец – типичный посёлок городского типа, райцентр. Здесь мы пересаживаемся на «УАЗик», и местный водитель довозит нас до деревни Булáтово. Останавливается перед мостом через Вытебеть. Мост деревянный, ненадёжный, и водитель отказывается через него ехать. Выгружаемся. «УАЗик» уезжает.

Пока более опытные туристы выбирают место для «стапеля», мы пребываем возле вещей. С моста смотрим на Вытебеть. С недоумением. То, что мы видим внизу, более похоже на ручей, а не на реку. Как мы будем по ней сплавляться?

Ну, вот место предполагаемого «стапеля» вроде выбрано. В километре ниже по течению. Идём туда пешком по луговине, ставим две палатки, разводим костёр. Вещи, которые, мы не собираемся на ночь прятать в палатки, тщательно накрываем от росы клеёнкой и – герметиками. В первый раз и это в диковинку. В диковинку и вёсла, установленные вертикально у палаток за место стоек.

С вечера в пойме реки скапливается густой туман. Сказочное зрелище. Наиболее густой слой тумана висит на высоте человеческого роста. Чуть пригнулся – и уже вроде как под прозрачным «потолком» оказался. Вышел на возвышение – и туман оказался ниже. Постепенно пелена тумана усиливается и всё плотнее приближается к лагерю. Иногда над лагерем пролетают летучие мыши.

Вечером, как полагается, сидим у костра. Старшие с серьёзным видом обсуждают предстоящий сплав по реке, чего нам следует ожидать и т.п. Саша, полёживая вблизи костра, с таким же серьёзным видом вступает в разговор. Рассудительно и с выражением искренней озабоченности. «Я вот всё думаю: вот поплывём мы завтра на байдарках – а вдруг за нами бобры погонятся! Вот что тогда делать?.. А нечего тогда будет делать.» В своём амплуа он абсолютно неподражаем. Конечно, спародировать можно кого угодно и как угодно. Но выдать что-то своё в подобном стиле может только Саша.

Вроде август, но ноги ночью почему-то мёрзнут и голова тоже.

11 августа.

Предстоит первый ходовой день. Собираем байдарки. По ходу сборки оказывается, что в нашей байдарке отсутствует один длинный стрингер. Саша вытачивает ему замену из дерева. Сборы затягиваются. Нет, не по нашей вине. Они затягиваются и так. Так что выйти на воду раньше полудня у нас не получается.

Незадолго до начала сплава произошло ещё одно примечательное событие. Появился местный житель. Рассказал помимо прочего легенду о вылитой из чистого золота «золотой тройке», якобы зарытой в этих местах разбойниками этак во времена Екатерины II. Насколько мне известно, в старину здесь безобразничал некий Кудеяр, о котором вообще множество легенд ходит. Ну, да ладно. Ещё местный житель рассказал, что Вытебеть до мелиорации была намного полноводнее и текла почти вровень с берегами. При взгляде на реку в это верится с трудом. Но поскольку местный пенсионер сам когда-то работал мелиоратором, придётся поверить ему на слово.

Ну, вот наконец то мы выходим на воду! Поначалу река представляет собой узкий водный поток среди зарослей ивняка. Весло в воду погружается редко: большей частью времени приходится «лопатить» по кустам. Другими словами, отталкиваемся вёслами не от воды, а от ветвей ивняка. Иногда отталкиваемся и от берегов, иной раз – ото дна. И во сне не приснится! Ощущаю себя так, как будто иду на лыжах по асфальту. То ли сплавляемся не на том, чём надо, а то ли – не там, где надо. И вот так будет до конца похода? Саша сдержанно возмущается. Мол, завезли незнаемо куда. По ходу дела он припоминает пьяного мужичка, что ехал с нами в поезде, и время от времени восклицает: «Поехали! – сказал он. И пошагал пешком…»

Неожиданно кусты расступаются, и мы оказываемся посреди миниатюрного озерца, имеющего в диаметре где-нибудь метров 20–30. Интересно, какая здесь глубина. Опускаем весло в мутную воду, но дна оно не достаёт. Больше двух метров. Не ожидали.

После озерца продолжается всё та же гребля по кустам. Русло реки очень извилистое, что на топографической карте, конечно, не отображено. Местами встречаются миниатюрные озерца. Но в целом река мелкая, а по причине длительного отсутствия дождей её уровень понижен ещё более. Вероятно, сантиметров на 15.

Небольшую передышку мы сделали у брода, ведущего от деревни Малая Михайловка  к деревне Нúзина.

Затем останавливаемся под мостом дороги, ведущей от деревни Нúзина к деревне Большая Михайловка. Сама дорога просёлочная, песчаная. Но мост – высокий, железобетонный. За мостом – остатки деревянных свай старого моста. А за ними – большой завал. Обнос по берегу неминуем. Немного позже я узнал, что этот завал находится на месте Аверичкиного омута. Омут назван так по имени местных жителей, братьев Аверичкиных, погибших в этом месте, по-видимому, не очень давно. Вроде как переправлялись они через реку по мосту в телеге, и то ли вода была высокая, то ли лошадь оступилась. Но только их даже не нашли. А завал на этом месте потом вроде как специально был создан. Во всяком случае, мне так рассказывали. Впрочем, во время похода мы этого не знали.

Обнос так обнос. Саша решил перенести нашу байдарку по берегу не разгружая. Как же, надо себя показать! Вытащили мы байдарку из-под моста на бровку, а дальше – на плечо и понесли. Хорошо, конечно, что вещей было немного. Но помимо прочего в байдарке лежал ещё тяжёлый герметик с общей провизией. Нет, конечно, позвоночник в штаны не ссыпался, но, на мой взгляд, это была плохая идея – нести байдарку, не разгружая.

Далее река немного расширяется. Только в отдельных местах приходится проходить на байдарке между кустов. За деревней Большая Михайловка на реке встретился первый перекат с каменистым дном. Он мелкий, поэтому приходится выходить из байдарок и идти по воде рядом с ними. Вскоре после переката останавливаемся на ночёвку – на левом берегу Вытебети между Большой Михайловкой и нежилой деревней под названием Нижняя Шковá. Поблизости находится родник, и это удобно.

Таким образом, за день мы прошли по реке всего лишь 5 км. Но это если считать по карте масштаба 1:200 000. Надо полагать, коэффициент извилистости на этом участке не меньше 1,5.

Меня очень сильно удивляет малое количество комаров.

12 августа. Второй ходовой день.

На воду вышли немного пораньше, чем в предыдущий день. Река в общих чертах остаётся такая же, как после моста. Имеются крутые повороты. Большей частью река идёт среди леса. Поэтому в русле много коряг, имеются поваленные деревья – как торчащие из-под воды, так и полностью скрытые ей. За корягами и неглубоко расположенными деревьями постоянно приходится следить. В первую очередь – мне, поскольку я иду матросом (капитан обычно сидит на корме байдарки). Что бы упорядочить общение, мы с Сашей условились называть эти подводные препятствия «рифами». Ну, например, такая ситуация.

– Рифы слева, рифы справа!

– Куда грести то?

– Значит, прямо.

Такое общение немного забавляет другие экипажи, но нам удобно.

Поскольку в нашем экипаже нет человека с опытом водных походов, нас поставили в середину «каравана». Но Сашу это не устраивает. «Мы должны быть первыми!» Саша, мне без разницы, кто будет идти впереди, а кто сзади. «Нет, мы должны быть первыми!» Ну, ладно, попытаемся это сделать. Подгадав участок, где русло немного расширяется, мы обходим впереди идущий экипаж. Наше лидерство длится недолго. От силы через пару минут мы садимся на мель, и снова оказываемся в середине «колонны». Сашу это никак не устраивает, и едва только предоставляется возможность, мы ломимся вперёд. Обгоняемый экипаж выражает нам справедливое возмущение, поскольку мы орудуем вёслами, проходя… да в общем-то вплотную к их судну. Места на реке, конечно, маловато. Но больше нас обгонять никто не стал – это разумно, и до самого завершения маршрута мы шли впереди. Вообще, мне это рвение вперёд непонятно. Особенно если учесть, что мы на протяжении ряда лет упорно игнорировали всякие спортивные соревнования, проводимые на байдарках. М-да, определённо водное ралли на Орлике упустило спортсмена в лице Саши…

Незадолго до остановки на обед я роняю весло в воду и, не раздумывая, выскакиваю за ним. Вот не ожидал, что глубина здесь более, чем по пояс. Порадовал я участников похода, порадовал. Я ещё не знал, что дюралевое весло не тонет.

На обед остановились в устье какого-то ручья. Из этого ручья набираем воду – она чистая. И наш экипаж заступает на дежурство.

После обеда мы прошли совсем немного. Остановились у следующего железобетонного моста. По нему проходит дорога на Елёнку; на тот момент она была не асфальтирована. За мостом нас ожидает очередной завал. Обносить приходится метров сто, а может и двести.

Часть нашей группы направилась в Елёнку – главным образом для того, чтобы зарядить аккумулятор видеокамеры, а заодно посетить сельский магазин. В магазине «пусто». Ну, почти пусто. По словам местных жителей, напряжение в электросети у них держится непостоянно (во всяком случае, на тот момент времени). Аккумулятор пришлось оставить у них на ночь, а следовательно ночёвка вблизи Елёнки неизбежна. За день прошли 8,5 км (без учёта Кизв.).

На сей раз вечером допекают комары. В пойме реки снова скапливается густой туман.

Начало сплава по Вытебети.

Второй ходовой день. Близ д. Бутырки.

Окрестности деревни Бутырки.

Окрестности Елёнки (май 1996).

Дерево перегораживает реку по всей ширине. День 3-й.

Мост  у деревни Вытебеть.

Тот же мост

с другой стороны (авт. И. Кротков)

Полесская сказка. Вечер. Между д. Вытебеть и с. Шваново.

 

Экспонометр, встроенный в мой фотоаппарат, бессовестно врёт. Куда ни поверни – всюду показывает идеальное освещение.

13 августа. Третий ходовой день.

Утром сквозь сон чудятся голоса у костра. Думаю, пора выбираться из палатки и приступать к дежурству. Выбираюсь наружу – а возле кострища никого. И костра нет. Холодно. Развожу костёр, греюсь, сушу вещи. Дров достаточно, поэтому жгу их впустую до тех пор, пока не просыпается Игорь – он наш завхоз, и точно знает, что у нас должно быть на завтрак.

Экпонометр отказал окончательно. Пусть это и временно, но мне теперь приходится наводить резкость и диафрагму «на глаз».

Перед выходом на воду, Игорь, стоя с видеокамерой в руках, не без иронии произносит: «Ну, что? Начинается третья серия?»

Как и в предыдущий день, на реке постоянно встречаются коряги и поваленные деревья. До деревни Вытебеть на реке встречаются и каменистые мелководные перекаты, где порой приходится выходить из байдарок. Встречаются и глубокие расширения русла. А на неглубоких местах – сплошные заросли стрелолистов и рдестов. Вдоль берегов обычны жёлтые кубышки, в трёх местах повстречались и кувшинки. По поверхности воды носятся целые стада водомерок. Крупный уж несколько секунд плыл под водой почти параллельно байдарке, затем ушёл на глубину, где его два жёлтых пятна и «растаяли». Погода третий день стоит отличная, в этот день ходят горами кучевые облака. Очень слабый дождь имел место во время обеда.

Во время обеда наш руководитель похода шутит: «Скоро будем границу Калужской области пересекать. Готовьте паспорта. На местной таможне проверят». Он ещё не знал…

Впрочем, пределов Орловской области мы в этот день так и не покинули.

Ближе к вечеру добрались до деревни Вытебеть. Напротив деревни находится автомобильный мост из металлических труб. Трубы лежат неровно, покрытия поверх труб почти никакого. Так, немного песчаного грунта. Видели мы, как по мосту через реку проезжал «УАЗик»: как же его «колбасило»!

Обносить мост не стали. Решили пройти его внутри крайней правой трубы. Дальний конец трубы немного приподнят. Поэтому в трубе приходится вылезти из байдарки и провести её, приподнимая. Пятился я, пятился по щиколотку в воде, да и не заметил, как мост закончился. Так в воду с головой и ушёл! Говорят, будто бы в видеокамере в момент падения было крупным планом видно перекошенное от ужаса лицо. Не может быть: я даже глазом не успел моргнуть, как в воде оказался. Выныриваю, а вокруг такой смех стоит!!! Надо же, как искренне за меня рады!

Поначалу в мокрой одежде хорошо: не так жарко. Но во время передышки всё-таки становится холодно – дело то к вечеру. Уже активизировались комары, атакуют даже на реке. А на берегу – тем более. В отдалении слышны выстрелы: в этот день начался охотничий сезон.

На реке после деревни Вытебеть перекаты исчезают. А вот количество коряг и поваленных деревьев возрастает многократно. Не разгонишься: смотреть приходится в оба и лавировать между «рифами».

На ночёвку остановились на правом берегу. В километре с небольшим от нас видна какая-то деревня. Мы решили поначалу, что это Швáново. Но нет, это всё та же деревня Вытебеть. Недалеко мы удалились от неё за 4 часа пути! Таким образом, за день мы прошли 11,5 км (без учёта Кизв.).

Вечером в пойме скапливается густой туман. Сказочное зрелище.

Ночью долго сидим у костра. На противоположном берегу возле реки ходит кто-то большой: слышно как трещат сучья. Этот треск наводит старших участников похода на рассказы про Чёрного Альпиниста. Ходят о нём легенды среди туристов на Кавказе. По одной из версий, появляется он ночью в лагере и крадёт ту или иную девушку. Ищет свою потерянную. Увозит в горы, смотрит – не та, да там и бросает. Ну, в смысле оставляет её где-нибудь недалеко от лагеря.

– А-а, – произносит Юля с непонятным разочарованием. – А я думала, он её в пропасть бросает…

– Это уж как придётся: в пропасть – так в пропасть. Нет, шучу. Вообще-то это положительный образ: когда трудно в горах, он помогает.

– Ну, а сам то ты Чёрного Альпиниста видел?

– Нет. Кстати, я задавал на Кавказе этот же вопрос одному инструктору. Да, – говорит, – видел и не одного. Тут на днях целая команда из Нигерии приезжала.

14 августа. «Четвёртая серия».

В этот день нам предстояло пересечь наиболее глухие участки лесных массивов. На воду выходим как обычно. Уже когда мы отчалили, Игорь сообщает, что видел на песчаном берегу неподалёку от места ночёвки свежие волчьи следы. А что раньше не сказал?

Весь день река течёт среди леса. В русле – огромное количество коряг и поваленных стволов. Постоянно приходится перетаскивать через них байдарки. Пару раз протаскиваем их по берегу мимо завалов. Скорость продвижения поэтому очень низкая. На реке стало намного меньше стрелолистов, рдестов, кубышек, а также водомерок. Кувшинок не видно вовсе. Русло очень извилистое. Местами река на поворотах меняет направление на противоположное. На протяжении дня мы останавливались один раз на обед и два раза – на «перекур», но где именно, определить невозможно.

Вот уже восемь вечера. Пора присматривать место для ночёвки. Русло реки оказалось перегорожено несколькими маленькими островками. Байдарки протиснулись между островками на грани возможностей своих габаритов. Движемся далее. Метров через двести река делает крутой поворот влево. Только что Солнце светило нам в спину, теперь оно светит точно в лицо. Почти ничего не видно. Ещё метров через триста над водой от берега к берегу точно друг над другом протянулись два огромных поваленных ствола. Обнос по правому берегу неминуем. Левый берег крут. Легче всего попасть на него, пройдя над рекой по верхнему стволу. Что мы и делаем. Собственно, теперь мы оказались на узком длинном мысу шириной где-то метров 30. По другую сторону мыса мы увидели уже знакомые нам островки. Здесь ичего не видно. Ещё метров через триста над водой от берега к берегу точно друг над другом протянулись два огромных повал на неглубоких местах - сплошные ются и каменистые мелководные перекаты, где приходится выходить из байдарок.я иду матросомвом берегу Вытебети между Большой Михайловкой и нежилой деревней под названием Нижняя Шковустов. оступилась. ридётся поверить .   

 обнаружилось хорошее место для лагеря: высокий редкий лес паркового типа на возвышенном участке рельефа. Байдарки оставили на правом берегу.

Поблизости от нас находится луг, он немного понижен в рельефе. Я отхожу в том направлении, чтобы переодеться в сухое. Только остановился – из травы передо мной поднимается целое облако комаров. Никогда до этого я не видел их так много сразу. Переодеваюсь насколько можно быстро и – бегом к лагерю, к костру, где усаживаюсь с подветренной стороны (с той, в которую идёт дым). Не комары, а какой-то кошмар.

Таким образом, за день мы прошли ничтожное расстояние – 6,5 км. Это по реке (без учёта Кизв.). А по прямой между двумя местами ночёвок расстояние составило всего лишь 4 км. Мы даже до Швáново не дошли, хотя утром поговаривали о том, чтобы остановиться аж за деревней Мéлехова.

– Ну, что, дойдём мы до Козельска к восемнадцатому? – спрашивает Саша у Валеры.

– Дойдём, – невозмутимо отвечает Валера, даже не призадумавшись.

Игорь, сравнивая по карте пройденное расстояние с тем, которое ещё предстоит пройти, только хмыкнул.

– Меня поражает «беспечность» Валеры, – негромко усмехается Саша.

Ночью на противоположном берегу опять кто-то ходит. Да и на этом как будто бы тоже. Ничего удивительного. Самое глухое место на маршруте.

Обсуждая между собой маршрут, Валера и Игорь сходятся на том, что по старой классификации наш поход мог бы быть расценен не ниже, чем второй категории сложности. Причём уже независимо от того, что нас ожидает далее. Интересный момент. Спустя несколько лет  я переспросил Валеру о категорийности нашего похода по Вытебети, на что он ответил: «Да, нет. Какая там двойка? Так – слабенькая единичка»…

15 августа. «Пятая серия».

Собираемся выходить на воду. Стоя на берегу, Саша произносит:

– Надеюсь, хуже, чем вчера уже не будет. Хуже просто некуда: коряги, брёвна, завалы, обносы, изгибы, комары – всё против нас! Вчерашний день – это просто апофеоз нашей экспедиции!

И, действительно, это – первый день нормального сплава. Почти сразу после отправления перетащили байдарки через одно бревно – но и всё. Далее ни завалов, ни обносов. Вновь появились каменистые перекаты с неспокойным течением. А ещё стали появляться песчаные мели – раньше их не было. Вообще, разница с предыдущим днём очень велика. Если не считать прибрежных зарослей ивняка, то лес редко подходит к реке вплотную. Река течёт большей частью среди лугов. Первую передышку делаем у деревни Шваново. Левый берег здесь высок, и с него открывается красивый вид на самую заповедную часть НПП «Орловское Полесье», расположенную по другую сторону реки.

 

Самый обычный эпизод

4-го ходового дня.

Ветка закрывает единственный узкий фарватер.

Вблизи места предстоящей ночёвки.

Прохождение между островками

(авт. В. Сальников).

^«Разводной» мост у с. Мелехово.

 Стадо коров в реке (авт. Ю. Челкован).

 

 

 

< Ульяново >

 

Сельский магазин в Шваново оказался столь же пуст, как и в Елёнке, а то может и ещё более. Так что мы закупили не всё, что намеревались. Зато набрали яблок.

На обед остановились на левом берегу выше деревни Сопово. На обед у нас «сухой паёк»: с утра решено было не разводить костёр, чтобы не терять время. Нам с Сашей только лучше, поскольку мы – дежурные. Вблизи того места, где мы остановились, имеются сухие остатки прежних русел реки, я насчитал их не менее 4-х. В одном из них до сих пор произрастает рогоз.

Следующую остановку сделали в деревне Ягодная. Над рекой здесь проходит высокий металлический мост. По карте отмечена узкоколейка. Поднимаюсь на мост – а никакой железной дороги и в помине нет. Определённо, когда-то раньше она была. Но теперь по мосту проходит асфальтированная дорога на деревню Мелехова. В сторону посёлка Еленского по остаткам железнодорожного полотна ведёт просёлочная дорога. Сельского магазина в Ягодной нет, но сюда приезжает «автолавка». Предприниматели приезжают на «Урале» не из Ульяново, не из Козельска и даже не из Болхова, а из Белёва! Здесь мы и пополнили запасы продовольствия.

Вообще, есть лёгкое ощущение того, что мы попали в какой-то другой мир. Четыре дня пробирались по заваленной реке через дремучие леса и выбрались наконец таки в иные – более открытые для взгляда пространства, непохожие, однако, на ландшафты Орловской области. Одновременно с этим произошла смена облика речных берегов, илистое дно сменилось на песчаное. Вблизи деревень встречается купающаяся в реке молодёжь. А на автомобильных номерах произошла смена кода – вместо «57» везде стоит «40». Всё вместе это и производит соответствующее впечатление. И, кстати, никакой асфальтированной дороги из Орловской области в Калужскую на тот момент не было. Попасть в Калужскую область на автотранспорте можно было только через Тульскую область или через Брянскую. Или же напрямую на мощном грузовике. От Орла до границы с Калужской областью немногим более 70 км. Вроде бы и близко находятся эти калужские места, ан – далеко…

Если на обносах Саша работал безукоризненно и непрестанно, то на открытой воде он теперь позволяет себе расслабляться, даже тогда, когда это неуместно. На одном из мелких перекатов байдарку по нашему  общему недосмотру течение ставит лагом. Я выхожу из байдарки и пытаюсь вернуть её в нормальное положение. Но ничего не получается, потому что Саша, вольготно развалившись на своём капитанском месте, вместо того чтобы хоть как-нибудь пошевелиться, неохотно произносит: «А дай-ка мне яблочка!» Обернувшись и увидев такую картину, я почти на минуту лишился дара речи.

Напротив деревни Мелехова перед пешеходным мостом мы делаем ещё одну передышку. Мост мешает нашему движению, и Саша на время превращает его в «разводной» мост.

За день прошли 20 км (без учёта Кизв.). На ночь остановились где-то напротив деревни Городничев. Неподалёку раздаются выстрелы. Проходит всего несколько минут и на берегу невесть откуда появляется вооружённый отряд. У Валеры, как у руководителя похода, проверили документы. Как в воду смотрел! Вот ему и «таможня»! Нет, стреляли не они, а охотники, и эти их уже видели. Зачем-то предупреждали нас об обилии волков и кабанов в окрестных лесах. Ой, боюсь, боюсь…

Вечером выстрелы раздаются неподалёку до самой темноты. Мы сидим у костра в небольшом понижении и лишний раз не высовываемся – на всякий случай, чтобы не попасть под шальную дробь. А случай – он такой, он может быть всякий… Игорь пытается убедить Сашу в том, что, передвинув сроки охоты на более ранний период, государство решает задачу заготовки мяса. Ну, загнул! Саша возражает, что добытое охотниками мясо составляет, может быть, десятые доли процента.

Комаров на реке в течение дня было мало – даже вечером, но во время ужина они притомили.

16 августа. «Шестая серия».

За день необходимо пройти расстояние по возможности большее. Поэтому на воду выходим на час раньше обычного. Половина одиннадцатого утра – своего рода «рекорд» в нашем походе.

Перед самым отправлением группа ещё раз с линейками в руках тщательно изучает карту и обсуждает отставание от запланированного графика, а также вероятное место следующей ночёвки. Саша в этом обсуждении участия не принимает. С безучастным видом он наблюдает за происходящим и загорает, бесформенной массой развалившись в байдарке на своём капитанском месте. Наконец, с интонациями, отображающими значительность предстоящего действия, изрекает:

- Да-а, сегодня мы должны пройти львиную долю! – и с хрустом откусывает большой кусок яблока.

Река постепенно становится всё шире, но она по-прежнему мелкая. Часто встречаются каменистые перекаты с неспокойным течением. Песчаные мели имеются почти на каждом повороте со стороны выгнутого берега. Фарватер прижимается к противоположному берегу, и потому байдарки лавируют от берега к берегу, обходя мели. На передышку мы останавливались где-то ниже деревни Крутогорье. Здесь в пойме имеется этакое редколесье, прямо таки африканская саванна, какой я её себе представляю.

Ближе к Ульяново расположен разрушенный мост, точнее говоря – множество торчащих посреди шустрого течения опор. Руководитель похода принял решение сделать обнос – чтобы не искушать наш экипаж прохождением.

Вблизи райцентра Ульяново останавливаемся на обед. Смоленский экипаж дежурит. Аккумулятор видеокамеры оставлен на это время на подзарядку на окраине села. Валера чинит пробитую корягой байдарку. Кстати, он потом сильно удивлялся, как это мы с Сашей умудрились нигде не пропороться и не получить даже небольшой пробоины, хотя весь маршрут прошли в стиле «а-ля банзай».

А у меня имеется время, чтобы дойти до книжного магазина. Я рассчитывал найти там краеведческую литературу и карту Калужской области, но не нашёл ни того, ни другого. Более того, до магазина пришлось пройти три километра; я не ожидал, что он так далеко находится.

Поблизости от магазина в центре села расположены две церкви. Если верить на слово, то одна из них была построена более 200 лет назад, а другую начали возводить незадолго до революции, да так и не успели достроить.

Насколько мне известно, село Ульяново ранее имело другое название – Плохино.

В шестом часу вечера продолжаем движение по Вытебети. Следующее на реке село называется Дýрнево. По карте мы находили в этой местности и другие столь же примечательные названия – Чýхлово, Глупеево, Плохово. Интересно то, что в своё время эти деревни не были переименованы. Ну, например, в «Октябрьское», «Светлый Путь» и «памяти Ильича».

На этом участке реки в нескольких местах пасут коров. В одном месте коровы стоят прямо в реке – и многие стоят так до тех пор, пока байдарка их едва носом не достанет. А затем поспешно выскакивают из воды на берег.

Над рекой часто пролетают зимородки. На реке встречаются утки и – множество ласточек-береговушек. Или стрижей? Встречаются ужи.

Саша периодически филонит. Вот перед нами почти всю реку перегораживает поваленное дерево. Пройти можно только вплотную к левому берегу, сделав при этом один, а затем сразу же следующий крутой поворот. Работать вёслами надобно вдвоём. Перекинувшись несколькими словами, мы движемся к проходу. Но уже первый же поворот «не клеится»: капитан не рулит. Байдарка продолжает движение, но трётся правым бортом по веткам. «Саша! Что ты там делаешь?!» «Подожди, подожди! У меня конфета упала!» Оборачиваюсь и вижу краем глаза, как капитан, согнувшись в три погибели, шарит руками по днищу байдарки в поисках несчастного леденца!

Проходим под высоким железобетонным мостом автомобильной дороги.

Ближе к вечеру над рекой опять разносятся выстрелы. Охотники нам уже надоели! Зато комары оставили нас в покое.

На ночёвку остановились вблизи деревни Слободка, пройдя за день 23,5 км – это второй «рекорд» дня.

17 августа. «Седьмая серия».

Утром на траву выпал иней. В августе! И это притом, что всё время похода каждый день стоит солнечная погода и температура воздуха, очевидно, поднимается до отметки, близкой к +30°С.

Река здесь сравнительно широкая, но по-прежнему мелкая. Каменистых перекатов стало меньше, но песчаные мели теперь присутствуют постоянно. Основная проблема при движении – поиск фарватера посреди мелей. После села Белый Камень река на протяжении трёх километров течёт по прямой, что для Вытебети никак не свойственно. Чем ближе к устью, тем обширнее становятся мели. На протяжении последних нескольких километров мы неоднократно скреблись днищем байдарки по песку. Последние двести метров реки представляют собой одну сплошную мель – пройти в байдарке невозможно ни у правого, ни у левого берега, ни посередине. Воды повсюду – меньше, чем по щиколотку. Как мы с Сашей не пытались дотянуть до Жиздры, но в конце концов нам пришлось выйти из байдарки и идти пешком. Похоже, мы – не единственные, кто сплавлялся по Вытебети при столь низком уровне воды. Во всяком случае, на сайтах в «Интернете» можно найти сообщение, согласно которому в устье Вытебети находится непроходимый порог 6-й категории трудности.

 

Жиздра. Вид с моста от д. Дретово. Вдали хорошо просматривается долина Вытебети.

Сосны Оптиной Пустыни

(авт. В.Я. Сальников)

Уж на мелководье в устье Вытебети.

Столь малую глубину имеет Вытебеть по всей ширине устья.

Не вовремя пересекавший реку уж был пойман нами на мелководье и подвергнут принудительной фотосъёмке. Причинив, таким образом, ужу «психическую травму», мы его отпустили, и он уплыл восвояси.

К моему большому сожалению, мы не стали продолжать движение по Жиздре до Козельска. Я думаю, двигаясь тем же неспешным темпом, мы вполне могли бы добраться до Оптиной Пустыни по воде к середине следующего дня (если утром выйти на воду пораньше). Но Валера и Игорь намерены уделить посещению Оптиной Пустыни больше времени. Поэтому наш сплав по реке можно считать завершённым. Нам осталось только пройти пару километров по Жиздре против течения – до моста у села Дретово.

Река Жиздра вдвое шире Вытебети, но тоже мелкая. Песчаные мели простираются от выпуклых берегов более, чем на середину реки. В одном месте мель занимает чуть ли не всю ширину реки, и пройти можно только у самого берега под коряжкой. Глубина там, наверное, по пояс, может – чуть больше. Кстати, переводится топоним «Жиздра» с литовского как «крупный песок».

Капитан бездействует по полной программе. Загорает на корме и только для вида чуть-чуть ворочает веслом, едва окуная его лопасти в воду то с одной стороны байдарки, то с другой. Руководитель нашей группы такого ещё не видел!

На ночёвку останавливаемся вблизи деревни Дретово поблизости от высокого железобетонного моста. Сушим байдарки и разбираем их.

Вечером над долиной Жиздры наблюдается «фейерверк»: взлетают ракеты. На другой стороне реки справляют свадьбу. Там находится Святой источник, и едва ли не каждый свадебный кортеж выезжает из Козельска к этому месту.

Наш экипаж дежурит. К концу похода у нас остались излишки провизии. И немало. Мы пока не знаем, что с ними делать. Саша предпринимает отчаянную и безуспешную попытку доесть остатки провизии. Разумеется, ничего из этой затеи не выходит. Придётся везти их с собой в Орёл.

18 августа.

Утром перетаскиваем рюкзаки на трассу, ловим «ПАЗик» и приезжаем на железнодорожный вокзал Козельска, поблизости от которого оставляем упаковки с байдарками до вечера. Едем в сторону Оптиной Пустыни. Через ближайшее окно мне почти ничего не видно, так что с центром Козельска ознакомиться не довелось. Выходим из автобуса в двух километрах от Оптиной Пустыни. Через высокий сосновый бор идём пешком. Почвы песчаные, но песка на просёлке немного.

Посещение монастыря – в новину для большинства из нас. Собственно, здесь расположен сам монастырь, а в нескольких сотнях метров от него – скит. Ограда монастыря имеет башенки на углах. За Святыми воротами можно увидеть целый ряд грузовых машин: на территории монастыря ведутся реставрационные работы. Свободно можно перемещаться среди нескольких церквей, звонницы и немногочисленных могил. Могилы на территории монастыря, как и полагается, не огорожены. Далее – к кельям – проход закрыт. Трапезная и крестильня расположены вне ограды монастыря.

Оптина Пустынь. Святые ворота.

 

Оптина Пустынь.

Скит. Церковь Иоанна Предтечи.

Скит. Церковь Льва Катанского.

Оптина Пустынь.

Скит. Святые ворота.

 

На территории скита находятся две церкви, очевидно, не имеющие аналогов в архитектурном облике, а также филиал краеведческого музея. В скит также можно попасть через Святые ворота – через другие, разумеется. На территории скита – много цветов, впрочем, и на территории самого монастыря – тоже.

Об ограничениях. Паломников пускают на территорию монастыря только с утренней и до вечерней. Женщинам на территорию монастыря проходить можно, но только в косынке и в юбке ниже колен, а брюки и джинсы не допускаются. Фотографировать на территории монастыря можно, а вот открыто снимать на видео – только с благословения настоятеля. Причём, монахи не одобрительно относятся к наведённому на них объективу.

Вечером возвращаемся на железнодорожный вокзал Козельска. Поезд «Сухиничи – Тула» ходит раз в два дня. Мы забираемся в него в 2300. Вагоны в поезде – общего типа с мягкими откидывающимися сиденьями.

19 августа.

Ненадолго просыпаюсь во время остановки в Белёве. Облик железнодорожного вокзала здесь в целом такой же, как и в Козельске. Даже водокачка расположена сходным образом. Эта железнодорожная ветка строилась в 1940-х гг., и здания железнодорожных станций – типовые.

Выходим в Горбачёво и пересаживаемся на поезд Москва – Орёл. В Орёл возвращаемся в одном вагоне с «Чёрным Альпинистом», как мы его между собой назвали. Примерно в 600 мы прибываем в Орёл.

 

Длина Вытебети приведена согласно ЛИТЕРАТУРЕ:

1)     Рыжавский Г.Я. По рекам и озёрам Средней России. Книга вторая. М., Издательский отдел ЦДЮТУР РФ, 2001. – 488 с.

 На главную

[error][error]