На главную

ПОЕЗДКА НА ДЕСНИНСКИЕ ЖИГУЛИ.

10.06.2006

 

Согласно своему плану я намеревался через Городище, Шаблыкино и Навлю проехать на Трубчевск и Селецкие дюны, а оттуда через Брянск и Хотынец вернуться в Орёл. Собирался осуществить это за три дня. Но по ходу дела поездку существенно сократил.

Выехал по намеченному маршруту только в 9 ч. утра. Погода хорошая.

До Нарышкино добрался легко и у первого же киоска затарился питьём. «Квас окрошечный» - это на этикетке написано крупными буквами. А мелкими и чуть выше в углу подписано слово «вкус». То есть не натуральный это квас. Однако, как оказалось в ходе поездки, «синтетика» на сей раз почти не ощущается на вкус и присутствует в очень приемлемых пределах.

Сразу после Нарышкино появился встречный ветер. Должно быть, запад-северо-западный. Он будет изрядно мешать мне всю дорогу.

«Мы не ищем лёгких путей». Чтобы осмотреть долину Цона, сворачиваю с трассы на село Городище. В самом Городище проехал чуть дальше нужного поворота. Поэтому до Борщёвки добирался не самой краткой дорогой. Зато случайно оказался возле площадки древнего городища. Она находится посреди современного села, а возле подножья валов проходит просёлочная дорога. Рядом с городищем протекает ручей Людская. Поселение на месте городища существовало до XIII в., т.е. до монголо-татарского нашествия.

Места по Цону очень красивые, и с правобережья это хорошо видно. На противоположном берегу за поймой тянутся леса, почти сплошные. Правда, выглядит красота немного однообразно: на всём протяжении от Городища до Мешково – и насколько это просматривается далее, тоже – везде противоположный берег выглядит примерно одинаково. Типичный облик долины Цона: широкая пойма, лесной левый берег и безлесный правый.

Поскольку я выбрал не совсем ту дорогу, мне пришлось выписывать колена, огибая заросшие деревьями и кустами пустыри. Это уже ближе к Борщёвке. Просёлок там плох и пару раз я даже спешивался. Кстати, где-то там среди деревьев расположено ещё одно городище, датируемое XIVXVI вв. Вообще, по долине Цона известно немало археологических объектов, одних только городищ насчитывается 4 (см. также "Цон"). Это не удивительно. Заселение территории Орловщины, скажем, вятичами и племенами мощинской культуры происходило с запада. И долина Цона была, очевидно, одним из важных направлений их миграции.

На въезде в Борщёвку выбрался на нужный мне просёлок. Та дорога отчасти песчаная, так что во времени я потерял немного. В Борщёвке начинается асфальт, по нему можно выехать либо на брянскую трассу, либо – через Мешково – на Шаблыкинскую автодорогу. Борщёвка незаметно переходит в Муравлёво. На выезде из Муравлёво на трёх строящихся домах сорван шифер – несколькими днями ранее по западу Орловской области прошла буря.

До Шаблыкино я удерживаю среднюю скорость движения по асфальту на уровне 18 км/ч – это оптимально. Но ощущение такое, будто не еду, а скорее ползу против ветра. По пути пару раз останавливаюсь передохнуть. Солнечно. На небе – безобидные кучевые облака, поверх них – подозрительные слоистые.

Автодорога «Мешково – Шаблыкино – Сомово» чётко делит Шаблыкинский район на две части. Севернее её – красивые лесные ландшафты, хорошо видимые с дороги, и небольшие интересные объекты: памятники природы, археологические памятники. Пространство южнее Шаблыкинской трассы представляет собой однообразную безлесную равнину с очень малым набором достопримечательностей. Иногда ландшафты вдоль дороги напоминают мне юго-запад Кирсановского района Тамбовской области.

В Шаблыкино первым делом бросается в глаза очень большой пруд на ручье Мох. Помимо автомобильного моста через пруд переброшен ещё и длинный пешеходный мост.

А после Шаблыкино проезжаю мимо какого то мелкого и сильно заросшего не то озера, не то болота. Вероятно, это – общий разлив речек Навли и Водочи. Где-то здесь Водоча впадает в Навлю. На следующий за ними подъём вхожу пешком. Продолжаю ползти против ветра. Ветер, конечно, портит поездку изрядно.

Наконец, следует желанный поворот, ветер становится боковым, и я под горку въезжаю в Сомово. Проезжаю село и останавливаюсь на мосту через Навлю. Навля здесь по ширине примерно такая же, как Орлик у Щелкуново или же напротив Зареченского. То есть река в этом месте пригодна для байдарок. И если идти по Навле на байдарках, то именно отсюда.

На перекус – халва и «квас». Время около 1600. Расстояние и ходовое время: 95,2/5.56…

 

 

   << Дорога к селу Городище.

< Долина Цона у д.Борщёвка.

 

 

< Валы городища среди села Городище.

<< Долина Цона у д. Борщёвка имеет типичный вид.

< д. Муравлёво. Последствия шквала.

<< Большой лесной массив вблизи Шаблыкино.

< Окрестности Слободки. Вид от городища.

 

< Городище на месте древнерусской крепости близ Слободки. Хорошо виден 1-й вал, за ним заметен 2-й

 

<< Справа налево в кадре – 1-й ров и 1-й вал.

 

< Слева направо в кадре – 2-й ров и 2-й вал.

 

Пешком иду в горку вдоль песчаного просёлка в сторону Слободки. Сначала справа от дороги оказывается небольшой земляной вал. Это определённо не те остатки славянского города, что признаётся самым большим укреплением домонгольского периода на территории Орловщины. Вообще же, на этом участке Навли – от Яблочково до деревни Глыбочки – расположено множество археологических объектов. Их здесь известно более двадцати – по два на каждый километр речной долины. В т.ч. – 3 городища. И, кстати, в ещё более раннее время – в доисторический период долины Навли и Цона представляли единую долину стока талых ледниковых вод. Так что и в этом плане они имеют общность.

А вот собственно и валы древнего городища. Песчаный просёлок проходит возле самого вала, огибая его. На первый взгляд вал невысок – метра 2-3. Ров заметен, но совсем неглубок. Да, площадка городища большая – в разы превышает любую из тех, что я уже видел. Но это ещё не всё. За первым валом в нескольких десятках метрах от него находится второй ров глубиной метра два, а за ним – ещё один земляной вал, на этот раз более высокий. Высота его достигает, наверное, метров 6 – 7. Этот вал представляет собой полное кольцо, в то время как внешний вал по форме более соответствует подкове. Между внешним и внутренним валом начинается поросшая дубами лощина. Когда-то она была продуманно вписана в систему укреплений, и второй ров переходил непосредственно в лощину. Разница высот между верхом вала и днищем лощины – где-то около 10 метров (приблизительно). Пространство внутри вала всё изрыто. М-да, такого я ёще не видел. И площадь городища, и наличие двух рядов укреплений – достаточный повод для того, что бы задержаться здесь минут на 20-30.

Согласно краеведческой литературе, на этом месте до 1238 г . находился древнерусский город вятичей. После разорения монголо-татарами название города было утеряно. Согласно разным версиям это мог быть Домагощь (эта версия уже отвергнута), Болдыж или даже столица вятичей Коръдно.

Вдоль песчаного просёлка по спорышу въезжаю в Слободку. Далее намереваюсь проехать на райцентр Навля по правобережью реки. Просёлок на Рязанку вполне приемлем для движения, песка на нём немного. Километра два он идёт через луга. Впереди виден лес. Подсвеченный Солнцем он очень красив: видны деревья на переднем плане, на втором плане. Пока доставал фотоаппарат, Солнце скрылось за облаком, и лес стал невыразительным. Ближе к лесу просёлок становится хуже, появляются широкие лужи. А вот и собственно лес. Дорога подходит к нему и поворачивает вправо. Прямо ведёт такая едва заметная дорога, что дорогой её не назовёшь. Прямо напротив поворота стоит сосна. Ствол – и немаленький – сломан где-то посередине намного выше человеческого роста. Не спилен, не срублен, а именно сломан. Причём, недавно: хвоя ещё зелёная. Поблизости видно ещё несколько таких же поломанных деревьев. Эка нечисть в лесу куролесила? Метров двести еду по просёлку вдоль леса. Опять же встречаются переломанные сосны. Да ё-моё! Вспомнил и про фотографии архангельских лесов, и про рассказы о «летающих тарелках». Даже не по себе стало. Затем просёлок поворачивает в лес – и всё… Сразу же дорогу перегораживает вывернутое с корнями дерево. И это только начало. А за ним насколько видно вся дорога сплошь завалена сучьями, поваленными деревьями, поломанными стволами. И вокруг – вперемежку с уцелевшими деревьями стоят сломанные. У сосен стволы чаще поломаны немного ниже середины, у осин – ближе к основанию. А берёзы – то сломаны, то сильно погнуты. Листва повсюду ещё зелёная. Я такого в жизни никогда не видел. Как у В. Высоцкого в песне:

 

…если есть там соловьи,

то разбойники…

 

А мужик, купец и воин

Попадал в дремучий лес.

Кто зачем, кто – перепою,

 

А кто с дуру в чащу лез.

По причине попадали,

Без причины ли,

Только всех их и видали –

Словно сгинули.

Страшно, аж жуть.

 

Кстати, отсюда до села Девять Дубов, с которым как раз и связана легенда о Соловье-Разбойнике всего то 12- 13 км .

Что здесь случилось на самом деле, понять нетрудно. Всего несколько дней назад по западным районам Орловской области прошёл шквал. Он и «проредил» оказавшийся на пути лес. Не хотел бы я оказаться в этом лесу во время той бури! А тем более – заночевать в палатке!

Пройти с гружёным велосипедом два километра по этому бурелому – задача почти невыполнимая. Во всяком случае, физически крайне тяжёлая. Два километра – это ширина лесного массива. Ну 50, ну 100 метров – ещё ладно. Но два км – это слишком. Попробовал направиться через лес по едва заметной дороге, что начиналась у поворота, но это безнадёжно. Она давно заброшена, заросла кустами, и там лужи во всю глубину колеи. Углубился метров на 50, да вернулся на опушку леса. Велокомпьютер показывает ровно 100,0. Листаю карту. Все обходные дороги по правобережью Навли так или иначе пересекают лесной массив. Можно попытаться проехать по ним, но нет уверенности, что и те просёлки не завалены буреломом. Надёжнее направиться по левобережью Навли – там гарантированно можно обойти лесные массивы, не особо сильно удлинив маршрут, а затем выбраться на асфальт.

^Просёлок уже на повороте в лес оказался завален.

Лес между Слободкой и Рязанкой (Шаблыкинский

район). Последствия шквала, имевшегоместо нескольким днями ранее.

 

Поэтому возвращаюсь через Слободку в Сомово, а оттуда направляюсь на Лески. До деревни Глыбочки ведёт новый асфальт, не отмеченный на карте. Далее по деревне и где-то с полкилометра за неё просёлок песчаный. В самой деревне Глыбочки в нескольких местах слышен стук кровельных работ: местные жители чинят повреждённые бурей крыши. На нескольких сараях уцелел только остов крыши – ни шифера, ни рубероида.

Просёлок на село Лески совсем неплох, имеется всего два маленьких участка с лужами и грязью. В селе Лески начинается асфальтированная дорога.

В селе Лески обращают на себя внимание два сооружения. Одно – кирпичное двухэтажное жилое здание постройки 1927 г . Другое – расположенная в 100- 200 м далее церковь, конечно, более древняя. Точнее говоря, не то что бы совсем церковь, а скорее – то, что от неё осталось. А осталось всего две стены. На самом верху аисты свили гнездо. Я предполагаю, что церковь была разобрана на кирпич, из которого соорудили жилое здание. Местный, у которого я поинтересовался на мосту через речку Калахву, эту версию не подтвердил, но и не опроверг. Да, церковь была разрушена в сталинское время ещё до войны, а вот из какого кирпича построена двухэтажка – этого он не знает.

Асфальтированная дорога отсюда в направлении Навли хорошая, ровная. Входит в лес. Лес как лес, поначалу преимущественно дубовый. Никаких буреломов не видно. Так, изредка видны упавшие сучья с ещё зелёной листвой. Впрочем, стоп. Ни с того ни с сего дорога пересекает – нет, не просеку. Полосой шириной метров сто лес повален и поломан. Слева поблизости виден небольшой участок открытого пространства – должно быть, болото. Между болотом и автодорогой все деревья покоцаны. И вправо на несколько сотен метров в лес уходит полоса бурелома. Сама дорога уже расчищена, и распиленные стволы и сучья – главным образом осиновые – лежат вдоль дороги.

Останавливаюсь передохнуть перед деревней Щегловка посреди открытой местности. Дело к вечеру, поэтому стоит немного увеличить темп. Дорога опять идёт среди леса. Буреломов не видно, иногда только видны отдельные поваленные стволы и сучья. На выезде на трассу «Москва – Киев» – ещё одна остановка. Близ дороги имеется несколько мест, чтобы присесть, поэтому можно с удобством и перекусить. Уже становится прохладно.

До реки Навли автотрасса представляет собой главным образом пологий спуск. Выйдя после моста на правый берег, она минует пойму, пост ДПС и проходит под мостом автодороги Навля – Гремячее. Затем справа имеется сосновый перелесок, а на горке – небольшая лесополоса и ещё какие-то деревья. Сворачиваю с трассы.

В этом сосновом перелеске южный его край ровный, сосны целёхонькие стоят ровно как по линейке. Но в одном месте три сосны сломаны у основания и лежат верхушками в сторону леса. И за ними клином длиной метров 50 деревья поломаны, повалены, погнуты. Этакий точечный удар ветра пришёлся в это место. Теперь не надо, пожалуйста, вешать лапшу на уши по поводу «летающих тарелок» и прочей белиберды, якобы выворачивающих отдельные участки древостоя посреди леса. А не то развелось в последнее время немеряно всяких псевдоочевидцев, пользующихся тем обстоятельством, что ¾ населения развитого мира – это горожане, живущие в отрыве от природы.

Тут всё очень наглядно. Другой вопрос, почему турбулентные потоки закрутились именно так, а не иначе? Но этот вопрос следует адресовать исключительно к физикам и математикам, всё это весьма сложными формулами описывается.

Этот сосновый перелесок для ночёвки малопригоден. В нижней части – по причине близости трассы. В верхней части – по причине наличия вонючего бытового мусора на краю леса вдоль дороги.

С верха холма открывается замечательный вид на огромные лесные массивы левобережья Навли.

На ночёвку остановился в небольшой лесополосе наверху холма. Рядом проходит просёлок от села Селище. Посреди лесополосы вкопаны лавки, имеется кострище. Мусор в виде консервных банок, пластиковых баклажек и пустых бутылок присутствует и здесь, но в небольшом количестве. Зловония не распространяет. Место открытое, поэтому комаров мало.

Темнеет поздно.

12.06.

Ну, совсем обленился. Собирался выехать хотя бы в 8 ч. утра, но куда там! Выезжаю только в половине десятого. А ведь светает в 4. Я упустил три-четыре часа самого ходкого и самого безветренного времени. Всё потому что поспать хотелось.

Утром пасмурно и прохладно.

Посёлок Навля основан лишь в 1904 г . Неудивительно, что в плане архитектуры ничего эксклюзивного там нет. Во всяком случае, не видно. Есть несколько памятников, аллея. Возле железнодорожного вокзала – небольшая гостиница. В общем, типичный посёлок городского типа.

От Навли на Вздружное идёт асфальтовая дорога. Она новая, на картах не отмечена, асфальт повсюду хороший, ровный. Местность поначалу открытая. Западный край Среднерусской возвышенности заканчивается где-то здесь, длинным клином вдаваясь в пространства полесий. Просёлки в поле зрения все песчаные. Ветер встречный и мешает движению. Подъёмы неожиданно для меня оказались довольно ощутимыми. Они не то что бы очень крутые, но длинные.

И по правую, и по левую сторону от дороги в отдалении видны огромные лесные массивы, простирающиеся на десятки километров. Дорога пересекает перемычку между этими массивами, ширина леса в самом узком месте составляет 5-6 км. Именно в этом месте дорога и проходит. Красиво. Местность вдоль дороги немного напоминает Валдайскую возвышенность. Я немного не так представлял себе Деснинское полесье.

 

 

 

 

Долина Навли вблизи одноимённого райцентра.

 

 

 

 

Долина Навли вблизи села Селище.

В селе Лески.

 

 

Дорога Навля – Вздружное. Ландшафты возвышенности сменяются низменностью.

 

 

 

 

Вздружное. Вдалеке – правобережье Десны.

Вздружное. Памятник партизанам.

 

 

Когда дорога выходит из леса, вдалеке становятся видны высокие берега правобережья Десны и село Вздружное.

Вздружное – на удивление обитаемое село, хоть и обособлено от прочей цивилизации огромными лесными массивами и широкой Десной. В селе стоит памятник партизанам. Когда-то здесь располагался партизанский аэродром. Собственно, все окрестные лесные массивы во время войны находились под контролем партизан.

Вздружное расположено выше поймы Десны, а сама река протекает в 2-3 км западнее села. Меня ожидает неприятный сюрприз. По словам местных, в Любóжичах мост после половодья ещё не восстановлен. Я как раз собирался через Любожичи проехать на Трубчевск и на Селецкие дюны. В Голýбче моста нет, в Манцурово – тоже нет. В Рябчóвске… Кто говорит, что мост в Рябчовске разрушен, кто говорит, что разрушен не полностью. Дескать пройти пешком можно, а вот получится ли переправиться с велосипедом – за это они не ручаются. Рябчовск находится на таком же расстоянии, что и Любожичи, но совсем в другой стороне. Выбирать не приходится. Если моста не окажется и там, придётся надеяться только на удачные поиски лодочной переправы. Или же придётся возвращаться «не солоно хлебавши» в Навлю, чего совсем не хочется. Все более удалённые мосты через Десну мне не доступны: путь к ним и в одну и в другую стороны перегорожены лесными массивами, а на юге – также и рекой Навлей.

Дорога на Рябчовск ведёт через Кукуевку. Она не асфальтирована, но ехать по ней нетрудно. Поверхность – укатанная щебёнка, а неровности щебня смягчены малым наносом песка. По правую сторону перед Кукуевкой расположен большой пруд на ручье Думча, окружённый хвойными лесами. Пейзаж определённо напоминает небольшие карельские озёра.

Кукуевка – примерно такое же по размерам село, как и Вздружное. В селе тоже красиво, потому как в этом селитебном ландшафте удачно сохранились отдельные высокие сосны и группы сосен. Они очень органично сочетаются с жилыми построками.

Между прочим, местный народ на пространстве от Шаблыкино до Десны намного приветливее, чем в Орле. То, что писал Тургенев, сопоставляя калужского мужика с орловским, в какой-то мере справедливо и в сравнении населения навлинского и шаблыкинского районов с населением Орла. Только вот, как я думаю, причина различий кроется не только в непосредственном влиянии леса на человека, но и в исторических причинах.

Озеро Званое.

Река Десна.

Долина Десны близ Рябчовска.

Единственный на многокилометровом участке реки мост повреждён половодьем.

Село Рябчовск.

Проехав через Кукуевку, оказываюсь на берегу водоёма. Это – не Десна, а озеро-старица Званое. Оно очень длинное, вытянулось на несколько километров, сильно извиваясь посреди речной поймы, занятой лугами и поросшей кустами ивняка. Озеро узкое – ширина его составляет метров 30. Поверхность озера заметно поросла кубышками, но посередине имеется чистый фарватер. С берега хорошо видны селения, расположенные вдалеке по правому берегу Десны, высокие склоны, поросшие лесом берега, а также обнажения пород белого цвета. Собственно, эти ландшафты и получили название «Деснинских Жигулей». Это одна из основных точек моего маршрута.

Насколько я понимаю, Деснинские Жигули – это долина Десны на восточном крае Трубчевского ополья. В этот день издалека или же изблизи я осмотрел долину Десны на участке начиная примерно от Любожичей и – далее на север. Красивые места, но справедливости ради отмечу, что в Брянской области вообще много таких красивых мест. Правда, я не видел долину Десны южнее Любожичей, но полагаю, что и там она выглядит сходным образом.

От Кукуевки к мосту ведёт просёлок. Сначала – вдоль озера Званое, потом проходит по деревянному мосту через ручей и далее идёт уже вдоль Десны. Просёлок вполне приемлемого качества, хотя местами встречаются большие лужи. Поверхность просёлка суглинистая – это потому что проходит он в пойме. Большей частью – среди лугов. По другую сторону Десны – высокие берега, местами покрытые лесом.

Мост через Десну действительно разрушен весенним половодьем. Половина моста «уехала» метра на три вниз по течению. И если бы мост не был столь широк, то переправиться по нему теперь было бы невозможно. А так вот через образовавшиеся разломы в трёх местах переброшены доски. Сначала я прохожу через мост налегке в ту и другую сторону, примериваюсь к переходам. А затем уже перевожу велосипед. Ничего сложного.

Далее направляюсь в сторону Рябчовска. Кстати, хорошо смотрится здание церкви, расположенное посередине села. Выходы пород, которые издалека выглядят белыми, вблизи имеют скорее грязновато-белый цвет. Думаю, это лёссовидные суглинки или даже лёсс. Затем справа в крутом склоне от меня становится видна глубокая узкая лощина с отвесными обнажениями рыхлых пород белёсого цвета. По сути, она является промоиной. Скорее всего, образовалась на месте скотопрогона, существующего и поныне. Скот вытоптал траву, а дальнейшее разрушение осуществила линейная эрозия; местные породы благоприятствуют её развитию. Лощина ветвится надвое. Всхожу наверх тем ответвлением, что находится слева от меня. Выбираюсь на автодорогу «Брянск – Трубчевск». Позади – Рябчовск, к которому автодорога уходит крутым спуском. Кстати, окрестные сёла Трубчевского ополья нередко имеют названия, более свойственные городам: Яковск, Ивановск, Аксеновск, Арельск, Дольск, Глинск, Радинск, Голевск, Андреевск и т.д.

Таким образом, я оказался на 11 км севернее Любожичей, в которых планировал переправу через Десну. Прикинул по карте, сколько теперь лишних километров получается до Трубчевска и до Селецких дюн, посмотрел на время, представил, где и насколько будет мешать ветер. Всё это вместе взятое мне не понравилось… Как-нибудь в другой раз. После небольшой передышки направляюсь в сторону Брянска.

Автодорога идёт по опольям – сначала по Трубчевскому, а потом по Брянскому. В каком-то месте пересекает участок распространения зандровых песков с характерными для них сосновыми борами. Нередко встречаются подъёмы, поначалу они не крутые. В селе Удельные Уты возле дороги стоит старинное здание Утской сельской больницы, а неподалёку – в селе Мирковы Уты – аккуратное бело-синее здание церкви Сергия Радонежского. По правую сторону нередко видно «целое море» леса, раскинувшегося на низком левобережье Десны.

 

С правобережья Десны хорошо видны огромные лесные массивы левого берега.

 

 

< Промоины в лёссах на месте скотопрогона близ Рябчовска.

Утская сельская больница.

 

 

Первый крутой подъём – в селе Уручье.

Встретилась возле дороги остановка с надписью «Голубой мост». Мост такой же короткий, как Синий в Санкт-Петербурге, но в отличие от него неширок. Ширина – ни метром больше, чем того требует автодорога в современном её виде.

Далее меня ввели в заблуждение дорожные указатели. Стрелка прямо показывает на Выгоничи, стрелка налево – на Брянск. Полагая, что это начало транспортной развязки я направился согласно указателям – получилось, что в объезд большей части пгт. Выгоничи. Обманули! Мне пришлось проехать несколько километров лишку, и в результате я оказался на автодороге «Брянск – Гомель». Весьма оживлённая дорога. Нередко случается, проходят фуры.

Вскоре после Выгоничей автодорога снова приближается к долине Десны. Особенно красив вид от начала дороги, ведущей к Брянской сельскохозяйственной академии (она расположена в селе Кóкино).

В километре до объездной брянской автодороги останавливаюсь. Есть повод подумать. Я собирался заночевать либо где-нибудь здесь, либо перед Карачевом. Но на ночёвку становиться ещё рановато – время 1901, а до Карачева за два часа мне теперь не добраться. И за три, пожалуй, тоже: ветер притомил. А справа и слева имеются закусочные, где предлагают комплексные обеды. Справа – за 100 рублей, слева за 65. Есть альтернатива. Можно, например, покушать за 65 рублей, осмотреть архитектуру Свенского монастыря, а затем отправиться на поиски подходящего для ночёвки места. Тогда на следующий день из интересных объектов на маршруте у меня останется только Николо-Одринский монастырь под Карачевом (места между Орлом и Брянском мне в основном знакомы).

Но можно ещё попытаться успеть на последний пригородный поезд «Брянск – Орёл». Я помню, что он отходит в 20 с чем-то. Интересно, «с чем»? Бегло прикидываю по карте расстояние. Этак, километров 17. За час – вполне реально, но не в моём текущем состоянии. Крутой высокий подъём на пути всего один. После некоторых колебаний я направляюсь на железнодорожный вокзал Брянска.

После того самого подъёма на пути оказался ещё один. Ветер и усталость дают о себе знать, внимание ослаблено, что на дороге небезопасно. Ну, и пусть время лимитировано. Вхожу на подъём пешком; он, кстати, оказался хоть и крутым, но непродолжительным. Короткая передышка и перекус. Всё та же халва «Тимоша» (дёшево и сердито! и, кстати, упаковано очень практично) и минералка – на сей раз «Затишенская». От «Липецкого бювета» по вкусу отличается сильно.

На ст. Брянск-Орловский приезжаю около 2010. Поезд отходит в 2035 с 4-го пути (не путать с нумерацией платформ). Без труда забираюсь в последний вагон. Около полуночи буду дома.

Если в окрестностях Брянска последствия бури не особо заметны, то в Карачевском районе вдоль дороги то и дело встречаются участки свежих буреломов и отдельные поваленные деревья. Другими словами – примерно от пгт. Белые Берега до легендарного села Девять Дубов. Ну, свистнул Соловей-разбойник! В этом же вагоне едут работники железной дороги. Иногда доносятся фрагменты разговора. По их словам, грузовые поезда в ночь бури приходили на станцию с сучьями на вагонах.

У меня сложилось впечатление, что основной удар стихии шёл по дуге Лески – Карачев – Знаменское. Между прочим, как раз здесь Днепровско-Деснинская низменность сменяется Среднерусской возвышенностью. Не это ли является причиной, отчего у нас в Орловской области сильные ветры и смерчи чаще всего бывают в западных районах? Напомню, что преобладают у нас ветры западных румбов.

На главную

Путь оригами.