На главную

НОЧЁВКИ.

1998-2001

Перед поездкой меня обычно беспокоит предстоящая одиночная ночёвка. А иногда ночёвки тоже оставляют своеобразные впечатления. Вот три разных эпизода.

 

ЭПИЗОД – 1: НОЧЁВКА НА КРАСИВОЙ МЕЧЕ.

Предстоит первая ночёвка в одиночку. Погода стоит хорошая, ясная. Гроза маловероятна. Правый берег Красивой Мечи вблизи деревни Иванниково.

Короткую лощину, поросшую деревьями, я принял за край леса. Захожу в этот «лес». Почти сразу же обнаружилась небольшая ровная площадка, достаточная, чтобы можно было поставить палатку и развести костёр. Река близко.

Определяюсь с местом ночёвки и отправляюсь на поиски родников. Нашёл родник возле реки, но им давно никто не пользуется. Тропинки к роднику нет, вода в нём стоячая. И плавает в той воде абсолютно всё, что могло в неё упасть и что могло в ней вырасти. Не годится для каши.

Поднялся по склону вверх. Немало удивился, обнаружив, что деревья заканчиваются сразу же наверху склона, а за ними начинается деревня. Мне это сильно не понравилось, но метаться некогда: вечереет. В деревне с водой тоже плохо. Обошёл едва не всю. «Источником» оказалась металлическая водонапорная башня, выкрашенная сажей в чёрный цвет. Вода вытекает из неё тонкой струйкой, поэтому набирать воду приходится долго.

Возвращаюсь к месту ночёвки. Метрах в двадцати от палатки в кустах заливается соловей. Варю гречку с тушёнкой на костре из сухого ракитника. Гречки засыпал слишком много, и время от времени приходится подливать воды. Уже стемнело. Воздух наполнили ночные звуки. Но соловей, конечно, замолк, едва только я начал разводить костёр.

Очень хорошо. Плохо лишь одно – поделиться свежими впечатлениями не с кем.

Время идёт, а каша никак не доходит до готовности. Моё терпение иссякает, и я приступаю к ужину. Гречка съедобна, но суха и большого удовольствия не доставляет. Запиваю её водой из баклажки. Куски тушёнки много вкуснее. Орудую ложкой в темноте наугад до тех пор, пока не наедаюсь. Гречки остаётся ещё много, и я оставляю кашу до утра.

Двадцать минут двенадцатого. Забираюсь в палатку и укладываюсь спать. В ближайших кустах снова заливается соловей. Слышно, как прыгают лягушки: хорошо различимы шлепки об землю. За рекой вдалеке воет «собака Баскервилей». Противно звенят не то два, не то три комара, залетевшие в палатку…

Ночь была тёплая, к утру почти не похолодало. Над рекой – лёгкий туман.

Завтракаю. Пытаюсь доесть гречневую кашу. Удивительно, но тушёнки в ней почти не осталось. Я почти все куски умудрился выловить в темноте во время ужина. А вот гречки как будто и не убавилось. Оставшуюся гречку предложил проходившим мимо рыбакам в качестве приманки для рыбы. Они ещё поинтересовались, откуда я. Я сказал, что из города, но не стал уточнять, из которого. Они решили, что из Ефремова.

В 9 утра продолжаю путь по заранее намеченному маршруту…

 

ЭПИЗОД  - 2: «ПЯТИЗВЁЗДОЧНЫЙ СКИРД».

Палатку ставить не стал. В качестве места ночёвки выбрал скирд. Забрался наверх, затащил за собой завёрнутый в брезент велосипед. Подправил скат, чтобы он был круче. Сухой слой наверху скирда оказался небольшим, под ним – влажное сено. Углубился, насколько было возможно, и сверху укрыл себя сеном.

Однако сразу заснуть не удалось. С наступлением сумерек оживились майские жуки. С гудением они стали плюхаться на скирд и взлетать с него. Всё в большем и большем количестве. Гудение стояло непрерывное. Кое-как я всё-таки задремал. Ненадолго. Когда же проснулся, стояли глубокие сумерки, и жуки уже не летали. Тогда я заснул, как следует.

Но посреди ночи проснулся оттого, что по просёлку – а он проходит возле скирда – кто-то едет на машине. Выглядываю из-за брезента и сразу прячу голову за ним. По звуку похоже на грузовик. Проехал мимо скирда и остановился метрах в пятидесяти. Высунулись двое.

- Ну, что, здесь?

- Да, где-то здесь.

Залезли в кабину и стали разворачиваться. Поехали прямиком через поле в сторону речки. На другом конце поля развернулись и стали возвращаться. Потом опять развернулись и направились в сторону реки. Вот это номер! Днём никого на поле не было, а посреди ночи его вдруг стали обрабатывать! На другой стороне речки по полю тоже кто-то ездит. Ладно, мне надо выспаться.

Когда просыпаюсь, на поле никого нет. Темно. Луна. Звёзды. Почти всю ночь сплю на спине, иначе я подставляю один бок ветру. Ближе к утру становится очень холодно. Последние два часа перед восходом Солнца уже не до сна. Скорей бы утро!

К утру на брезент выпал иней. Над рекой – густой туман.

 

ЭПИЗОД – 3: КАБАН.

Беседуем с лесником возле палатки. Спрашиваю лесника:

- А что, дикие животные здесь больше не водится?

- Да нет, почему же. Вон  у меня собака в лесу лает. Наверно, кабана учуяла. Хочешь кабана посмотреть?

Мы пошли смотреть кабана.

- Он где-то близко, - произнёс лесник. – Прямо запах в лесу, характерный для кабана, ощущается.

Но кабана мы так и не встретили: кабан убежал. Встретили только собаку лесника. Вернулись к палатке.

- А что, - спрашиваю вслед уходящему леснику, - кабанчик на меня ночью не выскочит?

- Нет. Здесь если и стоит бояться, то только тех, кто на двух ногах бегает.

Ночью, лёжа в палатке, пытаюсь заснуть. Слышу – кто-то бежит. Бежит, бежит… Бух! – в палатку прямо возле моей головы. Ясно, что не кабан, иначе снёс бы палатку… Выглядываю наружу, свечу фонарём. Напротив стоит собака лесника. Тьфу, напугала! Бегает тут, понимаешь ли, по лесу!

 На главную

экслюзивные мягкие игрушки ручной работы