На главную

ГРЕЦИЯ (комбинированное путешествие).

V. ЭКСКУРСИЯ НА САНТОРИНИ.

 

 

- Аделе – Кальдера

- экскурс в историю

- Санторини

 

 

 

АДЕЛЕ – КАЛЬДЕРА.

9.10.2007

Подъём в пол-пятого!

Загодя выхожу к условленному месту остановки экскурсионного автобуса. Оно находится метрах в пятидесяти от отеля «Maravel sky» и как раз напротив отеля «Maravel land». В одной рубашке вовсе не холодно. Чуть прохладно только если стоять на месте. Автобус подходит в 525. При посадке предъявляю экскурсионные билеты – их на эту экскурсию у меня целых три. Точно не помню, но вроде один из этих билетов забирают при посадке в автобус. По ходу движения автобуса гид Наталья проводит инструктаж дальнейших действий в связи с предстоящим перемещением на круизный лайнер. Несколько дней назад мне показалось, что гиды не очень то любят обслуживать экскурсии на Санторини. В организационном плане очень сложная экскурсия, и ранний подъём – только цветочки. Мне предстоит своими глазами понаблюдать не только красоты Санторини, но и организационную сложность этого экскурсионного маршрута.

Где-то за окнами по ходу движения автобуса видна была вывеска «Karelia».

Автобус прибывает в Рефимно. К морскому порту. На круизный лайнер «Golden Prinz» переходим по короткому металлическому трапу. На входе забирают второй из экскурсионных билетов, а вместо него выдают талоны либо синего, либо красного цвета: один – талон на питание, другой – талон на обратную посадку на судно по возвращению с Санторини. Спустя минуту – другую меня ожидает церемония, от которой сразу же возникло ощущение, что я куда-то не туда попал. Экскурсанты по одному, а чаще по двое, проходя на лайнер, подвергаются фотосъёмке. По сторонам от фотографируемых в это время оказываются парень и девушка в национальных греческих костюмах. По всей видимости, этот маршрут пользуется особой популярностью среди молодожёнов и просто влюблённых пар.

Прохожу на палубу. К высоте судна привыкаешь не сразу. Море плещется у борта далеко внизу.

Ещё не рассвело. Ночь. Только на востоке чуть алеет небо у горизонта над горами Псилорит. Напротив хорошо видна подсвеченная венецианская крепость Фортецца. Тонкий серп убывающей луны повёрнут рогами круто вверх. Получается, в низких широтах месяц выглядит не так, каким мы его привыкли наблюдать.

Крепость Фортецца в городе Рéфимно.

Ранне утро. Тонкий месяц. Город Рефимно.

 

Вскоре экскурсантов приглашают на завтрак. Он имеет место в ресторане. Кормят по цвету предъявляемой карточки. На входе предъявляешь и отдаёшь один из упомянутых талонов. «Шведский стол». Сам набираешь той еды, которой душа пожелает. Официанты указывают свободные места за столиками в зависимости от того, один ты, вдвоём или в более многолюдной компании. Выходишь из ресторана через другую дверь. Никто с той стороны вход не контролирует. Просто дверь свободно открывается только со стороны ресторана. А затем она медленно закрывается за тобой и защёлкивается. М-да

Потом на множестве различных языков объявляют, что экскурсантам следует собраться в таком-то или таком-то месте. Русскоязычные собираются в театре. Прихожу туда. Но, собственно, этот сбор обязателен только для тех, кого не было в автобусе. Посему поднимаюсь на палубу.

Солнце уже взошло над морем. Горы возвышаются над дымкой и морем. Яркая солнечная дорожка на воде обозначает восточное направление. Поверхность Средиземного моря являет собой трудно передаваемое словами сочетание серовато-синих и зеленоватых оттенков. В воздухе свежо.

Средиземное море!

Рассвет над Критом: слева – горы Колоконас, справа – Псилорит, между ними – долина р. Геропотамос.

 

Посему спускаюсь с открытой палубы в закрытые помещения. Почти все места заняты. Но я отыскиваю место очень удачно: напротив переднего  окна, крайнего слева. Расположившись здесь, веду записи предыдущего дня. За полчаса до предполагаемого прибытия в Кальдеру возвращаюсь на палубу.

Из тумана по левому борту вырисовывается какой-то обрывистый остров. Вскоре становится видно, что это – не один, а два острова. Это ещё не Санторини, а Христиана. Острова необитаемы. Между прочим, в путеводителях обычно сообщается, что Санторинисамый южный из Кикладских островов. Если говорить об обитаемых островах, так оно и есть; Христиана же находятся чуть южнее.

Санторини вырисовывается из тумана неясными очертаниями. Поначалу трудно понять, какую именно его часть я вижу. Осенний туман над морем и расположенное на востоке Солнце не благоприятствуют фотосъёмке. Но, конечно, я снимаю. Поначалу я принял выступающую из-за полуострова Акротири самую высокую точку острова Фера за остров Милос (вообще то он совсем в другой стороне). И лишь потом, перейдя от правого борта к левому, с удивлением обнаружил, что нахожусь уже посреди Кальдеры, а не на подходе к ней! Справа от меня – остров Фера, сзади – островок Аспронисси, слева – острова Неа Камени, Палеа Камени, Фирасия. Все они вместе взятые – и есть то место, куда организована экскурсия.

Острова Христиана.

о. Фера. Мыс Акротири. Правее – гора Св. Илья.

Мыс Акротири. Лайнер входит в Кальдеру.

Кальдера. Острова Палеа Камени (слева) и Неа Камени (в центре). За ними: слева – Фирасия, справа – Фира. Хорошо видны белые домики в посёлке Ия.

 

 

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ.

Небольшой экскурс в историю. Я уже упоминал о катастрофе 1450 г. до н.э., когда повествование касалось гибели минойской цивилизации. Ну, ничего, отчасти повторюсь.

Три с половиной тысячи лет тому назад на месте современного Санторини существовал округлый по своим очертаниям остров. Его вершина поднималась над морем на полтора километра – по одной из версий. По материалам же археологического музея в Фире Кальдера существовала посреди этого острова ещё 18000 лет тому назад, а в южной части её располагался небольшой вулканический островок. Так или иначе, округлой формы остров был обитаем; жили на нём представители минойской цивилизации. Они строили двухэтажные жилые дома, которые, как ни удивительно, сохранились поныне. Остров имел вулканическое происхождение. Около 1450 г. до н.э. (по другим источникам – на два века раньше) на острове произошло мощнейшее извержение вулкана. Оно длилось в течение длительного времени и сопровождалось выбросом огромного количества пепла. Весь остров Стронгиле в результате извержения был засыпан слоем пепла толщиной до 30 метров. Полностью погребён оказался минойский посёлок, ныне раскопанный на полуострове Акротири. Именно поэтому его двух- и трёхэтажные постройки остались не разрушенными до наших дней, и там даже сохранилась настенная живопись. Жители покинули остров во время извержения. Во всяком случае, современные раскопки на Акротири не обнаружили ни человеческих останков, ни домашней утвари. (на момент экскурсии раскопки на Акротири были закрыты для посещения, впрочем в экскурсионную программу они в любом случае не входили).

Материалы археологического музея. Сильно расходятся с обычно приводимыми в других источниках данными.

 

Пепел, обильно выпал и на Крите, временно сделав его почву непригодной для земледелия. Тучи вулканического пепла закрыли Солнце, и это обстоятельство на протяжении нескольких последующих лет выражалось в похолодании и в аридизации климата всего восточного Средиземноморья. В это же самое время особенно сильны были грозы. Извержение сопровождалось и подземными толчками. Затем оно пошло на убыль, но к этому времени в недрах горы на острове Стронгиле в очаге вулкана образовалась огромная полость, где породы были расплавлены и унесены на поверхность магмой. В критический момент кровля горы не выдержала собственной массы и произошло обрушение. В образовавшуюся брешь хлынула морская вода. Попав на раскалённую магму, вода стала мгновенно превращаться в пар, в недрах горы резко повысилось давление и произошло то грандиозное событие, которое часто сравнивают со взрывом парового котла. Вулкан взорвался! На его месте образовалась воронка диаметром порядка двадцати километров. Полагают, что мощность вулканического взрыва была сопоставима с тысячей водородных бомб, а звук его был слышен на всём пространстве от Скандинавии до Центральной Африки! При взрыве образовалась гигантская цунами. Полагают, уже в тот момент, когда она только отходила от вулкана, высота волны составляла порядка 100 метров. В тот же момент, когда цунами подходила к Криту, высота её по разным оценкам составляла от 180 до 250 метров. Цунами разрушила минойские дворцы и по межгорным понижениям перехлестнула местами через весь Крит с севера на юг. Катастрофа привела к многочисленным жертвам на Крите, уничтожила минойский флот. Образовавшиеся при взрыве вулкана водяные пары, нагретые до температуры в несколько сот градусов, понеслись на острова и побережье Эгейского моря в соответствии с направлением ветра. После извержения последовали годы неурожаев, которые связаны были как с временным изменением климата, так и с выпадением вулканического пепла. Вполне возможно, что многочисленные жертвы привели и к возникновению каких-либо эпидемий. И в результате могущество минойской цивилизации было подорвано.

Полагают, что катастрофическое извержение 1450 г. до н.э. нашло отображение в библейских текстах как «тьма египетская» и как «расступившееся перед Моисеем море». Заметна параллель и с греческой мифологией – в мифом о борьбе богов с титанами и о победе Зевса над чудовищем Тифоном.

Согласно древнегреческим мифам, Зевс, возмужав, вынудил Кроноса вернуть проглоченных им богов. А затем боги-олимпийцы вместе с циклопами вступили в опасную борьбу против титанов за власть над миром. Битва длилась десять лет. Зевс-громовержец метал в титанов молнии, потом призвал на помощь сторуких великанов-гекатонхейров. Огромные великаны отламывали от гор целые скалы и метали их в титанов. Стонала и колебалась земля, содрогался Тартар, воздух был наполнен грохотом, дымом и смрадом, моря кипели, вся земля была охвачена огнём. Боги-олимпийцы победили. Они низвергли побеждённых титанов в глубокий Тартар… Далее цитирую – лучше не передать. «Гея-Земля разгневалась на олимпийца-Зевса за то, что он так сурово поступил с её побеждёнными детьми-титанами. Она вступила в брак с мрачным Тартаром и произвела на свет ужасное стоголовое чудовище Тифона. Громадный, с сотней драконовых голов, поднялся Тифон из недр земли. Диким воем всколебал он воздух. Лай собак, человеческие голоса, рёв разъярённого быка, рыканье льва слышалось в этом вое. Бурное пламя клубилось вокруг  Тифона, и земля колебалась под его тяжёлыми шагами. Боги содрогнулись от ужаса. Но смело ринулся на Тифона Зевс-громовержец, и начался бой. Опять засверкали молнии в руках Зевса, раздались раскаты грома. Земля и небесный свод сотряслись до основания. Ярким пламенем вспыхнула земля, как и во времена борьбы с титанами. Моря кипели от одного приближения Тифона. Сотнями сыпались огненные стрелы-молнии громовержца Зевса; казалось, что от их огня горят даже воздух и тёмные грозовые тучи. Зевс испепелил Тифону все его сто голов. Рухнул Тифон на землю. От его тела исходил такой жар, что плавилось всё кругом. Зевс поднял тело Тифона и низверг его в мрачный Тартар. Но и в Тартаре грозит ещё Тифон всему живому. Он вызывает бури и извержения…» (Легенды и мифы древнего Рима и древней Греции. Кишинёв, НФП «ЛИТА», 1994, с.81).

Извержение 1450 г. до н.э. часто сравнивают с извержением вулкана Кракатау в 1883 году. Оно сопровождалось аналогичным взрывом, разрушительным цунами, перегретыми водяными парами и ядовитыми газами. Разница заключается в том, что взрыв Кракатау был в 3 раза менее мощным, чем взрыв посреди Эгейского моря.

В результате взрыва, а также в результате нескольких катастрофических землетрясений, происшедших в последующие три с половиной тысячи лет, мы теперь можем наблюдать на месте прежнего острова, условно названного геологами «Стронгиле», то, что наблюдаем. Неправильной формы «подкову» острова Фера, лежащий напротив остров Фирасия и совсем маленький островок Аспрониси. Вся центральная часть острова исчезла, превратившись в залитую морской водой Кальдеру – самую большую вулканическую кальдеру планеты. Диаметр Кальдеры – около 20 км. Глубина в настоящее время составляет около 400 метров, но непосредственно после взрыва она была ещё больше. Обрывистые склоны Кальдеры возвышаются над морем на три сотни метров.

После ужасного извержения здесь на протяжении четырёхсот лет не поселялся ни один человек. Только в XI в. до н.э. на острове поселились новые жители. Полагают что первыми людьми, вновь заселившими остров, стали финикийцы и греки-дорийцы родом из Спарты. Некий спартанский царь Фер (он же Тирас) поселился на острове вместе со своими подданными. Древнегреческое поселение располагалось в наиболее возвышенной части острова. Ныне его раскопки известны как древняя Тира. Они расположены в местечке Месса Вуно.

По имени упомянутого древнегреческого царя самый крупный остров на месте взорвавшегося вулкана получил своё современное название. Именно под названием «ФHРА» (в английском написании «Thira») остров фигурирует на греческих картах и официальных сайтах. В русской транскрипции его название может прозвучать и как «Тúра» (что чаще всего), и как Фúра, и как Фéра, и как Ферé. Площадь его – около 76 км2. Соответственно расположенный напротив остров ΘHРАΣIА – в восьмеро меньший по площади – в русской транскрипции может звучать и как Тирассия, и как Фирассия. С островком Аспрониси всё намного однозначнее.

После катастрофического взрыва вулкан многократно пробуждался, принося новые бедствия жителям острова. В 236 г. до нашей эры во время мощного извержения возник пролив между Фирой и Фирассией. В 196 г. до н.э. (согласно другому источнику – в 46-47 гг. н.э.) посреди Кальдеры в результате излияния магмы возник новый остров, до наших дней он сохранился частично, и ныне он называется Палеа Камени. В 1573 году рядом с ним аналогичным образом появился новый остров – Микри Камени. В ходе извержений 1707-1711 гг. возник остров Неа Камени, в последующем соеденившийся с Микри Камени. Собственно, Неа Камени и является вершиной современного вулкана. Извержения происходили и позже. Последнее из них имело место в 1956 г., сопровождалось разрушительным землетрясением и выбросами ядовитых газов.

Кстати, Палеа Камени и Неа Камени на фотоснимке, сделанном из космоса, сильно отличаются по цветовой гамме от Фиры и Фирассии.

В настоящее время на острове Фира ведут наблюдения работники сейсмологической станции. Утверждается, что извержение вулкана может быть предсказано в период от месяца до года до начала самого извержения. Гиды, случается, рассказывают, что извержения не случится в ближайшие полтораста лет – наверное, чтобы излишне впечатлительные экскурсанты не слишком беспокоились. Вулкан и в самом деле дремлет и в обозримой перспективе просыпаться не собирается. Помимо него в бассейне Эгейского моря есть ещё что-то около 8-ми вулканов, не извергавшихся со времён катастрофы на Фере (а тогда извергались все вулканы Эгейского моря). В настоящее время они проявляют активность только выходами вулканических газов.

Некоторое время остров Фира принадлежал римлянам. Затем он оказался в составе владений византийской империи. На острове возводились православные храмы. А мореплаватели итальянского происхождения, высадившиеся на остров возле церкви Св. Ирины, стали называть остров Санта Ирини. До сих пор ведутся споры относительно того, где именно это случилось. В последующем название «Санта Ирини» трансформировалось в «Санторини».

В последующем остров оказался в руках венецианцев, потом – турков, а в первой половине XIX века вошёл в состав освободившейся Греции.

 

САНТОРИНИ.

Лайнер находится посреди Кальдеры. Острова проступают со всех сторон в синеватой дымке, размывающей очертания и сглаживающей краски. На вершинах многометровых обрывов заметны постройки и здания церквей. Церкви и часовни есть на всех островах, кроме Аспрониси. Даже на Неа Камени и на Палеа Камени расположено по одной церкви (или часовне). На Палеа Камени можно заметить кусты. Поверхность Неа Камени выглядит более безжизненной, тёмной и «усыпанной» крупными глыбами.

Лайнер подошёл к берегу у порта Афинё (Афинеос). На подходе хорошо был виден самый крупный посёлок острова – Фира, вдалеке хорошо заметна была Ия, а поблизости и тоже – наверху Кальдеры – ещё один небольшой посёлок. Его белые домики прилепились над самыми обрывами. Хорошо виден серпантин автодороги, поднимающийся от порта вверх по трёхсотметровому обрывистому склону Кальдеры.

Круизный лайнер на 1,5 тыс. чел. на фоне Имеровигли.

Неа Камени и Имеровигли.

Вид из Кальдеры. Наверху – село Фира. Внизу – его порт Меса Ялос.

Виды из Кальдеры из залива Афиниос.

Порт Афиниос. Хорошо виден серпантин автодороги. Справа – полуостров Акротири.

 

Выходим по металлическому трапу на берег. На выходе забирают третий из упомянутых ранее экскурсионных билетов. Это – билет на экскурсию по острову. Без него экскурсанта в Афинё (Афиниос) на берег не выпустят. Те, кто пожелал посетить остров без экскурсии, вынуждены будут дождаться, когда судно подойдёт к порту Фере. Тогда они смогут катерами добраться до берега и катерами же вернуться на лайнер. Кстати, пока судно стоит на рейде, можно пользоваться бассейном. Но мне интересен вовсе не бассейн.

Теперь, в Афинё мне необходимо найти автобус турфирмы «Kalamaki» с табличкой «Russian» и запомнить его номер (в моём случае – «4»). Автобусов здесь, понятное дело, предостаточно.

А теперь начинается подъём по серпантину! Впечатляет! Дорога крутая, узкая. С десяток витков. Повороты малого радиуса. Автобусы преодолевают их на небольшой скорости. Но всё равно создаётся ощущение того, что автобус кренится в сторону поворота. В салоне в это время раздаются негромкие возгласы и отдельные охи. Пропасть – она рядом. Круизный лайнер с серпантина выглядит совсем маленьким. Кальдера видна как на ладони. Внизу заметен на воде большой круг, образованный заграждением из буев. В том месте лежит на дне севшее в мае 2007 года на рифы судно. На самом верху серпантина автобус особенно замедляет ход, почти останавливается. Гид сообщает, что так бывает каждый раз при подъёме наверх. Но в её голосе нетрудно распознать облегчение, когда через минуту автобус всё же выбирается из Кальдеры. Надо сказать, Наталья – не только замечательный организатор, но и хороший гид. Хотя до поездки в Грецию я уже знакомился с информацией о вулканической катастрофе и неоднократно пытался себе это представить, но её рассказ добавил мне впечатлений.

Порт Афиниос. Вид с серпантина.

Вид с серпантина. Лайнер «Golden Prinz». Слева – полуостров Акротири. В центре – Аспрониси. Справа – Палеа Камени и Неа Камени.

Серпантин.

Кальдера, острова Аспрониси, Палеа Камени, Неа Камени, за вулканом – Фирасия.

Серпантин. Вдалеке – Имеровигли.

 

Теперь автобус идёт по острову Фера. Нередко море бывает видно по обе стороны от дороги. Только по левую сторону остров круто обрывается к Кальдере трёхсотметровыми обрывами. А по правую сторону остров спускается к морю относительно пологими склонами. Море в той стороне вдаль просматривается плохо: его поверхность сливается с дымкой. Поэтому никаких других Кикладских островов с Санторина различить не удалось. Они тоже интересны по своему. Скажем, на Милосе, Сифносе, Кимолосе и Полиносе имеется эндемичная популяция очень редкой милосской гадюки. Настолько редкой, что природоохранные организации Евросоюза недавно даже пригрозили Греции санкциями за недостаточность мер по охране этого редкого вида змей. Впрочем, эти перечисленные острова и в абсолютно хорошую погоду с Санторини едва ли видны.

Зато хорошо видны белые здания церквей на восточной стороне острова. По ходу движения к посёлку Ия автобус проходит по окраине посёлка Фера. Здесь мы надолго застреваем в пробке. Дело в том, что в этот день к острову подошёл помимо прочих большой круизный лайнер на полторы тысячи человек – отсюда и пробки. Санторин, оказывается, входит в десятку самых посещаемых круизных портов мира, занимая в этом перечне почётное седьмое место.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Восточное побережье острова  Фира. Эгейское море.

 

 По ходу движения гид увлекательно повествует об острове. Запомнилось, в частности, следующее, о чём я ещё не упоминал.

Практически все постройки острова являются основательно отреставрированными. Землетрясение 1956 г. разрушило почти все постройки на острове. Поэтому то, что мы видим сейчас – это большей частью, здания возведённые заново. На острове сосредоточено 360 церквей. Столь большое число связано с тем, что большинство жителей острова в прежнее время были моряками. Возвратившись из какого-либо опасного предприятия, мореплаватель нередко возводил небольшой храм, за которым в последующем вёлся уход по семейной традиции. А в настоящее время практически всё восьмитысячное население острова так или иначе связано со сферой туризма. Главной проблемой повседневной жизни островитян является обеспечение водой. Источников пресной воды на острове практически нет. Существует установка по опреснению морской воды, но добываемую таким образом воду для питья использовать нельзя. Питьевую воду на остров завозят танкерами. Дожди бывают очень редко. По словам Натальи, последний дождь, который она помнит, случился здесь ещё 3 мая, да и то был небольшим. Очень оригинально сельское хозяйство на Санторини. Достаточно сказать, что островитяне намеренно не убирают камни с поверхности сельхозугодий. На них конденсируется роса, необходимая для обеспечения растений водой! Зато почвы на острове исключительно плодородны благодаря минеральному составу. В основном, здесь выращивают три культуры: виноград, фисташки и помидоры (ну, ещё баклажаны, фаву и др.). Помидоры в условиях острова получаются маленькими, но очень насыщенными по вкусу. Фисташки – крупными, их замачивают в морской воде. А наряду с солёными фисташками в продажу поступают и сладкие фисташки. Виноградную лозу островитяне не направляют в высоту, а пускают по установленному вокруг наподобие корзины плетню. Такова защита от морского ветра, не встречающего препятствий на своём пути. Вино – это особый разговор. Его здесь готовят не сразу после того, как собран урожай. Сначала виноград подвяливают на солнце до состояния полу-изюма, и только потом готовят вино. Брендом острова является, в частности, вино «Vinsanto». Его готовят из белого винограда без добавления сахара. Но вино получается красным и сладким! Причём, чем дольше оно выстаивается, тем более насыщенную окраску приобретает. Цена, разумеется, сильно зависит от длительности выдержки. «Vinsanto» можно приобрести только на Санторини, впрочем, как и местные фисташки. Уже на соседнем Крите вино это вряд ли удастся найти.

Приезжаем в Ию. Ия, она же – Ойя. Но правильнее по звучанию всё-таки Ия. Выходим из автобуса и следом за Натальей идём до края Кальдеры. Далее мы можем осмотреть самостоятельно этот городок. Точнее сказать – село. До отправления автобуса имеется около полутора часов. Поскольку к автобусам желательно придти загодя, я определяю для себя на осмотр Ии 1 час. Этого, конечно, очень мало. Как есть «галопом по Европам». Но опаздывать нельзя. Нас загодя предупредили, что автобус ждать не будет. Единственный выход для опоздавших – ловить такси, и немедленно ехать в Феру, чтобы там успеть на корабль.

С видовой точки открывается вид на Кальдеру и на вулкан. Рядом расположена Митрополь Ии – Панагиа Платцани – со звонницей, выполненной в венецианском стиле. По левую сторону – то же красивая часть села, называемая Периволос. Но наиболее примечательная часть Ии расположена по правую сторону. Т.е. между автобусной станцией и венецианской крепостью. Туристы здесь перемещаются двумя узкими параллельными улочками. Нижняя из них имеет несколько коротких ответвлений в сторону Кальдеры. На этой улочке сосредоточено множество магазинчиков, кафе, сувенирных лавок. Здесь можно приобрести разнообразную продукцию, в т.ч. и вина. Ответвления в сторону Кальдеры представлены дорожками, лесенками, иногда проходят по крышам домов, расположенных ниже по склону. Туристические дорожки легко узнать по мощению брусчаткой.

Периволос.

Панагиа Платцани.

 

Несмотря на близость вулкана, себестоимость жилья в Ие – самая высокая в Греции. И продолжает расти. На европейском конкурсе в Италии Ия была признана селом с наилучшей традиционной архитектурой. В палитре цветов Ии преобладает белый цвет стен в сочетании с синим цветом дверей и куполов. Местами стены выкрашены в розовый и жёлтый цвета. Белый цвет построек органично контрастирует с чёрными, пепельными и охристыми оттенками пород, слагающих склоны Кальдеры. Скудная кустарниковая растительность, синева неба, яркое Солнце, синие и зеленоватые оттенки моря придают пейзажу невыразимую красоту. Поэтому гостиничные домики в Ие пользуются большой популярностью. Они здесь рассчитаны на малое число гостей – скажем, на небольшую семью. Стоимость проживания на острове сильно варьирует. Над Кальдерой она составляет от 100 евро в сутки и выше, несмотря на то, что  пляжей поблизости нет. В то же время на восточном берегу острова можно найти апартаменты и за 30 евро, т.е. за вполне обычную по меркам Греции плату.

Жилища на острове оригинальны по своему устройству. То что они лепятся на крутых склонах ярусами – лишь часть их особенностей. Крыша одного здания вполне может быть террасой другого или же пешеходной дорожкой. Другая особенность заключается в том, что они имеют подземные этажи. Благодаря внутреннему теплу земли в подземных этажах зданий поддерживается постоянная температура, поэтому никакого обогрева здесь нет круглый год. Своеобразная форма крыши, различная толщина стен, расположение дверей и окон – всё это построено с расчётом на максимальную сейсмоустойчивость. Кстати, «трясёт» островитян едва ли не ежедневно. Другое дело, что большинство поземных толчков столь слабы, что фиксируются только приборами.

Конечно, многие постройки в селе заслуживают того, чтобы упомянуть их отдельно. Однако, я не располагаю достаточной информацией относительно того, что именно наблюдаю, да и осматривать всё приходится в очень быстром темпе.

Храмы в селе Ия.

Ия.

Ия и Периволос, гора Мавро Вуно («чёрная гора»).

Ия.

Вероятно, на этом кадре запечатлена церковь Св. Спасителя.

Ия и Периволос.

Вид с крепости Кастро на Кальдеру. Села Ия и Периволос. Гора Мавро Вуно. Село Имеровигли. Скала Скарос.  Гора Профитис Илиас (пророка Ильи). Полуостров Акротири. Острова Неа Камени, Палеа Камени, Аспрониси, Фирасия.

Вид из Ии. Крепость Кастро и остров Фирасия.

Ия. Внизу – Аммуди – один из двух её портов.

Ия.

 

На мысу села Ия над Кальдерой стоит венецианская крепость Кастро. Она очень невелика по площади и построена была как укрытие от морских разбойников. С крепости открывается великолепный обзор во все стороны. Ия, Кальдера и все острова вокруг Кальдеры видны очень хорошо. Хорошо различим и посёлок Фира. В Ие обращают внимание здания ветряных мельниц. По своему первоначальному назначению они не используются. В них размещаются апартаменты для постояльцев этих гостиничных домиков. Аналогичные «мельницы» есть и в других частях острова. В этой же стороне на склоне можно видеть руины разрушенных землетрясением и ещё не восстановленных  скафт. Видно «на разрезе», что дом-скафта имеет очень тонкую крышу.

От крепости возвращаюсь к автобусам другой пешеходной дорожкой. Здесь намного меньше туристов и нет магазинчиков. Можно увидеть постройки, принадлежавшие наиболее состоятельным жителям острова – а ими в XVIIIXIX вв. были капитаны кораблей. Эти дома можно распознать по облицовке стен декоративным камнем и по плоской с виду крыше. Иногда – по декоративному орнаменту лепнины.

По всей видимости, дома капитанов.

Одна из двух улочек Ии – та, что расположена подальше от Кальдеры.

 

Выхожу к автобусам. Мой стоит… как бы даже не первым. Но я не заметил, что его номер – «4», прошагал мимо, и в результате обошёл все стоявшие на площади автобусы прежде, чем нашёл свой.

Закончилась вторая CD-карта, пытаюсь её заменить, но третья CD-карта (приобретённая в Аделе) отказывается работать напрочь. Это хорошо, что днём ранее я удалял неудачные кадры и дубли. Заряжаю в фотоаппарат самую первую карту – там есть место на 20 с небольшим кадров. Теперь придётся фотографировать не столь интенсивно.

Приезжаем в Фиру. Наталья выводит нас к Кальдере и объясняет, каким образом можно будет добраться до круизного лайнера. За вычетом времени, необходимого на спуск в Кальдеру и на ожидание на причале, у меня имеется что-то около часа на осмотр Фиры.

Фира – самый крупный посёлок на острове, в нём проживает около 2 тысяч человек. Посёлок состоит как бы из двух частей. Северная – католическая (наверное, со времён венецианцев), южная – православная. Главный собор городка – православный, он был основательно восстановлен после землетрясения 1956 г. В северную часть посёлка ведут узенькие пешеходные улочки со множеством магазинчиков и толпами туристов. Как ни странно, тут можно даже немного поплутать в толпе, хотя улиц, в сущности, всего две. До венецианской крепости я не добрался, ограничившись пейзажами с видовой точки в северной части посёлка. Отсюда лучше всего виден Неа-Камени. Вулкан просматривается как на ладони; он лежит посреди Кальдеры в виде большого тёмного ската. Хорошо видна и самая высокая точка острова Фира.

Кафедральный собор Сретенья, он же – собор Беонисской Божьей Матери.

Село Фира на одноимённом острове. Горы Мегало Вуно с вершиной Профитис Илиас.

Село Фира. Вид на скалу Скарос.

Вулкан во всей красе.

Вид на Скарос и Имеровигли. Вдалеке – Ия.

 

Спуститься в Кальдеру можно одним из трёх способов. Первый – по канатной дороге. Это удовольствие стоит около 4 евро и не исключено ожидание в очереди. Второй вариант – верхом на ослике. Тоже стоит 4 евро. Третий вариант – пешком по лестнице. Это – бесплатно. Я предпочёл лестницу – не потому что задаром, а ради того, чтобы иметь возможность лишний раз приостановиться, где захочется и пофотографировать.

Только я немного попутал. Лестница начинается не возле главного собора Фиры, а там, где находится стоянка осликов. Туда ведёт достаточно узкий проход, отчего я не сразу сообразил, куда идти. К лестнице вышел в четверть пятого вечера.

Нас предупреждали, что по этой широкой лестнице ходят уже упомянутые ослики и, естественно, оставляют там свои экскременты. Сухие впрочем, так что к обуви почти не пристают. Больше всего это актуально в самом верху и в самом низу лестницы, где ослики стоят подолгу в ожидании клиентов. У иностранцев передвижение по лестнице вызывает лёгкие усмешки и возгласы. Сразу видно, не привыкли, к сельским запахам и навозу под ногами. А, в общем то, ничего неприятного во время передвижения по лестнице не ощущаешь: запахи не резки.

Во время спуска по лестнице хорошо можно рассмотреть и чёрную застывшую магму, и толстый слой пепла в верхней части обрывов. Лишь в половине пятого оказался на набережной. Лайнеры стоят на рейде, и добраться до них можно только катерами. На каждый конкретный лайнер катера отправляются от строго определённого причала. Сначала требуется найти причал, с которого катера отправляются к лайнеру «Golden Prinz». Первый катер отправляется в 1630, последний – в 1715. Как говорится, кто не успел, тот опоздал. При посадке на катер предъявляешь синий посадочный талон (полученный на входе ещё в Рефимно), а при входе на лайнер – отдаёшь его. Катер идёт по Кальдере, от бортов поднимаются брызги. Когда катер подходит к лайнеру, перешагиваешь с катера на металлический трап. По этому трапу поднимаешься над поверхностью моря на борт лайнера.

Лестница из Фиры в порт Меса Ялос.

Меса Ялос.

Мощные отложения вулканических пород.

Меса Ялос.

 

На reception моё внимание сразу же привлёк фотосалон, где можно заказать запись цифровых фотоснимков с фотоаппарата на компакт-диск. Что я и сделал. Кстати, очень кстати оказалась эта услуга.

Располагаюсь на корме лайнера. Проблема с третьей CD-картой стоила мне так примерно трёх десятков кадров с видом на Тиру и Неа-Камени с поверхности Кальдеры. Ладно, теперь можно расслабиться и просто наблюдать, как лайнер отходит от Тиры. Постепенно обрывы Кальдеры отдаляются.

Через час после возвращения на лайнер я забрал и симку и диск с перезаписанными кадрами. Но лайнер к этому времени уже вышел от Кальдеры и отошёл на приличное расстояние.

Прохожу на ужин. На входе забирают последний талон на питание. Ужин по своей организации аналогичен завтраку.

Перемещаюсь в закрытые помещения. Хорошо подобрана музыка в живом исполнении. Собственно, она звучала и по пути на Санторин. Но только тогда она играла приподнято в соответствии с предвкушениями экскурсантов, а теперь, скажем, исполняется с оттенками лёгкой грусти.

Кстати, на лайнере по ходу движения все желающие могут поучиться танцевать сиртаки и «зорбас». Вообще я заметил, что греческая музыка красива, мелодична и ненавязчива. Она создаёт позитивный настрой в междугородних автобусах и станциях афинского метро.

Расположившись в зале, веду записи до тех пор пока за окнами не появляются огни Рефимно. Лайнер прибывает в порт. На автобусах нас развозят по отелям. Разумеется, необходимо отыскать на причале «свой» автобус. В моём случае – второй красный автобус. В отеле «Maravel sky» появляюсь в половине двенадцатого. Записи делать некогда, надо выспаться.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ К ГЛАВЕ:

1) Легенды и мифы древнего Рима и древней Греции. Кишинёв, НФП «ЛИТА», 1994.

      2) http://www.alvas.ru/santorini.htm

      3) http://www.geo.auth.gr/en_santorini_panorama.htm

        4) http://www.krugosvet.ru/articles/09/1000925/1000925a3.htm

  На главную