На главную

ГРЕЦИЯ (комбинированное путешествие) –- 2008 .

I. ОРЁЛ – КАМАРИ (Санторини; о. Фира).

 

 

- 24.09.

- 25.09

- 29.09

 

 

24.09.2008

В этом году я собирался вместе с Сергеем посетить Чехию – где-нибудь так в июне. Однако, не получилось сделать это таким образом, как того хотелось, и мы не стали брать отпуска в июне. Вместо этого взяли их осенью. К этому времени Чехия как-то сама собой отпала, и даже не по причине установки там американского радара. Не то чтобы на совсем отпала. Просто проект поездки в Чехию был перенесён на неопределённое время. К осени из всех вариантов отпуска определённо вырисовалась Греция. Снова Греция… Вообще-то я не люблю ездить повторно по одним и тем же местам. Но Греция – исключение из правил.

Собственно, «мину замедленного действия» я «завёл» сам, столь живо рассказав о своей предыдущей поездке в Грецию. Для Сергея Санторин и так был одним из наиболее примечательных мест в мире, где бы он хотел побывать. Итак, Греция. И к сентябрю уже определённо вырисовываются два острова, представляющие для нас наибольший интерес в качестве связки – Санторини и Крит. Впрочем, Рóдос и Аттика вместо Крита рассматривались вплоть до бронирования отелей. Выбором тура в данном случае занимался Сергей – он через Интернет нашёл тур, сочетающий Санторини и Крит, разузнал ведущего российского оператора по турам в Грецию, посетил несколько орловских турфирм.

Нас сильно удивила пассивность орловских турфирм. Они (за исключением всего одной турфирмы) палец о палец не ударили, чтобы оформить подобранный Сергеем вариант тура, вместо этого охотно предлагали более типовые туры на тот же Крит и, что хуже того – вместо Греции – Египет, Турцию или Тунис. Нет, спасибо, сами туда езжайте. А мне совсем не всё равно, куда меня отправят за мои же деньги проводить отпуск. В некоторых случаях с очевидностью обнаруживалось, что оба мы с Сергеем перед поездкой лучше представляли себе выбор туров в Грецию, чем молоденькие сотрудницы турфирм.

Но всё это – прелюдия. Меня вовсе не удручает, что я еду во второй раз на те же острова: многое не успел посмотреть и попробовать в прошлый раз. Теперь будет возможность восполнить пробелы. И, конечно, отдохнуть от орловской действительности.

Во втором часу дня встречаемся на орловском железнодорожном вокзале. Легко и просто загружаемся в 9-й вагон поезда «Севастополь – Москва». Да, без провоза велосипеда в качестве багажа это кажется невероятно простым занятием, даже не верится, что не надо ничего тягать на верхнюю полку. По ходу движения выясняется, что несколько нужных вещиц я забыл: штатив для фотоаппарата, топографические карты Псилорита, еду в поезд.

Попытки выспаться в поезде совершенно бесполезны. Ну, что вы хотите – день всё-таки! Ладно, но хоть попытались покемарить на верхних полках.

В Орле погода беспросветно пасмурная.  В окрестностях Тулы во всю светит Солнце. В Москве – переменная облачность.

На Курском вокзале нас ожидает неожиданность: Курский вокзал изрядно переделан, и теперь выглядит много лучше, чем раньше. В стиле аэропорта. Неприятность для нас заключается в том, что выходы в метро с вокзала закрыты, и нам приходится пройтись вдоль Курского вокзала с сумарями сначала в одну, а потом в другую сторону, по пути ещё дважды заглянув внутрь Курского вокзала. В метро попадаем через станцию Чкаловскую.

На Павелецком вокзале тоже имеются изменения, но небольшие. Цены на экспресс повысились за год на 50 рублей, и теперь билет стоит 200 руб. Выйдя на перрон, обнаруживаем, что уже стемнело. Девятичасовой электричкой едем в Домодедово. Последняя отправляется в 2300.

В аэропорту оказываемся, соответственно, что-то около 10 вечера – чуть раньше, наверное. А регистрация на самолёт начинается только в 7 утра. До 5 утра предстоит ждать. Располагаемся на мягких сиденьях.

 

25.09.2008

Поужинали. Поразгадывали кроссворды. По очереди прогулялись по зданию аэропорта. Павильоны, магазинчики… В кафешки возможно заходить, как на выставку, где особое внимание можно уделить ценникам: рублей так 170 – 250 за какое-нибудь маленькое пирожное. В книжной лавке внимание привлекает невероятно хитрая и ехидная морда песца на обложке журнала «Финанс», чуть ниже песца красуется заголовок «Подкрался незаметно». Всё это простенько так оформлено на белом фоне.

Пытались покемарить. Где-то около часа я, может, и поспал, поместив физиономию на сложенные руки, а те – на сумки. Ближе к утру позавтракали. Так, в общем, ночь и скоротали.

Подходим к стойке регистрации. А там почти никого нет к моменту открытия. Быстро мы прошли регистрацию. Идём далее, я позволяю себе прозрачные намёки о том, что на этот рейс как-то маловато приехало пассажиров… Двукратная проверка билетов, пограничный фэйс-контроль, таможенный контроль. Проходим в чистую зону, и ещё некоторое время пребываем там до того, как объявляют посадку на рейс.

«Боинг-737» заполнен не полностью. Наши места находятся по левому борту над крылом. Меня это не то что бы устраивает. Всё-таки намеревался фотографировать пейзажи с воздуха, и специально для этого взял аналоговую камеру «Зенит» и фотоплёнку (два года ими не пользовался). На цифровую по правилам фотографировать нельзя, дабы не вызывать помех в навигационном оборудовании. По правде говоря, помехи от фотокамеры представляются мне несущественными. Но я вовсе не спец в этом вопросе и ради соблюдения правил фотографирую на аналоговую.

Во время взлёта нахожусь на своём месте. Над Подмосковьем – полупрозрачная пелена облаков, поверхность земли видна не чётко. На Солнце отсвечивает лента реки. Затем начинается сплошная пелена облаков, сильно похожая на снежную равнину. Над Курском самолёт набрал высоту и выровнял полёт. Пообедали. Солнце светит со стороны нашего борта. Это несколько затрудняет фотосъёмку, но перебираться на другую сторону, где очень кстати есть свободные места, я не тороплюсь. Тут тоже интересные пейзажи. Среди снежной равнины встретилась  образованная облаками «лощина» с «заснеженными кустами».

Ещё южнее оказалась зона турбулентности. Облака местами скучиваются, возвышаясь над «снежной равниной». Над северным берегом Чёрного моря оказался просвет в облаках, видно было устье реки и перегораживающая её коса.

Вот только теперь пересаживаюсь на правую сторону в самый хвост самолёта. Некоторое время внизу видно море, потом снова появляются облака. Они расположены над морем в 2-3 разных слоях на разной высоте. Это хорошо видно в процессе движения самолёта, но не столь хорошо будет заметно на фотографиях. Постепенно облака стали более плотными.

Поверхность облаков как снежная равнина. Где-то над Курском.

Лента реки. Возможно, это – Днепр и Каховское водохранилище.

Чем не заснеженная равнина с покрытыми инеем кустами?

Зона турбулентности на подлёте к Чёрному морю.

Оптические эффекты над Чёрным морем. Солнце в этот момент находится с противоположной стороны от самолёта.

Облака в три яруса над Чёрным морем.

 

Земля стала хорошо различима только над Эгейским морем. Какие именно острова были видны с самолёта – это я уже в последующем разобрался, сравнивая кадры с картой. А в воздухе даже не догадывался, что самолёт пролетает непосредственно над Эгейским побережьем Малой Азии. Мы летели чуть западнее трёхмиллионного Измира и чуть восточнее гор Кыран. Измир находился по левому борту, и его я не видел. А видел только его пригороды. Всего только 90 лет тому назад эти земли были населены греками. Равно как и три тысячи лет тому назад. Население Измира до 1920-х гг. было преимущественно греческим и исповедовало православие. Да и сам город издревле назывался не Измир, а Смирна. По одной из версий – по имени некоей древней предводительницы амазонок. Не только в Смирне, но и в Понте, Анатолии, Каппадокии сравнительно недавно преобладало православное население – большей частью греческое и армянское. Но во втором десятилетии XX в. в разваливающейся Османской империи достигла апогея религиозная нетерпимость. В 1909 г. турецкий премьер-министр Сефкер-паша произнёс: "Турция решила объявить своим христианским подданным войну на уничтожение". В 1911 г. на младотурецкой конференции был обсуждён вопрос об уничтожении христианских меньшинств в Турции. Османская империя всё более заражалась идеями физического устранения лиц христианского вероисповедания на подконтрольной территории. В конечном итоге, это вылилось в чудовищную резню и в депортацию армянского (было физически уничтожено около 1-1,5 млн. армян) и греческого населения Малой Азии. Практиковалось сжигание деревень, концентрационные «лагеря смерти». В последующем мирное население греческих деревень массово сжигалось живьём, подвергалось расстрелам, насилию, грабежам. Мустафа Кемаль призывал «очистить Турцию от греков». Турецкие войска непосредственно участвовали в этнических чистках. Греческая армия, выступившая в 1919 г. на защиту единоверцев, провела ряд успешных операций в Анатолии и даже подошла близко к Анкаре, но в конечном итоге потерпела катастрофическое поражение. Причин тому было несколько: внутриполитическая борьба в Греции, недостаточно большая численность армии, отсутствие необходимой поддержки со стороны союзников по Антанте, октябрьская революция в России, приведшая к власти прокемалистски настроенных большевиков, которым было наплевать на прежние союзнические обязательства России. Печально упоминать о том, что правительство В.И. Ленина в 1921 г. оказало поддержку войскам Кемаля в размере «свыше 33 тысяч винтовок, 327 пулемётов, 54 артиллерийских орудий, 58 миллионов патронов, 130 тысяч снарядов, другое снаряжение и шесть с половиной миллионов рублей золотом» (http://www.abkhaziya.org/books/pont/03.html). Это в тот самый год, когда в России только от голода погибло около 5 млн. чел. (!) , и когда на почве голода повсюду вспыхивали масштабные восстания и мятежи! В результате всего турецкая армия заняла не только Понт, но и Смирну и устроила резню и в этом городе. Стоявшие на рейде суда союзников – британцев и французов – не вмешивались в происходящее. Уцелевшие жители были вывезены британскими и французскими судами в свободные районы Греции. В результате геноцида только в Понте было физически уничтожено около 353 тыс. греков-понтийцев (а там ещё и немало армян проживало); около 135 тыс. греков-понтийцев эмигрировало на Кавказ и около 400 тысяч – в Грецию. В настоящее время в Понте понтийский язык сохраняют около 75 тыс. человек, и не исключено, что часть из них является криптохристианами (т.е. скрытыми христианами, вынужденно выдающими себя за мусульман). Всего же из Малой Азии спаслись в те годы эмиграцией около 1,5 млн. человек. Это событие получило известность как «малоазиатская катастрофа». Несмотря на очевидность геноцида в отношении греческого населения, на сегодняшний день он признан лишь несколькими странами, а Турция его упорно отрицает. В результате «малоазиатской катастрофы» исконно греческое восточное побережье Эгейского моря, а также Понт лишились греческого населения. Лично я могу выразить сожаление по этому поводу.

Но, по-видимому, современные власти Турции понимают трагичность произошедшего в первой половине XX века. В настоящее время жители Греции могут посещать восточное побережье Эгейского моря, не оформляя виз.

Трудно сказать, что именно за иллюминатором – возможно, остров Алибей на турецкой территории.

Немного севернее города Измир. Измирский залив, северная половина острова Узунада среди залива, далее на большом полуострове хорошо виден мыс Чолак. Вдалеке – пролив Хиос и греческие острова, в т.ч. о. Хиос. Кадр за 5.10.2008.

Пригороды примерно в 15-16 км к западу от Измира. На переднем плане – Челеби, ближе к морю – Яли, далее под пеленой облаков – Чемличай.

Это, правда, не Измир, а городок Айвалык на турецкой территории напротив греческого острова Лесбос (авт. И.А. Аверичева). Здесь тоже сравнительно недавно проживало греческое население.

Современный вид улиц в городке Айвалык (авт. И.А. Аверичева).

Турецкий берег юго-западнее Измира, северное побережье залива Саганджик.

< Вдалеке – греческий остров Хиос. Ближе – турецкий ныне берег к югу от города Измир, гора Кыран (662 м), мыс Чилга, мыс Теке, залив Саганджик. Менее века тому назад и здесь проживало греческое население.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Греческие острова. На переднем плане – греческий остров Миконос и село Айос-Стефанос. В центре – остров Тинос, за ним – остров Андрос. >

 

Греческие острова. На переднем плане – о. Миконос и город Миконос, справа – остров Тилос, за ним – остров Андрос. В центре под облаками – о. Риния. Вдали: слева – о. Сирос, по центру – о. Ялос.

Южная оконечность греческого острова Наксос – мыс Катомери. В правой части кадра – село Агиассос.

< ^ Санторини. Кальдера, остров Фирасия, село Ия на северной стороне острова Фира.

 

 

 

 

 

Дремлющий вулкан посреди Кальдеры, село Фира, слева – мыс Акротири, справа – островок Аспрониси.

Село Камари. Слева – Меса Вуно («средняя гора») и седловина Селлада, В центре – вершина Профитис Илиас (пророк Илья; 550 м), справа на возвышении – село Фира. (авт. С. Дорофеев).

 

 Сразу же узнал только Санторини. До сего момента отснял всего кадров 17 – 18. Теперь же – ещё около дюжины. Очень хорошо видно, как самолёт делает друг, заходя на посадку над этим маленьким островом. Да-а!

Итак, мы в Греции!

Выходим из самолёта. Небольшие автобусы подвозят нас к зданию аэропорта; до него совсем маленькое расстояние. Здание аэропорта небольшое, выполнено в характерном для Санторини стиле.

Проходим паспортный контроль, забираем сумки. Загружаемся в автобус, он развозит туристов по отелям в направлении Камáри. На нём мы добираемся к отелю «Kamari Beach». Почти всем прибывшим приходится  не менее полчаса ожидать в холле, когда освободятся их номера. Нам номер предоставили сразу; наверное, потому, что его окно выходит к дорожке, по которой отдыхающие входят и выходят с территории отеля, номер пустовал. Пейзажей из него не видно, только пальма и цветы на переднем плане. Нам, в сущности, до вида из окна дела нет: в номере предстоит только отсыпаться. Вообще же, он хорош: две кровати, телевизор, санузел, шкаф, тумбочки, столики, выход на подобие балкона. «Подобие» - потому, что эта небольшая площадка с ограждением расположена на поверхности земли (совершенно обычная «деталь» для первого этажа греческих отелей). С первого взгляда отель кажется небольшим лабиринтом коридоров, проходящих то под открытым небом в окружении двухэтажных корпусов, то под крышей. Тоже очень характерный для Греции стиль планировки отелей.

В 1200 по местному времени ( в Москве в это время 1100) на reception приходила наш гид Мария.

Мы записались на экскурсию, которая включает посещение островов Нéа Камéни, Пáлеа Камéни и Фирасия (45 евро, насколько помнится). По правде говоря, выбор экскурсий невелик. Помимо этой предлагается ещё экскурсионный круиз вокруг Санторини на паруснике, но нам это не так интересно. К моему огорчению раскопки минойского города на Акротири остались закрытыми для посещения и на этот год. Увы, увы…

Ближе к часу дня мы уже перемещаемся на пляж. На Санторини на одном только острове Фира сосуществуют пляжи из чёрного, красного и белого песка. В Камари, как и в соседней Периссе пляжи – из чёрного песка. Говоря точнее, пляж не выглядит совсем уж чёрным, поскольку наряду с чёрными камешками и песчинками присутствуют в меньшем количестве крупицы других цветов и оттенков. В общем, пляж скорее имеет тёмно-серый оттенок; в омываемой волнами полосе цвет насыщеннее.

Лежаки с зонтами из камыша-тростника. Вдоль пляжа протянулось множество таверн. В южной стороне возвышается небольшой горный массив Меса Вуно (Средняя гора) с вершиной Профитис Илиас (Пророк Илья)  - это самая высокая точка острова: 550 м над уровнем моря. Селлада (седловина) отделяет эту вершину от площадки античного города Фира, расположенной на высоте 350 м. Меса Вуно – это довулканическая часть острова, образовавшаяся раньше, чем началась вулканическая активность. Почти вся остальная часть острова сложена продуктами извержений.

Пока мы пребываем на пляже, несколько истребителей один за другим делают посадку на острове. А пассажирские самолёты, разумеется, совершают здесь посадку довольно часто.

После пляжа направились в таверну «Mistral» - она вблизи отеля – с целью попробовать рыбу местного приготовления. Названия, не запомнил, но рыба очень вкусная. Во-первых, она свежая, недавно выловленная, и её можно выбрать самому – витрина холодильника здесь же. Подаётся на большом блюде с нарезанными помидорами, зеленью, луком и лимонами. К рыбе в отдельной чаше подаётся смесь из оливкового масла и приправ. Очень вкусно! Одной порции – а это две крупные рыбины и две поменьше – достаточно чтобы вдоволь поесть двоим. А ещё и по бокальчику вина «Nectary». Конечно, и стоит это удовольствие в целом недёшево. Мы тут ещё по недоразумению – в силу языкового барьера – заказали по два небольших пироженых. Что интересно, этот местный десерт состоит из хорошо знакомых нам компонентов. Не помню, какая была крупа – кукурузная, что-ли – плюс мёд, плюс ещё какие-то компоненты. Так или иначе, результат хорош.

Ещё раз сходили на пляж. Глубина на пляжах острова нарастает быстро, и я могу позволить себе плавать только вдоль берега. Поэтому купание в море для меня - это, как обычно, занятие ненадолго. Ближе к вечеру волнение на море усиливается.

Затем, прогулявшись вдоль пляжа, оказались у главной архитектурной достопримечательности Камари – церкви Митридиотиссы. Она расположена близ моря у самого подножья Меса Вуно. Неподалёку в скале на несколько метров выше моря расположен грот.

Церковь Митридиотиссы

 

А потом меня понесло «в горы». Сначала я визуально осмотрел расселину в горе, что расположена непосредственно за церковью Митридиотиссы. А затем направился по серпантину в сторону музея древней Фиры. Сергей тем временем остался на пляже; мы условились встретиться в отеле с наступлением темноты.

Крутой серпантин, мощёный брусчаткой, а в верхней части – заасфальтированный, насчитывает два десятка изгибов. Сколько именно – сказать не могу: считать не захотел. Пешком туда мало кто поднимается. В основном же – автомобилях, квадроциклах и мотоциклах. Скорость транспорта маленькая, всего в 2-3 раза больше моей пешей. Повороты очень и очень крутые. По мере подъёма Камари становится виден как на ладони. Я смотрю на него всё с более и более высокой точки. В средней части склона имеются насаждения из сосны и эвкалиптов. Вообще же растительность на Санторини скудная. На самом верху седловины автомобильная дорога заканчивается. По другую сторону – в Периссу – спускаются только пешеходные тропы. Отсюда – с Селлады – и Камари, и Перисса видны как на ладони. Здесь же расположен вход на территорию археологического заповедника древней Тиры. Но он открыт только с 830 до 1430, поэтому осмотреть раскопки не удалось. Уже 19 ч. вечера, скоро стемнеет, надо возвращаться в Камари. Той же дорогой. Под гору много легче и заметно быстрее. По пути запечатлеваю какое-то маленькое цветущее растение, приютившееся у края дороги над склоном.

Подъём на Селладу. Вдалеке – остров Анафи и островок Пахия.

Село Камари. Вид с разных точек подъёма.

Подъём на Селладу.

Асфальтированный участок серпантина.

Вид на село Камари с Селлады.

На Селладе.

Мощёная камнем дорожка на Селладе.

Вид с Селлады на село Перисса и на мыс Экзомити – самую южную точку острова Фира. За мысом на горизонте – острова Христиана.

Музей античной Фиры уже закрыт.

Селлада. Вид со стороны Меса Вуно.

 

 

 

Glaucium flavum Grantz. – одно из немногих цветущих в это время года растений на Санторини.

Ночь. Прибой на пляже в Камари.

 

Прихожу в отель; Сергей тоже только что вернулся с пляжа.

Прошлись ещё по набережной, потом понаблюдали за морем с пляжа. Волнение к ночи ещё более усилилось.

Вы когда-нибудь видели группу немцев под шафе, мирно и негромко распевающих песни на своём языке сидя посреди ночного и потому безлюдного греческого пляжа? Причём и русские песни тоже. Во всяком случае, я отчётливо слышал мотив песни «Ой то не вечер, то не вечер…» и ещё пару знакомых мотивов. А мы вот слышали.

 

Вопреки последовательности, от первого дня пребывания на Санторини сразу перехожу ко дню отъезда с Санторини на Крит. Просто это логично, если вести разговор о Камари и его ближайших окрестностях.

 

29.09.2008

День отъезда с Санторини. Я всё же не отказался от идеи посетить раскопки древней Феры. И после завтрака направился уже знакомой мне дорогой на Селладу. Правда, уже в самом начале серпантина меня едва не остановила вывеска: музей древней Феры закрыт по понедельникам. Но я всё же решил взойти на Селладу, а там видно будет.

Да, действительно, музей закрыт. Единственное, что я могу предпринять – это подняться с Селлады на Профитис Илиас: совершенно очевидно, что площадка древней Феры должна просматриваться оттуда. Наверх ведёт тропа. Там, где она только начинает подниматься с Селлады, находится, пожалуй, наиболее крутой участок подъёма. И тропа в этом месте плохо видна. Выше – на скальном гребне – находится небольшая горка искусственно уложенных камней. Так в горах Греции обозначают положение тропы, в особенности там, где её легко потерять из виду. Пройдя по гребню, попадаю на продолжение тропы и иду по ней далее, стараясь не терять её из виду и запоминать, как выглядят повороты в обратном направлении. Стоит отметить, что при взгляде сверху, перегибы склонов скрывают облик того, что находится за ними ниже – а там вполне может оказаться и многометровый отвесный обрыв. Поэтому вот такие горки камней – совершенно не лишнее в горах явление. Я поднимаюсь в гору, останавливаясь для того, чтобы заснять восхитительные виды, площадку древней Феры или же дикие цветы острова, приютившиеся среди камней. Иногда встречаются крупные луковицы покоящихся в состоянии спячки многолетников. Порой они обнаруживаются прямо на тропе. В одном месте внимание привлекли куколки насекомых, прикреплённые к камню.

Наверху горы тропа ветвится, и наиболее заметная её линия идёт мимо вершины траверсом восточного склона. Отсюда хорошо видна византийская церковь Эпископи Гониас. Я сужу о том, что это именно она по расположению у подножия горы неподалёку от Камари и по её архитектурному облику. Церковь была построена в конце XI в. поверх развалин церкви VII в. на средства императора Алексея Комнина (венецианские пристройки, разумеется, появились позже). Т.е. немногим позже, чем новгородская София, если проводить параллели с Русью. В храме сохранились росписи того времени, и у меня, конечно, было желание её посетить. У меня возникла идея спуститься с горы в направлении храма. Но я не был уверен, что это возможно: крутизну склонов при виде сверху оценивать неудобно, а там ещё в самом низу на пути, возможно,  оказалась бы расщелина. И главная причина, по которой я не попробовал это сделать – лимит времени, оставшегося до отъезда с острова. Кстати, это с горы кажется, что внизу, обозреваемом как на ладони, расстояния небольшие. А потом, когда я проезжал в автобусе, у меня была возможность убедиться, что топать до отеля при такой прогулке пришлось бы долго.

Часовня на склоне Мегало Вуно. Вид из Камари. 26.09.

 

Эрика (Erica manipuliflora Salisb.)

Похоже на крестовник Senecio rupestris Waldst. et Kit.

Наименее удобный участок пути с Селлады к Профитис Илиас.

Вид со склона Мегало Вуно: всё пространство от с. Камари до с. Имеровигли – как на ладони. Вдалеке – село Ия. На горизонте – острова Сикинос (в центре) и Иос (справа).

Вид со склона Мегало Вуно на село Камари, Селладу, площадку античной Фиры, село Периссу, мыс Экзомити. Вдалеке – острова Анафи, Пахия, Христиана.

Окуклившиеся насекомые на камне.

Луковичные растения в состоянии покоя.

Маркировка поворота тропы каменной кладкой. Тропа поворачивает вправо, а в левую сторону склон обрывист.

Византийский храм XI в. – Епископская Панагиа Гоньи.

Кальдера как на ладони. Ни видны только полуостров Акротири и остров Аспрониси.

 

Я поднимаюсь к верхушке горы. Это, собственно, не самая высокая точка горы – она чуть в стороне. Конечно, я могу пройти по хребту и туда, но это займёт время. А разница высот тут небольшая, что для меня не принципиально конкретно в этом случае. Самая верхняя часть горы закрывает от меня южную часть Кальдеры, остров Аспрониси, полуостров Акротири и то, что расположено ближе в этом направлении. Зато вся остальная часть и острова, и Кальдеры вместе с Фирасией и обоими Камени – как на ладони. Хорошо видна площадка древней Феры, только что находится она далеко. Глазами я там деталей разобрать не могу, использую зум на 30-ти и 40-ка кратном увеличении.

Круговая панорама с Мегало Вуно. На вершине Профитис Илиас находится монастырь Пророка Ильи.

На горе Мегало Вуно на фоне Эгейского моря.

Раскопки античной Фиры. Наверное, в кадр попала византийская часовня Св. Стефана на развалинах раннехристианской базилики Михаила Архангела.

Площадка Античной Фиры на горе Меса Вуно. Хорошо видно поросшее травой небольшой пространство Агоры, далее – большой квартал различных построек. Античная Фира простирается и далее, но отсюда это плохо просматривается. Портом же античной Фиры была Ия – но не та, что расположена на северной окраине острова, а та, что находилась на месте теперешнего Камари.

 

У меня имеется минут 10, чтобы просто полежать наверху горы, наслаждаясь тишиной, нарушаемой шумом ветра, и уединённостью. Что и делаю.

По их прошествии поднимаюсь, чтобы направиться в Камари. С удивлением обнаруживаю поблизости чету немцев околопенсионного возраста. Или, может быть, австрийцев – я их не различаю. По пути на Селладу встретил ещё нескольких немецкоязычных туристов того же возраста. Днём ранее мы видели их же далеко отплывшими от берега у Красного пляжа, а тут вот они по горам прогуливаются! Молодцы! Собственно говоря, на Санторине немецкоязычных туристов оказалось более всего. Вероятно, связано это с высоким уровнем доходов в Германии и с относительно большой численностью немецкоязычного населения в странах Евросоюза.

Эта небольшая прогулка по горам, я думаю, оказалась полезной для меня ввиду предстоящего пребывания на Крите – я там намереваюсь посетить Псилорит, а если будет возможность, то и добраться до его вершины.

Спускаюсь на Селладу. С Селлады возвращаюсь в Камари и прихожу на пляж. Пока я ходил по горам, Сергей проводил время на пляже и в море.

Приходим в отель, некоторое время пребываем в холле (номер мы освободили ещё утром), а потом перемещаемся к автодороге. Подходит небольшой автобус. Он везёт нас кратчайшей дорогой в направлении Феры – тут, по-видимому, две дороги. Затем поворачивает к знакомому нам Афиниосу.

Виноградники и село Пиргос. По пути к порту Афиниос.

Вид из порта Афиниос. Слева – вулкан Неа Камени, справа – село Ия. Залив Афиниос.

 

На море более сильное волнение, чем двумя днями ранее. Даже в Кальдере на волнах присутствуют барашки. Прибывающие и отходящие от причала парусно-моторные суда качаются на волнах. Особенно эффектно это выглядит, когда корабль находится вблизи берега. Нашего «Flycat4» не видно. Вот из-за восточной окраины Неа Камени появляется белый катамаран, подходит к берегу, и мы выстраиваемся в очередь. Но это – «Superjet» - катамаран, следующий по другому маршруту. Из него выходят вновь прибывшие туристы. Моё внимание привлекли «китайцы»: у некоторых имелись полиуретановые коврики, и  был среди них один пассажир, одетый в мембранную красную куртку. «Да он, наверное, только что с гор спустился!» - произношу я. У меня в сумках припасено термобельё и точно такая же мембранная куртка. Но, полагаю, нигде кроме как на Псилорите, они мне не понадобятся. «Superjet» отходит. А нашего всё нет. Но вот, наконец, появляется и «летающая кошка – 4» и швартуется в другой части причала. Мы проходим внутрь, и внутри катамаран оказывается намного больше, чем это кажется снаружи. В нумерации секций и мест не так-то просто разобраться. Наши места расположены вблизи окна, и это меня устраивает. Впрочем, после того как из виду скрывается полуостров Акротири и остров Анафи, за окном – только простор морской глади под вечерним небом. Катамаран идёт мягко, чуть-чуть покачиваясь на волнах. Совсем чуть-чуть.

По ходу ожидания катамарана в Афиниосе мы познакомились с четой молодожёнов – они перемещаются от Санторини в один из отелей Ираклиона. Их места находятся в нескольких шагах от наших по другую сторону прохода. Я предоставил им имеющуюся у меня информацию по Криту, а они нам – свою. И вот, почти весь путь до Ираклиона я коротаю чтением брошюры. Тем временем наступает ночь, и за окнами катамарана абсолютно ничего не видно. Лишь при приближении к Криту появляются огни курортной зоны, расположенной восточнее Ираклиона, а затем и огни самого Крита. Катамаран причаливает.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ:

 

1)     Санторини. Туристический путеводитель – полезная информация. Ханья, Изд-во Братья Марматакисы.

2)     Санторин. Солнце и лава. Туристический путеводитель. Афины.

3)     Wild flowers of Crete. / Vangelis Papiomitoglou. Mediterraneo editions, 2006.

4)     www.intrefs.ru/04/refs.php?id=00009

5)     http://www.forum-tvs.ru/index.php?showtopic=54842 19 мая - День памяти жертв понтийского геноцида. (так же на Интернет-странице обозначено как  Автор: Ольга Ракитянская  Источник: http://olga-1821.livejournal.com/48148.html).

6)     http://www.abkhaziya.org/books/pont/03.html

  На главную