На главную

ГРЕЦИЯ (комбинированное путешествие).

VII. Монастырь Аркади (о. Крит).

 

- монастырь Аркади

- Аделе – Орёл

 

 

Пеший путь к монастырю Аркадии и автобусный трансфер следующего дня.

 

МОНИ-АРКАДИ.

13.10.2007

Утром едва-едва не проспал завтрак. После завтрака прогулялся до уже знакомого морского пляжа. Искупался в Критском море; оно опять же «штормило». Потом прогулялся до супермаркета, прикупил домой банку феты в оливковом масле, банку оливок, пакетик с пряной травой, именуемой как ориган (один из видов душицы) и пакетик греческой ромашки. Потом просто прохлаждался в после трёх дней утомительной велопоездки номере. До часу дня ожидал на reception гида, чтобы узнать подробности предстоящего отъезда, но не дождался. Наверное, она и не должна была придти к часу.

Посему без четверти два выхожу из отеля с целью посетить монастырь Аркади (Мони-Аркади). На автобусе туда добраться не получится: не успею пересесть в Рефимно. Велосипед арендовать не стал: а вдруг возникнут накладки, и я не успею вовремя возвратиться в пункт проката в то время, как завтра рано утром ожидается выезд? Иду пешком. Это около 17 км в одну сторону. До вечера времени остаётся не так много, поэтому иду быстрым шагом. Но часто останавливаюсь для фотосъёмки. С собой – около литра воды. Жарко. Путь до монастыря представляет собой почти сплошной подъём.

Такие автопоезда нередко можно увидеть на побережье Крита.

Араукарии в Аделеанос Камбос.

 

Придётся напомнить, что тот курортный посёлок, где расположен отель «Maravel sky», имеет всё-таки название Аделианос Камбос. Потому как собственно посёлок Аделе расположен в двух километрах от моря. В Аделе родился Костас Ямбудакис, принимавший самое что ни на есть активное участие в обороне монастыря Аркади от турок в 1866 г.

На въезде в село Пиги находится «Т»-образный перекрёсток, тут я попадаю на дорогу «РефимноАркади». Стараюсь как можно лучше запомнить это место, чтобы не пройти его мимо на обратном пути. Упомянутое село Аделе расположено парой километров западнее – т.е. в сторону Рефимно.

Поворачиваю в восточном направлении. По ходу маршрута местность поначалу не шибко фотогенична, но по ходу движения становится всё краше. После Пиги прохожу через несколько сёл: Лоутра, Кириана, Амнатос. Вообще, на 17-километровом маршруте поблизости от дороги расположено несколько православных храмов. Об их располоржении могу судить, в основном, по времени фотоснимков. Оригинальной архитектуры храм под красной черепичной крышей расположен в селе Кириана. И уж точно в Кириана расположен ещё один храм – с классическим обликом православного храма и резко отличным от него венецианским фасадом. Интересное сочетание – впрочем, широко распространённое на Крите. Вывеска на ближайшем здании не оставляет сомнений, что это именно село Кирианнас.

Православный храм. Расположен, скорее всего, в селе Пигианос Камбос.

Храм, скорее всего, в селе Пиги.

Храм с селе Кириана.

Село Кирианна. Один и тот же храм, а как по-разному смотрится с двух точек!

 

В сёлах можно заприметить и плодоносящие лимоны, и плодоносящие гранаты. И повсюду – оливковые рощи. Тут местами можно увидеть очень старые деревья – с толстыми полыми стволами, обладающими крайне неровной поверхностью, пронизанную к тому же множеством дупл. У оснований деревьев можно заприметить растянутые сетки, предназначенные для сбора урожая. На крутых склонах и в распадках имеются естественные лесные урочища. Визуально сливаясь с оливковыми рощами, они создают впечатление обширных лесов, покрывающих горы. Лесов же как таковых на Крите совсем немного – около 5% территории, не более.

Старые оливковые деревья.

Плодоносящее гранатовое дерево.

Плодоносящий лимон.

Эрика (Erica manipuliflora Salisb.) на склоне.

Оливковые рощи и дикорастущие деревья в окрестностях сёл Кириана и Амнатос.

Там же.

Севернее села Амнатос. На карте в этом месте была обозначена церковь.

Церковь Панагиа Меркури.

Аркадийское ущелье.

 

На подходе к монастырю Аркади дорога идёт вдоль одноимённого ущелья. Склоны ущелья крутые, нередко отвесные, поросшие естественным древостоем – где сплошным, а где – разреженным. Красиво всё это смотрится, невзирая на то, что как раз к этому времени небо затянула однообразная пелена облаков. Здесь, в ущелье тоже водятся кри-кри, но более пугливые, чем в Лефка Ори. Нередко у края дороги в траве происходит шорох. Скорее всего, это эскулаповы полозы. Но как я ни всматривался, лишь однажды заметил промелькнувший участок змеи – как сильно размазанный нечёткий стоп-кадр, по которому ничего определённого сказать нельзя.

Кстати, о змеях. Ещё до поездки на Крит я выяснял, как обстоит дело с этим вопросом. Чаще всего источники сообщают, что на Крите ядовитых змей нет, и даже приводят миф о том, что Зевс избавил жителей острова от ядовитых змей, и что будто бы даже земля Крита ядовитых змей убивает. Есть ещё версия, что ядовитые змеи на острове есть, но они столь редки, что их ещё надо поискать. Полагаю эта – вторая – версия ошибочна. Скорее всего, под «ядовитыми» змеями подразумеваются эскулаповы полозы, которые действительно водятся в восточном Средиземноморье и на Крите в частности. Но укус полоза не ядовит и не опасен, хотя болезнен. Кусаются же полозы только в исключительных случаях в целях самообороны. У них вообще спокойный нрав. Интересно, что именно этот вид полоза изображён на всем известной эмблеме с медицинской чашей. По легендам, древний врач Асклепий (Эскулап) умел превращаться в полоза. Делал он это для того, чтобы приобрести знания целебных свойств растений, известные змеям.

Что касается действительно ядовитых змей, то в Греции они местами водятся. Так, на островах Милосе, Сифносе, Кимолосе и Полиносе имеется эндемичная популяция очень редкой милосской гадюки. Она взята под охрану. А в материковой Греции местами встречается очень ядовитая и смертельно опасная рогатая гадюка, более обычная, впрочем, в пустынях Аравии и Северной Африки. Во Фракии обитает армянская гадюка, её укус не смертелен.

А вот скорпионы на Крите хотя и редки, но вроде бы водятся. Впрочем, за всё время пребывания на Крите, ни одного скорпиона я не видел. И, опять же, я не исключаю, что «скорпионами» пользователи Интернета могли назвать ложноскорпионов, что отнюдь не одно и то же.

Неподалёку от монастыря в ущелье с автодороги хорошо просматриваются небольшая пещера, остатки каменных сооружений (кожевни) и хорошо сохранившийся мост 1685 года постройки.

Табакарья (кожевни).

Мост, возведённый монахами монастыря в 1685 г.

Аркадийское ущелье вблизи монастыря Аркади.

 

Монастырь Аркади более всего известен обороной от турецких войск во время восстания 1866 г. – обороной героической и трагической. Когда в мае 1866 года на плато Аскифу была провозглашена независимость Крита от Турции, на остров были посланы турецкие войска. Одним из главных центров греческого сопротивления стал монастырь Аркади. Он не представлял собой достаточно хорошо укреплённую крепость, и, тем не менее, многие участники восстания не согласились с мыслью о том, что монастырь можно покинуть, и остались в монастыре. Многие из них понимали, что идут на верную смерть. И действительно, турки подтянули к монастырю 15-тысячную регулярную армию и перекрыли все подходы к монастырю, лишив осаждённых возможности получения подкреплений. Турецкой армии противостояло 964 человека при том, что мужчин в их числе было только 325 человек. Однако они сумели оказать отчаянное сопротивление. В первый день осады (8 ноября) туркам удалось уничтожить лишь маленький форпост – каменную ветряную мельницу (её сожгли вместе с повстанцами), но сам монастырь отразил натиск неприятеля. На второй день турки доставили сюда из Рефимно большую пушку «Куцохилу» и с её помощью пробили стену. А в тот момент, когда турки уже ворвались в монастырь, Костас Ямбудакис с благословения настоятеля взорвал пороховой склад. Сделал он это выстрелом из пистолета. Последние защитники монастыря укрылись в трапезной, где были перебиты в самом конце сражения. В результате двухдневного сражения погибло 1,5 тыс. турок и 846 (или 847) защитников монастыря. Троим или четверым удалось бежать. Остальные 114 попали в плен и около года провели в заточении в Рефимно в нечеловеческих условиях. Потом российским консулам удалось добиться того, чтобы пленных отпустили на свободу.

Монастырь Аркади является символом свободолюбия, героизма и самопожертвования.

Кстати, после того как Крит получил свободу, но ещё не воссоединился с Грецией, четыре могущественные державы – Россия, Англия, Франция и Германия – выступили гарантами безопасности острова. Зоны протекции, по-видимому, были близки границам современных номов острова. Под российской протекцией оказался Рефимно, и российский военный гарнизон базировался где-то неподалёку.

Монастырь Аркадии расположен выше ущелья. Снаружи монастырский комплекс выглядит так, что можно вообразить, будто турки разгромили его недавно. Даже стёкол на окнах с южной стороны нет. Там осуществляются реставрационные работы. Западная сторона, где расположен вход, выглядит лучше. Ко входу ведёт мощёная камнем дорога. Поблизости перед монастырём расположены здание бывшей конюшни и героон, некогда являвший собой ветряную мельницу. В герооне можно увидеть печальное зрелище в виде многих пробитых черепов и переломанных костей, помещённых за стекло. Героон является своего рода склепом, где покоятся останки защитников монастыря. Дело в том, что турки не стали хоронить погибших защитников монастыря, а их останки сбросили в ущелье. Позже останки были помещены в героон. Возле героона расположено четыре памятника в виде бюстов с изображением наиболее известных героев тех событий.

Героон, бывшая ветряная мельница.

 

Перед монастырём развеваются три флага: греческий флаг, флаг Евросоюза и жёлтое полотнище с двуглавым орлом.

Монастырский двор не очень больших размеров. Посреди него стоит старинный храм 1587 г. с красивым фасадом, выполненным в венецианском стиле, и с хорошо оформленным интерьером. Собор двухнефный. На фасаде храма сохранилось множество отметин от пуль и осколков снарядов. Поблизости стоит ствол засохшего кипариса, в котором застрял осколок турецкого снаряда. Рядом расположен музей, где экспонируются реликвии, уцелевшие после турецкого погрома: иконы разных веков, фрагменты иконостаса, пробитая множеством пуль хоругвь восстания, церковный документ, а также холодное и огнестрельное оружие середины XIX века. В дальнем углу монастыря находится бывший пороховой склад, а точнее – то немногое, что от него осталось плюс отчасти возведённые заново стены. Территория монастыря украшена цветущими растениями – особенно в той части монастырского двора, что прилегает к пороховому складу. От въездных ворот монастыря в обе стороны идут каменные галереи. И над самим входом проходит галерея, которую тоже можно посетить.

Монастырь Аркади.

Рефмниотские (Ханиотские) ворота. Возведены в 1870 г. на месте разрушенных.

Внутри монастыря: западная стена.

Галерея этой  же стены.

Двухнефный собор монастыря. Северный неф посвящён Преображению Спасителя, а южный – Св. Константину и Елене.

Территория монастыря.

Сухой кипарис с застрявшим в стволе осколком турецкого снаряда.

Пороховой склад.

 

Я резервировал на осмотр монастыря не более получаса, но провёл там целый час. И лишь в 1756 по местному времени отправился по дороге к Аделе. Уже более не собирался фотографировать по пути, но не удержался и несколько кадров всё-таки сделал.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Между сёлами Амнатос и Кирияна. Смеркается.

 

До наступления ночи времени остаётся немного. Иду быстрым шагом. Когда прошёл треть пути, стало заметно смеркаться, а когда прошёл половину, стемнело окончательно. Стрекочут кузнечики или, может быть, цикады. Не то, чтобы слишком громко. Чтобы обозначить себя на горной дороге, при приближении транспорта использую красный фонарь, направляя его вниз.

От того, насколько быстро я доберусь до отеля, зависит не только то, насколько быстро я выберусь с ночной горной дороги, но и то, успею ли поужинать. И если на путь к монастырю я затратил 3,5 часа, то на обратный путь – около 2 часов 20 минут (включая время всевозможных остановок в том и в другом случае). Так что поужинать я успел.

Пока ужинал, начался дождь. В тот раз, когда я покидал Афины, дождь немного накрапывал. Когда покидал южное побережье Крита – тоже лишь слегка смочил поверхность дорог. А вот теперь дождь, тихо шурша, шёл несколько часов.

Наутро мне следовало покидать Крит, и ночью я не спал: паковал вещи.

 

 

АДЕЛЕ – ОРЁЛ.

14.10.2007

Автобус подошёл к условленному месту в седьмом часу утра (информация о подробностях предстоящего перелёта была вывешена на входе в «Maravel Sky» днём ранее). Автобус идёт уже знакомой дорогой к Ираклиону, по пути забирая выезжающих постояльцев из других отелей, расположенных вдоль дороги. На подъезде к Ираклиону можно наблюдать восход Солнца над заливом Ираклио и горами Дикти. Очень красиво.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Восход над Критским морем и горами Дикти.

 

Автобус останавливается у здания аэропорта. Поскольку я не знаю, куда именно следует идти, то стараюсь не отстать от других пассажиров. Правда, нумерацию стоек аэропорта нам сообщили в автобусе, но ведь их ещё надо отыскать внутри просторного здания. Стойки оказались крайними слева: №1,2,3. Открыты поначалу были стойки №№1 и 2, я выстроился в хвосте. Потом посреди действия вдруг открылась стойка регистрации №3, и туда моментально перестроились пассажиры из двух длинных очередей. Но вскоре регистрация в стойке №3 прекращается, отчего в очередях происходит лишний хаос и перемещения людей между очередями. А я оказываюсь где-то ближе к середине очереди, которую и не покидал.

При таможенном контроле у работников аэропорта возникли вопросы к содержимому боковых карманов сумки. Там лежали инструменты и всякие полезные прилады к велосипеду (фонари и т.п.). Пришлось выкладывать содержимое обоих карманов и объяснять, что это такое.

Далее – паспортный контроль и просвечивание ручной клади. Принципиально мало чем отличается от аналогичной процедуры в аэропорту Домодедово.

Вот теперь можно зайти в «Duty free» и дозатарится спиртным греческого производства. Дело в том, что из Греции разрешается вывозить только до 1,5 л вина. Но в «Duty free» можно прикупить и вывезти много большее количество. Понятно, что цены в «Duty free» выше, чем в обычных магазинах. Беру три сувенирные бутылочки узо (это, простым языком говоря, такая качественная анисовая водка) по 200 мл и одну бутылку вина «Malvicino». Кстати, известное вино мальвазия появилось не где-нибудь, а неподалёку от Рефимно. Изготовлять его начали в долине Малевсиу ещё при венецианском правлении. Коньяк «Метакса» брать не стал: бутылки большие, везти их было бы неудобно. Число звёзд на греческих коньяках может доходить до 12, в данном случае их было 7.

Перелёт осуществляется на самолёте «Ту-154». Три ряда кресел с одной стороны, три – с другой. Проход ровно той ширины, чтобы по нему прошла тележка.

Последний кусочек Крита, который был виден при взлёте – это мол Ираклиона. Весь полёт проходит над облаками. При взлёте в кучевых облаках самолёт летел неровно: иногда, когда он выходил из вертикального воздушного потока, то, разумеется, начинал снижаться, и это хорошо ощущалось. Во время авиарейса пассажиров покормили – неплохо.

Когда самолёт вынырнул из-под облаков на подлёте к Домодедово, за иллюминаторами шёл снег! Снег лежал повсюду! Какой резкий контраст! А ведь только октябрь! Самолёт касается посадочной полосы, бежит по ней, останавливается. Выходим из самолёта. На голову во множестве падают снежинки.

На автобусе нас перевозят от самолёта к аэропорту. Паспортный контроль, потом – получение багажа.

Направляюсь на аэроэкспресс.

Слякотная погода, идёт дождь со снегом, снег лежит повсюду слоем, температура воздуха около нуля. Из аэроэкспресса смотрю на заснеженные деревья с жёлто-зелёной листвой.

С возвращением!

 

Павелецкий вокзал. Московское метро. Курский вокзал. На Курском вокзале стоят милиционеры перед началом подземного перехода, ведущего к платформам. С весами. Как мне потом объяснили сведущие люди, платить им что-либо совсем не обязательно.

А ещё тут ходят патрули, пытающиеся по диаметру зрачков выявлять наркоманов. П-ф! Да у меня с детства зрачки широкие, наркотиков я никогда не употреблял, так что не по адресу.

Одёжка на мне не по сезону. Не ожидал такого снегопада в первой половине октября. Ну, ничего, часок помёрзнуть на перроне можно. Это проще, чем лишний раз доставать тёплую вещь из сумки, а затем утрамбовывать всё её содержимое.

Наконец, забрался в Николаевский поезд. Спать ложиться не стал. Коротал время беседой и показом кадров на мониторе фотоаппарата.

В Орёл поезд прибывает в час ночи с небольшим. Дотащил сумки до такси, и на такси добрался до дома.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Горный мёд из Хора-Сфакиона, Фета в оливковом масле с приправами из Аделианос Камбос, озу из «duty free», дешёвая рецина на непривередливого любителя «Лато» и вино «Царь Минос» из Аделианос Камбос, мальвазия из «duty free», 2 бутыли «Vinsanto» из Ии, приправы (орегано, греческая ромашка) из Аделианос Камбос.

 

Источники информации о монастыре Аркади и фауне Крита:

1)     Аркади. Монастырь-памятник Крита. Mediterraneo editions, 2002.

2)     Редкие и исчезающие животные (По страницам Красной книги СССР) И.П. Сосновский. На сайте http://www.ihunter.ru/content/view/965/26/1/30/

3)     Wild flowers of Crete. / Vangelis Papiomitoglou. Mediterraneo editions, 2006.

4)     www.tournet.ru

 

 

P.S. Три с половиной гигабайта фотоснимков и 68 печатных листов – на обработку этих впечатлений ушло более четырёх месяцев. Путешествие не закончилось с вылетом из аэропорта Ираклиона. Снова как наяву вижу афинский акрополь, Кносс, Иерапетру, Лефка Ори, Кальдеру. Листая литературу, погружаюсь в картины прошедших веков и узнаю новое для себя, чего ещё не знал во время поездки. Греция – очень интересная страна. И это – одно из самых лучших моих путешествий.

  На главную