На главную

БЕЛЁВСКИЕ ПОЕЗДКИ.

1999-2004

Так получилось, что все четыре самые протяжённые велосипедные поездки закономерно прошли через Белёв. Селигерская поездка – отдельный разговор. Расскажу о других трёх. Они имели место в разное время. Начну по порядку. Поскольку ландшафты, среди которых проходили маршруты, в основном уже нашли отображение в главе «Ока», повествование будет несколько односторонним.

Район трёх поездок.

 

 1. КРАИНКА, или «поездка-марафон».

Выходя на маршрут, я ставил перед собой «наполеоновские» задачи. Намеревался за 29,5 часов преодолеть дорогу «Орёл – Калуга» в оба конца, да ещё центр Калуги бегло осмотреть и в Суворов заехать. Это – порядка 480 км. Конечно, по ходу дела получилось не совсем то, что планировал.

На маршрут вышел вечером – в 1857. На полчаса позже запланированного. Вещей взял по минимуму – инструмент, еда, питьё и одежда вместе взятые весили в пределах 10 кг. Вроде бы тщательно собирался перед поездкой. Но уже через 7 км обнаружил, что кое-что всё-таки забыл. Этим «кое-что» оказался фотоаппарат. Возвращаться не стал. Не только потому, что плохая примета, но и потому, что это означало бы ломку графика, не совместимую с поставленной целью.

Поначалу я двигался довольно резво. На протяжении первых 80 км средняя скорость движения колебалась от 18 до 25 км/ч.

Вечереет. В воздухе появляются мелкие насекомые. Поэтому в 2047 на въезде в Болховский район одеваю очки. В 2153 въезжаю в Болхов. В 2306 добрался до Тульской области и здесь остановился на 20-минутную передышку.

1 июля, и поэтому световой день длинный. Но уже темнеет, на небе появляются звёзды. В глубоких сумерках впереди виден указатель «Жуковские Выселки» и окраина деревни. Пока не стемнело окончательно, возобновляю движение. В то время, как проезжал через деревню, настала ночь, и уже на выезде я подключил генератор. Фонарь в данном случае был бы более практичен.

Не рекомендую ездить одному ночью. Ночная дорога живёт своей жизнью. Иногда встречаются небольшие компании, в деревнях слышен магнитофонный музон и голоса гуляющих. В Новых Дольцах за мной увязались двое подростков на одном велосипеде с круглым как у автомобиля рулём. Вопросы стандартные, типа: «Ты откуда?» и «Откуда едешь?» Я махнул рукой назад; они решили, что с пруда. Дальше окраины села они за мной не поехали.

Справа над самым горизонтом появляется Луна, она выглядит устрашающе неестественно. Неяркий диск багрового цвета в верхней части срезан на треть не различимыми облаками. Вскоре облака исчезают, и над горизонтом висит почти полная Луна. По мере того как она поднимается выше, её цвет меняется и становится ярче. И вот Луна парит над горизонтом в виде круглого оранжевого апельсина. В зависимости от направления изгибов дороги Луна маячит то немного впереди, то немного сзади. Я стараюсь не обращать на неё внимания.

Реконструкция событий: ночь под Белёвом (фотомонтаж).

Ощущения от ночной поездки своеобразны. Непривычное освещение, непривычные звуки… Вот верх крутого подъёма на выезде из деревни Рука. Из придорожных деревьев раздаются странные непонятные звуки. Сначала я подумал, что местные дети играются с пищалками из стручков жёлтой акации. Но, поравнявшись с деревьями, понял, что кричат ночные птицы – неясыти там какие-нибудь.

В понижениях скапливается туман. С возвышений хорошо видно, как он укутывает окрестные низины. С последнего перед Белёвом крутого спуска я скатываюсь прямо в густой туман. Свет фары расходится в тумане в разных направлениях хорошо заметными лучами. Различить что-либо можно только в пределах  нескольких метров. В низине по сторонам просматривается что-то наподобие болота.

В 110 въезжаю в Белёв. Оказавшись в свете уличного освещения, генератор отключаю.

В ночном Белёве тщетно пытаюсь найти дорогу в направлении на Чекалин. То обнаруживаю себя возле каких-то строительных организаций, то на узкой улочке посреди частного сектора, то среди кварталов пятиэтажек, то в центре города, то опять среди каких-то строительных организаций. На самом деле я изначально брал верное направление. Но на одном из участков улицы асфальт тогда был разбит до основания, фонари заканчивались, и жилые дома тоже. В темноте всё это выглядело как тупик посреди промышленных объектов. Один раз таки выехал на дорогу, ведущую из города. Но она оказалась подозрительно узкой бетонкой. Я сразу понял, что она заведёт меня к чёрту на кулички. Такие бетонки обычно бывают «слепыми» дорогами местного значения. Судя по карте, автодорога в направлении Калуги на выезде из Белёва должна пройти под железнодорожным мостом, а тут – просто переезд. И я вернулся в город.

Короче, ясно, что до рассвета я не найду дорогу на Калугу, только силы напрасно потеряю. В 210 прекратил поиски и остановился на высоком берегу Оки на окраине Белёва. Одел кофту, штормовку и расположился на верху склона в ожидании рассвета. Вздремнуть, конечно, не довелось. Ночь была тёплая. Температура воздуха вряд ли опустилась ниже +14 – +15°С. Над Окой и над широкой поймой правого берега всю ночь усиливался туман. К утру выпала очень обильная роса.

В 405 возобновляю движение. Берегом Оки добираюсь почти до железнодорожного моста и затем без труда выбираюсь на нужную дорогу. Поначалу дорога идёт недалеко от реки. Русло Оки отчётливо прослеживается справа по узкому и длинному облаку тумана, низко висящему над рекой.

Восходит Солнце.

На подъёме перед деревней Зехново в 515  приостанавливаюсь. Пора определиться с маршрутом. До Белёва моё отставание от запланированного графика было терпимым. Но поскольку я потерял в Белёве около двух часов, то в отведённое время никак не успею добраться до Калуги и вернуться в Орёл. Имеется два варианта сокращения маршрута. Первый предполагает движение до Перемышля, а от него – через Козельск, Ульяново и Ягодную на Болхов. Второй предполагает движение по линии Чекалин – Суворов – Одоев – Белёв – Болхов. Этот вариант короче, проще и надёжнее, и исключает движение по песчаным просёлкам. Немного подумав, я выбираю его. Теперь у меня имеется немного времени в запасе, и я не отказываюсь от идеи посетить Козельский район, хотя бы формально. Ближайшая его деревня – Юрмановка – находится всего в трёх километрах от дороги. Первым делом добираюсь до Юрмановки. Ну, и пусть это не Калуга, но в Калужскую область я всё-таки забрался. «Утешив» себя таким образом, я могу спокойно модифицировать маршрут по своему усмотрению.

Теперь надобно вернуться на автодорогу. Попытался срезать путь в направлении Староселья. Просёлок как-то очень быстро затерялся, и пришлось продвигаться без дорог правым берегом вдоль Средней Вырки. Сначала по луговине, потом краем ячменного поля. Должно быть, к этому времени обилие росы достигло максимума. Очень крупные капли. На побегах ячменя наряду с обычными встречаются просто огромные капли сильно вытянутой формы. Длина их – сантиметра по два. Даже не предполагал, что такие капли могут быть в природе. Джинсы до колена и выше – абсолютно мокрые, в обуви плещется вода. Как будто глубокий ручей вброд переходил.

Выбрался на автодорогу вблизи Староселья. Время – 615. Сразу же пришлось преодолеть крутой подъём. Левые берега на Средней Вырке вообще очень круты, насколько это можно заметить.

В деревне Крюковка на протяжении километра на дороге не оказалось асфальта – лишь щебёнка. Километровый столбик смотрится даже как-то непривычно. По Крюковке дорога идёт на спуск. А вот за деревней – очень и очень крутой подъём, о котором нельзя не упомянуть хотя бы вскользь.

В 731 въезжаю в Чекалин. В этот раз я проехал городок лишь окраиной по частному сектору, отчего он показался мне деревней. Не произвёл город впечатления и при взгляде с поймы правого берега. Ока в Чекалине по ширине примерно такая же, как и в Белёве. Высокий левый берег, огибая пойму, уходит здесь на северо-восток. Очертания склонов в верхней части резкие, бровка выражена очень чётко. Ниже бровки имеются обрывы – пусть и не отвесные, но крутые. Сложены они рыхлыми породами красноватого цвета, растительности на обнажениях нет.

С 810 до 837 пребываю в перелеске на въезде в Краинку. Отдыхаю. Краинка – это курорт на местных минеральных водах. В Краинке имеются пятиэтажные здания, кафе, ресторан, бар, универмаг, магазины. При взгляде со стороны Краинка в большей степени напоминает населённый пункт городского типа, чем Чекалин.

Краинка – одна из наиболее удаленных точек маршрута. Чуть более удалён от Орла город Суворов. После получасовой передышки средняя скорость намного возросла. Если от Чекалина до Краинки она составляла около 14 км/ч, то от Краинки до Суворова – около 20 км/ч. Дорога здесь не имеет крутых подъёмов, качество асфальта хорошее. О том, как происходит продвижение вперёд, могу судить по трубам Черепетской ГРЭС – она находится у въезда в город и хорошо видна издалека. По левую сторону просматривается долина речки Черепеть.

Суворов – небольшой современный город. Никакой старины в Суворове не видно.

Дорога от Суворова до Одоева запомнилась не очень хорошо. Должно быть, сказывается усталость. Дорога пересекает Тульские засеки, проходит через Северо-Ватцевское лесничество. Здесь много лесов, а значимый подъём на дороге всего один. В населённых пунктах стены домов обычно не покрашены.

Древний Одоев проехал лишь по самой окраине. Пересёк Упу с её красивыми лесными берегами. За Упой сразу же пришлось взбираться на крутую горку. Следующий участок – от Одоева до Белёва тоже запомнился отрывочно. Лесов поначалу очень мало. Дорога трижды глубоко «ныряет», пересекая Мизгею и её притоки. Каждый раз приходится ползти на крутые подъёмы, при этом я дважды спешиваюсь. Полдень. Жарко. Температура воздуха где-то порядка +30°С. После очередного подъёма устраиваю себе незапланированный отдых в ближайшей лесополосе. Но я ещё держусь; средняя скорость между Суворовом и Белёвом колеблется на уровне 17 – 18 км/ч.

Пополнить запасы воды вблизи автодороги негде. И только в деревне Сергеевка удалось набрать воды из источника, расположенного буквально рядом с автодорогой. Это уже недалеко от Белёва. Кстати, поблизости от деревни на краю леса стоит памятник в виде лося. В масштабе один к одному.

С правой стороны появляется грозовая облачность. Она быстро приближается. Белёв уже хорошо виден за обширной поймой по правую сторону от меня. Гроза тоже надвигается с правой стороны, и дождь льёт уже над поймой. Один раз даже начинает накрапывать и над дорогой. Переезжаю по мосту через Оку. Я решил, что ещё успею найти укрытие в городе, хотя в северной его части дождь поливает вовсю. В 1415 добрался до подъезда ближайшей двухэтажки, где задержался до 1453. Впрочем, дождь в южной части Белёва едва стоил того, чтобы прятаться. Гроза прошла главным образом по правобережью Оки. Но грозовые разряды били порой и в пойму – т.е. совсем недалеко.

Как только дождь прекратился, отправляюсь далее. Выезжаю из Белёва в направлении Орла. Справа от меня движется небольшая туча, слева над противоположным берегом вдоль Оки простирается туча много большая. Там идёт гроза, и молнии стекают в Окскую долину. Затем ветер немного поменял направление, грозовая облачность сместилась на этот берег и зацепила меня своим арьергардом. На автобусной остановке в Руке пришлось ещё минут десять пережидать, пока гроза удалится на юго-юго-запад.

Средняя скорость на участке от Белёва до границы области – около 16 км/ч.

На выезде из Белёвского района делаю передышку – с 1701 до 1715. Небольшой перекус. Несколько минут валяюсь на траве.

Едва я продолжил путь, как почувствовал, что не могу сделать глубокий вдох. Вдыхать воздух могу только в полсилы. Мне остаётся ещё 80 км пути, электрички здесь не ходят, на попутные автомобили велосипедисту рассчитывать не приходится. До Орла еду в «щадящем» режиме. На крутые подъёмы захожу пешком. На ровных участках подстраиваю темп движения по дыхание. И как только чувствую, что дыхание учащается, ставлю комбинации звёздочек на меньшее значение. Средняя скорость, конечно, сразу же падает – до 13 – 14 км/ч.

Проезжаю Болхов, поворот на Кривцовский мемориал и не более, чем в километре после поворота замечаю время – 1857. Другими словами, с момента выхода на маршрут прошли сутки. За это время я проехал 319,3 км. Тут же останавливаюсь и до 1945 отдыхаю. А не то уже начинает закладывать левое ухо. Похоже, я рискую схватить тепловой удар.

Вроде бы не очень продолжительным был отдых, однако на следующем участке до Нового Синеца средняя скорость движения составила 19,5 км/ч. Правда, дышать легче не стало. После Нового Синеца и до Новосёловского поворота средняя скорость держалась на уровне 16 – 17 км/ч. От Новосёловского поворота до Орла остаётся уже немного. Я позволил себе расслабиться и на следующем участке полз со скоростью 8 – 9 км/ч, на подъёмы – пешком. Очередную передышку сделал на спуске к деревне Жилино – с 2210 до 2225. К этому времени уже стемнело. Воздух стал влажным, появилась роса. По причине понижения температуры и повышения влажности воздуха мне заметно полегчало. Остаётся меньше восьми километров пути. Я забрасываю «щадящий» режим и продолжаю путь обычным образом. Впрочем, средняя скорость невелика – меньше 15 км/ч. В 2310 завершаю маршрут.

Итого, за 28 с небольшим часов я проехал 376,5 км. До Калуги так и не добрался, зато выяснил свой суточный предел. Если бы я не терял время в Белёве и в Юрмановке, то при оптимальных погодных и дорожных условиях те же 370 – 375 км я мог бы проехать как раз за 24 часа. Теоретически. На практике добиваться этого результата у меня нет желания. Я и так после поездки дня три в норму приходил.

 

КОЗЕЛЬСК – БУДОГОВИЩИ – МЦЕНСК, или «грозовая поездка».

Вторая поездка через Белёв имела место в середине июля, но годом позже. Не могу обойти вниманием сильнейшую грозу, имевшую место двумя днями ранее. С проливным дождём и сильным ветром. В эти дни вообще сильные грозы происходили неоднократно, и я особо отмечаю это обстоятельство.

На этот раз я не ставил перед собой какой-либо примечательной цели. Хотелось отчасти повторить «краинскую» поездку и получить впечатлений от маршрута.

На маршрут вышел в 415, чтобы полнее использовать световой день.  В это время едва стала светать полоска неба на востоке. Восход Солнца встречаю уже за Дубовой Рощей. В шестом часу утра я заметил, как на деревьях колышутся листья. Рано ветер поднимается. Обычно он усиливается часам к одиннадцати. Что-то будет в одиннадцать?

В Болхов въезжаю в 707. В 820 остановился на границе области, чтобы передохнуть. Ноги гудят невыносимо – хоть назад поворачивай. Посему, 11 минут на отдых – это мало, но иначе я выбиваюсь из графика. Еду далее. Осматриваю места, которые годом ранее проезжал в том же направлении ночью. Совершенно другое восприятие.

Дальние виды на долину Оки ещё за десяток километров дают понять, что Белёв недалеко. На въезде в Белёв я планировал сделать ещё одну передышку, но передумал. Как говорится, «второе дыхание» открылось. А если выразиться точнее – ноги гудеть перестали. Время – 1010.

В Берёзово (это уже после Белёва) нормальный асфальт заканчивается. Далее по селу идёт щебёнка, ехать по ней невозможно, приходится идти пешком. От Берёзово до Юрино… «Дорога та прямоезжая на Козельск заросла, замуравела, заколдобилась… И не пройти по ней ни конному, ни пешему. А асфальт на той дороге не меняли со времён монголо-татарского нашествия…»

Это я себя так успокаиваю. Я, конечно, ожидал, что на границе Тульской и Калужской областей асфальта не окажется. Реальность оказалась чуть хуже. Поначалу от Берёзово идёт просёлочная дорога, по центру её встречаются островки старого асфальта. Потом они пропадают. На дороге часто попадаются глубокие ямы, заполненные щебёнкой. По этим ямам приходится ехать. Перед колдобиной немного увеличиваю скорость. Велосипед скатывается в очередную такую яму, «проплывает» по щебёнке, и вот тут надобно уловить момент, чтобы выехать наверх, приложив на педали небольшие усилия. Всё это напоминает не езду, а скорее движения малого судна по волнам. Докучают слепни. Когда дорога достигает края леса, щебёнка исчезает, но начинаются лужи во всю ширину дороги. Дно луж твёрдое – должно быть, остатки асфальтового полотна. Помимо прочего допекают мухи – летят на пот. Конечно, может показаться странным, но на этом участке я отдохнул по ходу движения ещё больше.

Примечание: не исключено, что за прошедшее время на той дороге ситуация изменилась.

Ветер, как я и предполагал, к 11 часам окреп. Но на дороге «Белёв – Козельск» он попутный. То ли будет, когда поеду назад.

От поворота, что вблизи села Слáговищи, начинается замечательный длинный спуск. Исключение составляет только полкилометра бетонки в верхней его части. А в целом дорога идёт через большой массив леса, асфальтовое покрытие новое и ровное. Вблизи деревни Сосенка автодорога идёт серпантином среди сосновых боров.

К тому временя, как я добрался до Козельска – к 1317 – отставание от запланированного графика составило 77 минут. Но оно меня не беспокоит, поскольку я планировал и резервное время…

В 1417 отъезжаю от Жиздры в направлении Белёва. Тот замечательный спуск я теперь обозвал «подъёмом на Эверест». Это, конечно, гротеск. Ветер теперь встречный, дует слева под углом примерно 40°. Но на протяжении всего подъёма от ветра меня прикрывает лес.

Находясь на разбитом участке дороги как раз на границе Калужской и Тульской областей, замечаю, что небо с северной стороны стремительно синеет. Из-за вершин деревьев на меня с ворчанием выползает туча. Начинают падать первые капли дождя. Укрыться от грозы здесь решительно негде. Но мне повезло. Туча перевалила через водораздел из долины Оки в долину Жиздры чуть-чуть севернее того места, где я находился. В стороне Белёва небо вдалеке тоже подозрительно синее.

Ещё раз пересёк Белёв. В 1655 выехал из города. В мои планы входило добраться до Орла не через Болхов, а через Будогóвищи и окрестности Мценска. Запасной вариант – проезд электричкой от Мценска до Орла.

  Направляюсь на Будоговищи. Эту дорогу жители Мценска называли в старину «Большой дорогой на Белёв». Встречный ветер даёт о себе знать усталостью. Незадолго до деревни Новая Велична приходится сделать незапланированную передышку. Даже до верха подъёма, вопреки обыкновению, добираться не стал. Думаю, именно по причине усталости дорога на Будоговищи запомнилась плохо.

В Будоговищах асфальт заканчивается. К этому месту я выезжаю ровно в 1900. Четверть часа на отдых. Меня ожидает неприятный сюрприз. Я, конечно,  знал, что в этих местах встречаются песчаные дороги. Но не ожидал, что песка на них окажется не меньше, чем в «Орловском Полесье». Как видно, на последнюю электричку мне уже не успеть.

От Будоговищей до реки Исты где иду, где еду; скорость низкая. После Исты начинается асфальт, но «асфальтовое счастье» длится недолго, и автодорога уходит в сторону. Затем почти сразу же я дал крюк и выписал по просёлкам пару лишних километров.

Выматываясь на песках, я знаю, что по другую сторону Оки просёлки суглинистые. Но через Оку не перебраться. Один ближайший мост – в Белёве, а я удалился от него более, чем на сорок километров. Другой ближайший мост – в Шашкино. Но до Шашкино – ещё около двадцати километров.

Ближе к окской пойме песков много меньше. Но там просёлок и сам по себе оказался не шибко хорош. Едва же выбравшись в Тшлыково, я снова оказался на глубоких песках.

После Тшлыково наблюдаю впереди себя тучу, выползающую из-за соснового перелеска. Казалось, она движется прямо на меня. Но туча поворчала, да и ушла в сторону.

Добравшись, наконец, до деревни Снежедь, покидаю песчаные дороги. Направляюсь к мосту через Зушу, что в деревне Миново. Где-то вдалеке за Зушей сверкают молнии.

Вконец умотавшись, выбираюсь на междуречье Оки и Зуши у села Шашкино. На асфальт. Смеркается. Вот тут-то начинается самое интересное. Всполохи усиливаются. Вспышки происходят прямо курсу – со стороны Орла. Часто. Приближаются. Порой кажется, будто видна немалая толщина молний. Доносятся раскаты грома. В то время, пока я в сумерках преодолеваю автодорогу Шашкино – Карандаково, небо начинает полыхать и справа от меня. Началась гроза за Окой.

 
< Примерно так это было: реконструкция - фотомонтаж.

Добравшись до автодороги Болхов – Мценск, останавливаюсь на передышку. «Ужинаю». Горло саднит невыносимо, поэтому овсяное печенье в горло не лезет в буквальном смысле. Больше трёх штук насилу не проглотишь. Уже темно. Время – приблизительно 2250. Про запланированный график давно уже можно забыть.

От Оки в сторону Мценска идёт затяжной подъём. Я вхожу на него пешком. Также пешком вхожу и на подъём после Сухой Зуши. Грозовые разряды бьют уже с трёх сторон. На севере за долиной Зуши, откуда я только что приехал, вдалеке сверкают молнии. Позади меня за долиной Оки гроза идёт вовсю – не то чтобы далеко. И какие же мощные линейные молнии бьют справа от меня! И всё приближаются. Считаю по секундам. Не больше трёх километров… Не больше двух километров… Закрадывается даже мысль – а не завязать ли с такими отчаянными велосипедными поездками в случае, если до дома на сей раз доберусь. Нет, завязать с поездками – это, конечно, дудки…

Нет, до Орла своим ходом уже не поеду. Нет желания преодолевать сорок километров оживлённой трассы – ночью под проливным дождём, да ещё в грозу. Направляюсь ко Мценску. Впереди меня небо тоже засветилось всполохами – гроза идёт и за Мценском. «Окружают с четырёх сторон!»

Когда до Мценска остаётся километр, начинает накрапывать дождь. И едва я въехал во Мценск, как дождь стал проливным.

В 2410 приезжаю на железнодорожный вокзал Мценска. На вокзале провожу ночь в ожидании первой утренней электрички (тогда по ночам вокзал не был закрыт). Небольшие вокзалы, пусть и охраняемые – очень неспокойное место. В данном случае фактором беспокойства выступил проезжий пьяный мужичишко – простой как сибирский валенок. Сначала он поинтересовался, а не найдётся ли чего перекусить. Еда мне в горло по-прежнему не лезла, и я отдал ему остатки провизии. Иначе пришлось бы выбросить. Потом очень простой мужичок стал просить, чтобы я одолжил ему велосипед, а он бы съездил в город и там чего-то себе купил. Продуктов, что ли. Ну, это он, конечно, напрасно старался. Антигубораскатинчик бы ему не повредил.

Первой же утренней электричкой еду в Орёл. Жутко хочется спать. Дождь за окном поливает вовсю.

Итого, за 20 часов я проехал 280 км. Плюс 5 км на утро.

Но если кто-то думает, что гроза отбила у меня желание отправляться в авантюрные поездки, то, безусловно, ошибается. Уже на протяжении последующего месяца мне ещё трижды пришлось «поиграть» с грозой. Дважды я миновал грозу чисто, а один раз вымок до нитки на последних сотнях метров пути.

 

КАЛУГА – ПОЛЕНОВО, или «коллекция крутых подъёмов».

Третьей поездкой, прошедшей через Белёв, стала поездка на Селигер. Как я уже заметил, это особый разговор.

Итак, четвёртая поездка.

Собственно поездка преследовала несколько целей. Проехать вдоль верхнего течения Оки. Посмотреть озеро Жупель, окрестности сёл Кипеть, Бряньково и долину Крушмы. Бегло ознакомиться с Перемышлем, Калугой, Алексином. Конечной точкой маршрута ставились окрестности Поленово. Пусть не в полном объёме, но поездка удалась.

День первый.

От Орла отъехал вечером. С ветром не повезло с самого начала. Встречный. Строго вопреки всем утверждениям синоптиков и радиоведущих он дует с северо-запада и не слабо.

Первая половина июня. Световой день длинный. Место для ночёвки начинаю присматривать после деревни Зубари – это за Болховом. Долина реки Рог с водораздела выглядела вполне гостеприимно – склоны, расположение перелесков. Но возвращаться я не стал. Ближайший же лес, к которому направился, оказался слишком густым и неудобным. После непродолжительных поисков я расположился на ночь недалеко от деревни Михнёва. Несколько десятилетий назад она была много больше, чем теперь. О том свидетельствуют столбы без проводов и массово цветущая среди деревьев земляника – не то мускусная, не то садовая. За день проехал в общей сложности 85 км.

День второй.

Подъём в 700. Прохладно.

В Белёвском районе очень красиво. По ходу движения в просветах видны леса, балки, долины рек. Долина Оки нередко просматривается по правую сторону. Получаю удовольствие от наблюдаемых пейзажей. В то же время подъёмы между Болховом и Белёвом крутые, и их здесь много. После Белёва на протяжении восьми километров крутых подъёмов нет. В конце этого участка мне следовало свернуть на просёлок, чтобы кратчайшим путём добраться до озера Жупель. Но этот участок местности не был отображён на имевшихся у меня картах, а последующий был отображён неточно. В результате, я проехал мимо двух нужных поворотов, а возвращаться не стал. Поэтому на Жупель не попал.

< Вид из Белёвского района на Болховский.

 

Далее на протяжении полусотни километров идёт целая серия крутых подъёмов. Круче и выше, чем те, что были до Белёва.

Едва дорога выходит из Белёвского района в Суворовский, как поверхность её становится разбитой. На спуске, что напротив Староселья, приходится лавировать между выбоинами «как по шивере» и притормаживать. Не разгонишься. А следующий за ним подъём – не подарок. Крутой. С перепадом высот около 60 м. И против ветра.

Очень хорош вид от изгиба дороги, что перед деревней Крюковка, на долину Оки. А за деревней меня ожидает один из крутейших на маршруте подъёмов. Вот, скажем, подъём на Болховском направлении перед Мезенкой – он не особо высок и не особо крут. На Неполоди подъём круче. Но и мезенская, и неполодская горки уступают подъёму на Земляной Горе, что в Болхове. Тот в свою очередь – «цветочки» по сравнению с подъёмом в Белёве. Но Крюковская горка ещё круче Белёвской. Наиболее трудную её часть составляют первые 300 – 400 м. На их протяжении дорога поднимается на 50 м. Начинается подъём с изгиба вправо. После первых 100 – 200 метров дорога выполаживается – но не настолько чтоб можно было перевести дух. И не более, чем через сотню метров крутизна нарастает пуще прежнего. Асфальт разбит, камешки щебня, попадая под заднее колесо, заставляют его делать короткие пробуксовки. Круче всего то место, где подъём переходит через бровку. А чуть дальше над дорогой проходят две высоковольтные ЛЭП. Стоит обратить внимание на расстояния между опорами – порядка 800 м! На бровке Крюковский подъём не заканчивается. На протяжении следующего километра автодорога восходит ещё метров на 30. Итого амплитуда высот на подъёме составляет около 80 м.

< Начало подъёма за

 д. Крюковка.

Вид в обратном направлении: с верха подъёма на д. Крюковка. >

 

В селе Песковатское крутой участок на подъёме имеет перепад высот всего лишь порядка 20 м. Но затем дорога ещё на протяжении 4 километров продолжает взбираться на подъём и набирает ещё 50 метров по вертикали. Ветер дует точно «в лоб».  На этом затяжном подъёме он особенно неприятен.

Чекалин опять же начинается с крутого подъёма. На сей  раз я проехал через центр города и заприметил около двух десятков старинных двухэтажных зданий. На вывесках торговых точек иной раз можно обнаружить прежнее название городка – «Лихвинъ».

Судя по карте, на выезде из Чекалина крутых подъёмов нет. Но это неправда. На северной окраине дорога уходит в глубокую балку, поворачивает влево и метров полтораста идёт по её днищу. Дорога разбита, асфальта нет. На булыжниках трясёт. Не разгонишься. Затем дорога поворачивает вправо – почти на 180°. И сразу от начала поворота резко идёт на подъём. Дорога врезана в склон. Мелкие камешки, попадая под заднее колесо, затрудняют движение в гору. В верхней части склона дорога поворачивает влево, пересекает бровку и выполаживается. Перепад высот на серпантине небольшой – всего 40 м. Но подъем очень крутой. К тому времени, как я на него «заполз», аж в глазах потемнело. Конечно, сказывалось, что это был далеко не первый подъём на моём маршруте. Сказывалось и то, что встречный ветер прессовал непрестанно. Он  меня уже изрядно вымотал.

Ещё один крутой подъём, не считываемый с карты, ожидал на речке Жерновке. Поначалу я видел только верхнюю его часть. «Не, это не страшный подъём», - отметил мысленно. По мере того, как я приближался к Жерновке, а подъём открывался из-за перегиба профиля, лицо моё вытягивалось. Сам это почувствовал. Подъём выглядит вертикалью. Ясно, что это обман зрения, и на деле всё не так страшно, как кажется.

На «обед» остановился на высоком берегу вблизи деревни Бряньково. С берега открываются красивые и далёкие виды на окские ландшафты. На синем небе – безобидные кучевые барашки. Только потом, рассматривая фотоснимки, я обратил внимание на тонкую пелену слоистых облаков поверх барашков.

В Песоченском пришлось взять ещё один подъём. Затем, наконец, рельеф стал спокойнее. От Песоченского до Ильинского асфальт – просто никакой. И, действительно, точно в соответствии с названием посёлка, почвы в этих местах песчаные. Поэтому на просёлок, идущий параллельно дороге, съезжать нет смысла. Лавирую между выбоинами  по всей ширине дорожного полотна. Не дорога, а «шивера».

В Ильинском выезжаю на новый асфальт и пересекаю Жиздру. С юго-запада заходит нехорошая облачность. Она определённо не пройдёт мимо. По ходу движения надо присматривать укрытия.

Пятью километрами далее, миновав поворот, я уже двигаюсь в сторону противоположную туче. Но туча быстро настигает, обходя меня в тоже время с левой стороны. Через зеркало иногда посматриваю на преследующую меня тучу – мрачную, тёмную, большую. Смотреть на неё не хочется.

Миную Перемышль, озеро Горское, пресекаю Оку по мосту. Ока, кстати, после впадения Жиздры стала намного шире. За день проехал 137 км.

Вечер. Пасмурно. Пора становиться на ночёвку. После длинного села Корекозово по обе стороны от дороги начинаются сосновые леса. Сворачиваю на просёлок и метров через триста выезжаю к бровке склона. Лес на склоне заканчивается, а от подошвы этого склона до Оки и далее распростёрлась широкая пойма.

Место для ночёвки очень удобное. Поставил палатку среди кустов – в стороне от кострища. Пока выбирал место под палатку, поднялся ветер. Раскачивал высокие сосны, «забрасывал» меня шишками. Но быстро стих.

Едва я забрался в палатку, как стал накрапывать дождь. Место оказалось неспокойное, и уснуть удалось не сразу. Сначала с одной стороны раздавался рёв мотоцикла. Мотоцикл стоял где-то метрах в 300 – 400, и я опасался, что какие-нибудь местные черти пожалуют к месту ночёвки на ночь глядя. Тогда не выспаться. Потом с другой стороны стали раздаваться ружейные выстрелы. Мне это тоже не понравилось. Затем кто-то прошёл недалеко за палаткой, двигаясь со стороны выстрелов. Было чуть слышно шуршание кустов и как будто даже дыхание. Потом всё в той же стороне ещё несколько раз пальнули из ружья.

Наконец, дождь усилился, и всё это безобразие прекратилось. А потом начался самый настоящий ливень. Как же хорошо, если дождь барабанит по палатке! Само по себе приятно. И, кроме того, нежеланных гостей теперь можно не ждать до самого утра. Под шум дождя спокойно засыпаю.

День третий.

Ливень продолжался всю ночь. Прекратился как раз под утро – не более, чем за час до подъёма. Завтракаю, собираюсь и выезжаю. Ветер опять дует навстречу. Поначалу пасмурно, но уже через четверть часа начинает распогоживаться. Очень красивый вид открывается от села Андреевское на пойму Оки, окрестные сёла и озеро Жёлоховское. Далее вдоль дороги тянутся сосновые леса в духе «а-ля Селигер». «А-ля» - потому что всё равно ощущаешь неуловимую разницу между ландшафтами северо-запада Тверской и ландшафтами северо-востока Калужской областей. Дважды на малых водотоках встретились мосты 1908 г. – один действующий, другой – нет.

Проезжаю через Калугу. По ходу движения осматриваю старинный город. Порой накрапывает дождь. Из Калуги выезжаю по Грабцескому шоссе. На выезде меня ожидает небольшая головоломка в виде двух перекрёстков с отсутствующими при втором из них указателями. Не отмеченная на карте новая автодорога ведет в сторону Тулы. Вскоре я покидаю эту трассу и снова оказываюсь на окраине Калуги – в Турынино.

На участке Калуга – Ферзиково мне трижды приходится пересечь речку Калужку. Каждый раз за рекой следует крутой подъём. Теперь – после Калуги – я еду на восток, и ветер более не является встречным. Скорее он попутный. Но мне от этого уже не намного легче, потому как я порядком измотан. Ближе к Ферзиково ландшафты опять напоминают селигерские – например, участок дороги Селижарово – Верхние Котицы.

Добрался до Петрищево, а от него направился к Алексину по просёлку. После дождей просёлок оказался малопригоден для движения. До ближайшего асфальта где еду, где иду.

В Алексине взял неверное направление. В результате, неподалёку от Алексина Бора заехал в пойму Оки. Знаю, что автомобильная дорога должна быть на горке и очень близко. Но туда уводит только одна пешеходная дорожка. Асфальтовая. А рядом с ней табличка на столбе гласит, что на ближайшем песчаном пляже купаться посторонним запрещено. Предполагаю, что дорожка выводит к какой-нибудь закрытой территории. Но другого пути нет. Набрал воды из источника, расположенного у основания склона, и стал подниматься по дорожке. Пешком. Потому как подъём очень крут. Если б ехал налегке и со свежими силами – можно было бы попытаться заехать своим ходом. Но так – шансов никаких. Да и пешком пока шёл, раз пять приостанавливался. Взобравшись на подъём, обнаружил себя на территории пионерского лагеря. На этом участке Оки пионерских лагерей и турбаз, вообще, очень много. А ведь где-то надо будет становиться на ночёвку…

Красивый вид открывается с горки на подъезде к деревне Бунырёво – на Оку и долину Вашаны.

Чуть подальше Егнышёвки у дороги стоит указатель «Источник целителя Пантелеймона». Но Солнце низко, источник разыскивать некогда.

После моста над речкой Выпрейкой асфальт сменился просёлком. Некоторое время я выписывал тупики и колена по краю леса и окской пойме. Потом углубился в лес. Через несколько километров обнаружил, что просёлок вывел меня на территорию ещё одного пионерского лагеря. Никаких предупреждающих табличек на моём пути не было. Ворота на другом конце территории оказались закрыты, и мне пришлось пару минут беседовать с охранником. Он был недоволен присутствием постороннего на территории лагеря.

Трёхкилометровый спуск по щебенчатой дороге выводит к селу Велегож. Здесь меня поджидает один из самых крутых подъёмов на маршруте. Общий перепад высот – порядка 95 м.

Как только после Велегожа вдоль дороги появляются леса, я начинаю присматривать место для ночлега. Уже сумерки. Но леса выглядят неприветливо. Затем они расступаются и начинается луговина. «Пора, пора становиться на ночёвку. Может, где-нибудь здесь?» И только я так подумал – застучало заднее колесо по асфальту. Судя по тому, насколько быстро оно спустило, прокол должен быть большой. Очень большой. Де-факто вопрос о месте ночёвки решён. Захожу за придорожную лесополосу – благо кусты жёлтой акации густы – и становлюсь на ночёвку. За день проехал 137 км.

День четвёртый.

Утро началось с латания колеса. Нашёл два отверстия, расположенных близко друг от друга, и успешно заклеил.

Добрался до Поленово – до него оставалось немного. Но было ещё раннее утро, и усадьба была закрыта. Дожидаться открытия не стал. На противоположном берегу Оки видна вдалеке Таруса. На пути к райцентру Заокский меня ждал ещё один подъём – длиной 5 километров и амплитудой порядка 115 м.

Автодорога Заокский – Поленово.

 

В посёлке Заокский расположена станция Тарусская. От неё добираюсь электричками до Орла. С пересадкой в Туле. За день проехал своим ходом 23 км.

Вообще, вся эта поездка – коллекция крутых подъёмов. Только подъёмов с перепадами высот от 20 м и более я насчитал на маршруте 53. Суммарная высота только этих подъёмов составила 2,5 км. В этом плане к Поленовской поездке приближается лишь Краинская  - чуть меньше 2 км на аналогичных подъёмах. Все остальные и близко не стоят. Даже за 1047 км селигерской поездки я набрал лишь 1,2 км по вертикали. Справедливости ради, конечно, отмечу, что при поездке в Краинку или на Селигер график движения был куда жёстче, чем во время поездки в Поленово.

 На главную

 

Информация о продуктах и разработках Apple