На главную

ГРЕЦИЯ (комбинированное путешествие).

VI. НА ВЕЛОСИПЕДЕ В СФАКИЮ (о. Крит).

 

 

 

 

Маршрут поездки.

 

 

 

НА ВЕЛОСИПЕДЕ В СФАКИЮ.

10.10.2007

Утром, подхватив сумку и рюкзачок, направляюсь в «Kreta bike». По всей видимости, на сей раз меня не поняли. Работник фирмы вытащил прайс, где чёрным по белому оплата за три дня составляла 69 евро. Должно быть, это была оплата организованных туров.

Вернулся к «Maravel sky»; напротив отеля расположена ещё одна организация по аренде велосипедов. Её владелец или, может быть, администратор, услышав про «full insurance», только рассмеялся – на велосипеды такого нет. Достал какие-то бумаги и поинтересовался, куда я направляюсь. Я имел неосторожность сказать, что в Сфакию. Администратор тут же стал возражать словами и жестами: «No, no, it is impossible! You cant go to Sfakia by bike Стал объяснять, почему «impossible»: там, мол, гора, уклон, «stop» и т.д. Потом позвал русскую дивчину, работающую тут же, и та тоже стала объяснять, почему «невозможно». Горы, уклон, там даже туристы на мокиках иногда не могут передвигаться – сдувает ветром – и они, случается, вынуждены бывают обращаться за помощью, чтобы их забрали с перевала. Потратив с четверть часа на переговоры, я так ничего не добился, несмотря на предполагаемый залог в 100 евро. Велосипед мне напрокат не выдали, по всей видимости из тех опасений, что я его оставлю где-нибудь на перевале, а сам вернусь на автобусе.

Справедливости ради стоит отметить, что на тот момент у них имелся в прокате всего лишь один велосипед с багажником, но вот именно его состояние оставляло желать лучшего. Во-первых, рама «женского» типа – а это совсем другая специфика маневренности, чем та, к которой я привык. Во-вторых, тормоза скрипучи и откровенно слабы для горных дорог (для прогулок вдоль побережья вполне терпимы). И если бы я поехал на этом велосипеде, то намучился бы в высшей степени, да и опасно, очень опасно ездить по горным дорогам с такими тормозами. Очевидно, это была наиболее веская причина, почему мне отказали в прокате.

Некоторое время я прождал перед входом другой – ближайшей конторы, но так и не дождался никого, и вернулся к «Kreta bike» (адрес этой фирмы www.kretabike.com ;весьма рекомендую). Там тоже прождал минут двадцать, на сей раз удачно: появился человек, которого я видел несколькими днями ранее. Изъяснялись мы на английском и, толи на искажённом русском, то ли на одном из южнославянских языков. Ральф меня по существу проинструктировал: длина маршрута, перевал, разбивка по дням (за 4 дня вполне можно пройти маршрут), количество питья при себе (не менее 2 литров в день). Из его слов я понял, что перевал на дороге «ВриссеХора-Сфакион» труднее проходить с северной стороны. Потом он вывел велосипед, чётко его подрегулировал, помог закрепить сумку, подсказал, что до Рéфимно удобнее добираться по новой дороге.

Доехав до новой автодороги, закрепляю на руле при помощи матерчатой изоленты зеркало, затем прикрепляю переднюю фару и задний фонарь. Это – на тот случай, если придётся крутить педали после заходя Солнца. Чего, впрочем, не планирую.

Собственно, до поездки в Грецию у меня была идейка забраться с велосипедом на одну из трёх самых высоких вершин Крита. На Дикти (2148 м,), на Ида (2456 м) или же на Пахнес (2453 м). Насколько это реально – вопрос. Но времени у меня на Крите маловато. И всё-таки поездка в Иерапетру и посещение Санторини привели меня к выводу, что сделать это будет проблематично, а велосипед как-никак арендованный. Хотя какие-то тропы в горах есть, и даже на картах показаны. В сущности, выехав из Аделе на велосипеде, я, согласно своим планам, направлялся прежде всего в сторону ущелья Самарья (ударение на последнем слоге). Вопрос заключался в том, ехать ли от Вриссе через Омалос или же через Хора-Сфакион. Первый вариант я счёл менее надёжным. Просто я не знаю, пропустили бы меня с велосипедом через национальный парк  Самарья? А если б и пропустили, то велосипед на значительном протяжении 18-километрового участка, вероятно, пришлось бы нести на себе – дорог там нет, только пешеходные каменистые тропы. И ещё я не запланировано потерял пару часов в Аделе прежде, чем получил в прокат велосипед. В конечном итоге, взвесив все за и против применительно к текущей ситуации и ресурсам времени, я решил ехать до Вриссе, а затем повернуть на Хора-Сфакион. Горных перевалов я ещё не брал, поэтому у меня не было твёрдой уверенности, что движение по маршруту пройдёт так, как я рассчитывал. Но, в конце концов, если перевал, действительно окажется мне не по зубам, можно будет просто скатиться с него обратно во Вриссе.

Еду по новой автодороге, фотографирую. Спуски-подъёмы не особенно круты, а ветер попутный северо-восточный. Воздух сухой. Над асфальтом явно не +23°С, а существенно выше. Местами дорога глубоко врезана в горные породы.

Рефимно проехал лишь по самому краю. Город виден с автодороги как на ладони. Домики с белыми стенами и красными крышами, морская гавань, крепость Фортецца и её форты, православные храмы и бывшие мечети, синева моря абсолютно сливающаяся в дымке с синевой неба. Заезжать в Рефимно я не стал. Поехал далее со словами: «Нужен мне был лишний подъём, когда впереди – горный перевал!».

Православный храм, скорее всего – в селе Платаньяс.

Храм на восточной окраине города Рефимно.

Окраина города Рефимно. По левую сторону от дороги, скорее всего, храм у поворота на село Руссоспити.

Город Рефимно и крепость Фортецца. Хорошо видны 4 бастиона: 2-й слева – бастион Св. Ильи, 3-й – бастион Св. Павла. Перед ними заметна церковь Св. Нектария. Посреди крепости – бывший венецианский собор Св. Николая, перестроенный турками в мечеть Ибрагим-хана – тоже бывшую.

 

Однако же лишний подъём я всё-таки себе сыскал. Но обо всём по порядку.

Дорога до Вриссе идёт неподалёку от моря и по прежнему часто бывает врезана в скалистые породы. На сей раз она показалась мне более привлекательной, чем в день прилёта на Крит. Но всё равно по живописности уступает дороге «РефимноИраклион».

Западное побережье залива Алмирос я поначалу ошибочно принял за полуостров Акротири. Где-то в юго-западном углу залива на побережье стоит мемориал на месте неких военных событий, имевших место 18 октября 1943 г. Надпись гласит на итальянском и на греческом языках и упоминает названия «Sinfra» и «Petrella».

В нескольких километрах отсюда расположено озеро Курна (Курнас). Это единственное сколько-нибудь крупное озеро на Крите. Оно пресное.  У меня возникла идея заскочить на несколько минут к озеру. Тут северо-восточные склоны гор Лефка Ори расположены ближе всего к дороге, у их склонов висят облака. Они, как видно, образуются благодаря испарению воды с поверхности озера. При виде на эти облака создаётся впечатление, что до озера совсем недалеко.

Я располагал несколькими картами Крита. Но ориентировался в данном случае по той, где озеро Курна нанесено неточно. Посему я посчитал, что совсем необязательно крутить педали до села Моури, а достаточно свернуть на дорогу, ведущую в Mathes. В результате озера я так и не увидел, а один лишний крутой подъём сыскал. Чтобы сэкономить силы перед перевалом, половину подъёма прошёл пешком. Ну, не то чтобы это совсем не пошло мне на пользу. На этом первом крутом критском подъёме я сделал вывод, что по ходу движения разумно не выжимать «все возможное», а ползти понемногу на малых передачах. Асфальтовая дорога обогнула межгорную лощину и привела меня в какое-то село, – в Mathes. Отсюда открывается изумительный вид на посёлок Георгополис, залив Альмирос и расположенные за ним горы. С видовой точки наблюдаю этот восхитительный пейзаж и одновременно могу видеть хрюкающих свинюшек во дворе дома несколькими метрами ниже меня. Настоящая греческая деревня, куда туристов не возят.

От Mathes сплошным спуском дорога выводит к посёлку Георгополис.

Автодорога РефимноГеоргополис. Видны отроги гор Лефка Ори. Над озером Курнас перед горами – облака.

Храм у села Петрес.

Ущелье в 1,5 км западнее села Петрес.

Залив Алмирос (Амфималликос).

Памятник на месте событий 1943 г.

Вид на село Георгополи и на залив Алмирос из села Мафес (Матес).

 

У села Вриссес (Врисе) съезжаю с основной автодороги. Здесь имеется небольшая транспортная развязка. Ориентируюсь по указателям. А далее – уже в самом посёлке – имеется «Т»-образная развилка. Повернуть надо налево. Место это хорошо опознаваемо по монументу, со всей очевидностью посвящённому событиям восстания 1895 – 1898 гг. Именно тогда Крит получил независимость от Турции. И именно от этого места начинается затяжной подъём на перевал протяжённостью что-то около 16 километров.

Ползу теперь медленно, на 2 – 3-х самых маленьких скоростях. Спасает фотосъёмка: останавливаюсь, как только хочу что-нибудь запечатлеть, а запечатлеть здесь можно немало. Поэтому останавливаюсь часто. Таким образом, получаю время на передышку и на положительные эмоции.

Вдоль дороги несколько раз встречаю диких коз кри-кри (они же – агрими). Они очень доверчивы, мимо одного из них я проехал метрах в трёх-пяти, а тот даже и не подумал убегать. Эти кри-кри отвлекают меня от тягот подъёма. Иногда вдоль дороги встречаются стада домашних овец – они куда более пугливы. Даже заснять себя приемлемо ни разу не дали. Овец можно распознать по колокольчику и по окраске. В отличие от кри-кри они всегда белые. Впрочем, встречались мне и кри-кри – и белые, и с колокольчиком.

Кри-кри – очень редкий эндемичный вид горных коз. Водятся только на острове Диас (наиболее чистая популяция) и на Крите, да и то не везде, а только в некоторых гористых его участках. В недавнее время вид был почти истреблён в результате охоты. Но теперь кри-кри строго охраняется, и за убийство этого животного полагается тюремное заключение. Более того, уже только за попытку покушения на кри-кри охранники заповедных территорий имеют право открывать огонь на поражение. Ну, и нечего стрелять таких доверчивых и беззащитных животных. Сейчас врагов у кри-кри на острове нет, наверное,  за исключением крупных хищных птиц.

Обочина дороги «заминирована»: здесь растут колючки из семейства АстровоыеCarlina corumbosa ssp. curetum (Boiss.) Nyman. Один раз я случайно проехался по ним, и обошлось без прокола. Но лучше, конечно, этого не делать. Подобная колючка вполне может проткнуть колесо, если неудачно воткнётся. А траекторию приходится выдерживать ровно, потому как места для движения справа от крайней полосы не много.

Помимо колючек на обочине нередко можно увидеть Urgenia maritime L. – вопреки своему названию, растения засушливых местообитаний. Они напоминают о том, что до африканских пустынь отсюда недалеко – всего лишь около 300 км. В воздухе, как и повсюду на Крите, держится стойкий запах эфирных масел. Вдоль дороги растут рощи оливковых деревьев, а также и естественным образом растущие деревья.

На всём пути до перевала у дороги имеется лишь один населённый пункт – Метохи с небольшой каменной церковью.

Памятник в селе Вриссе.

Начальный участок подъёма. Вдалеке за облаками – Белые горы (Лефка Ори).

Храм в селе Метохи.

Лефка Ори.

Карлина.

Ургения «морская».

 

Перевал, куда ведёт дорога, расположен в горах Лефка Ори («Белые горы»). Высочайшая точка Белых гор – гора Пахнес (2453 м) – лишь на 3 м ниже Псилорита. Однако же Лефка Ори считаются более труднодоступными и более опасными горами Крита и по сравнению с горами Ида, и по сравнению с горами Дикти. Лефка Ори занимают бóльшую площадь, обладают бóльшим числом вершин с высотами превышающими 2 км. А, кроме того, как отмечают путеводители, вершины Белых гор похожи друг на друга, поэтому там трудно ориентироваться. Мне проблема с ориентировкой не грозит: я еду по автодороге. До строительства этой автодороги местность Сфакия считалась самой труднодоступной местностью Крита.

Белые горы поначалу виднеются впереди в дымке и облаках неясными очертаниями. Потом они прорисовываются всё более отчётливо. Иногда вдалеке в межгорном понижении можно различить изгиб автодороги. Издалека автодорога выглядит особенно крутой, а пуще всего – когда просматривается под углом, близким к 90°.

На всём протяжении до перевала имеется лишь один пологий участок протяжённостью метров четыреста. Это – совсем маленькое плато Крапи. На этом участке вижу несколько машин. Поблизости спортсмены расправляют купол параплана.

Белые горы в облаках.

На склоне горы вдалеке заметно продолжение этой же автодороги.

Церковь Агиос Тимотис (Св. Тимофея) неподалёку от автодороги у одноимённого села.

Подъём всё продолжается.

Горный пейзаж.

На подъезде к плато Крапи.

Оливковые «рощи».

На подъезде к плато Крапи.

Маленькое плато Крапи как на ладони.

 

Затем подъём продолжается. С набором высоты воздух становится прохладнее и влажнее. Для велосипедной поездки это – самое то. Ехать, конечно, тяжело, но вообще-то бывало и хуже. А тут ползёшь себе не спеша – медленно, но верно. Только ехать приходится всё время очень аккуратно. И старательно выдерживать прямую траекторию при близости автотранспорта. Благо ветра нет, а не то б пришлось тяжко по-настоящему.

Линии разметки на автодороге при подъёме в горы меняют свой цвет с белого на жёлтый – примерно с полукилометровой высоты. Полагаю, сделано это для того, чтобы разметка лучше была видна в условиях частых горных туманов.

До поездки в Грецию я думал, что Лефка Ори потому «белые», что на них зимой в наибольшем количестве выпадает снег. Они и в самом деле белые благодаря цвету горных пород.

Ближе к перевалу дорога выписывает длинную дугу и идёт серпантином. В общей сложности дорога от Вриссе до перевала, включая продолжительные остановки, заняла около трёх часов.

Подъём продолжается. Плато Крапи – справа за кадром.

После плато Крапи дорога идёт в распадке.

Тот же распадок. Слева – горы Като Ватес, впереди – горы Кремасти, правее их – горы Меса Ватес с двумя вершинами. Всё – в горной системе Лефка Ори.

Разметка автодороги в горах.

Кри-кри.

Кри-кри на предыдущих участках подъёма.

Думаете, это – начало спуска? Ничего подобного! Только кажимость. Реально же, невзирая на перегиб профиля, подъём продолжается!

Такси на Крите обычно бывают окрашены в жёлтый цвет.

Слева – массив Като Ватес, справа – массив Меса Ватес. Вот тут склоны гор Лефка Ори и в самом деле выглядят белыми.

Большая дуга автодороги на высоте около 800 м. До перевала остаётся немного – как оказалось, пара поворотов.

Перевал на высоте около 850-900 м.

За перевалом – плато Аскифу в окружении вершин Лефка Ори.

 

И вот я на перевале! Ура! Я это сделал!!! Ура! Выше меня в этом месте только кри-кри, ну, и периодически проезжающие мимо водители грузовиков. Достаю штатив и фотографирую себя на автоспуске. Здесь свежо, дует лёгкий ветер, а на зеркале и на седле конденсируется роса. Температура воздуха, по моим субъективным ощущениям, градусов пятнадцать тепла.

Высоту перевала на тот момент я не знал. Точных карт на этот район у меня не было. А по неточным картам и со слов инструкторов разброс получается очень большой – от 800 м до полутора километров.

После перевала следует крутой, но не особо продолжительный спуск к селу Карес. Вот теперь, миновав перевал, я нахожусь на плато Аскифу. Дорога проходит на высоте от 750 до 900 м. Здесь тоже есть крутые спуски и подъёмы, но, конечно, не столь продолжительные, как перед перевалом. Здесь необыкновенно красиво. Облака, туманы, горные вершины – всё это создаёт необыкновенные условия освещения.

После Кареса вдоль дороги следуют сёла Амоударес и Петрес. На некоторых картах Карес, Амоударес, Петрес и Горни отмечены как одно село Аскифу. Именно здесь 21 августа 1866 г. было принято решение о непризнании турецкой власти и о воссоединении Крита с Грецией. Таким образом, в Аскифу началось крупное антитурецкое восстание на Крите. И ещё в селе Аскифу возле дороги расположен музей Второй Мировой войны.

Спуск к селу Карес. В облаках – скорее всего, вершина Кастро.

Массив Меса Ватес в системе Лефка Ори – как есть белые горы.

Православный храм на плато Аскифу в селе Карес.

Военно-исторический музей в селе Петрес. Плато Аскифу.

Оригинального вида указатель на фоне плато Аскифу.

 

Плато Аскифу – это часть исторической области Сфакия (Сфакья). До постройки автодороги, по которой я еду, Сфакия была самым труднодоступным участком Крита. Да, в общем-то, и по сей день это так. Северная условная граница Сфакии проходит по перевалам Белых гор, восточная, по-видимому, близка к административной границе нома Ханья. С западной стороны расположено ущелье Самарья. Скорее всего, оно тоже относится к Сфакии. Поскольку этот небольшой по площади район отличается крутыми узкими ущельями, высокими горами, отвесными склонами и заметной изолированностью от мира, то неудивительно, что здесь во все времена укрывались повстанцы. Греки-сфакиоты на Крите отличаются наибольшей независимостью и самобытностью. Они не подчинялись арабам, поднимали восстания против венецианцев, не признавали турецкого владычества, и во время Второй Мировой развернули повстанческое движение. Разумеется, все завоеватели стремились подавить сопротивление сфакиотов. Венецианцы понастроили несколько крепостей, из которых в хорошем состоянии сохранилась лишь одна. Турки посылали сюда карательные войска, немцы делали то же самое. Противостояния сопровождались многочисленными жертвами. Поэтому все мужчины-сфакийцы до сих пор ходят только в чёрном (и как я заметил, на плато Аскифу эта традиция соблюдается строже, чем на побережье).

Полагают, что сфакийцам более присущи черты внешности, унаследованные ими от древних минойцев. В силу изолированности территории, сфакиоты сравнительно редко вступали в браки с племенами, заселившими остров позднее. Ну, да я, пожалуй, соглашусь с тем, что в облике сфакийцев есть трудноуловимые особенности.

А ещё, по слухам, в Сфакии до сих пор существует вендетта. Началась она когда-то очень давно, так давно, что никто уже теперь и не знает в точности, с чего же всё это началось. Но, дескать, приезжим туристам она не страшна: это «местные разборки».

Далее – за очередным подъёмом начинается спуск с плато Аскифу. Ещё одно село на автодороге – Импрос (Имврос; Имброс). Далее автодорога идёт на спуск вдоль скалистых обрывистых склонов ущелья Имврос. Очень эффектный ландшафт! Обрывистые склоны, поросшие редким естественным древостоем. Порой – отвесные. Думаю, при необходимости я мог бы подобрать здесь укромное место, чтобы заночевать в палатке (другое дело, что на Крите ставить палатки разрешается только в кемпингах). Дорога стала уже. С правой стороны – вертикальные откосы, слева – крутые склоны и глубокое ущелье. Повороты очень крутые, обзор на поворотах ограничен до предела. По скалистым склонам и вдоль дороги бродят кри-кри.

Плато Аскифу осталось позади. От этого места начинается спуск к Ливийскому морю. Высота – около 900 м.

Храм близ села Халара.

Храм в селе Имброс. За деревьями – военный мемориал.

Ущелье Имброс.

Кри-кри.

Ущелье Имброс.

Автодорога очень узка.

Ущелье Имброс.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Обрывистые скалы ущелья Имброс.

Вид с серпантина на село и крепость Франгокастело.

 

В поле зрения появляется Ливийское море. В самом низу у берега видно селение. Через зум нахожу Франгокастелон и делаю кадр с 10-кратным увеличением. Франгокастело – как на ладони, хотя до него не меньше 10 км по прямой. Это я нахожусь на высоте 750 м над уровнем моря. Отсюда при благоприятных погодных условиях должна быть видна Африка, а именно северо-запад Ливийского побережья. До него тут – не более 300 км. Видна она, конечно, может только за счёт рефракции. А сейчас над морем стоит дымка, и ни о какой Африке речи быть не может.

От этой точки начинается крутой серпантин с очень крутыми поворотами, множеством изгибов-петель и очень длинный. Спуск занял не менее 20 минут (включая непродолжительные остановки). Скорость небольшая, потому что разогнаться просто негде. Один крутой поворот следует за другим, радиусы поворотов малы, откосы очень крутые, недолго и улететь с дороги. Автотранспорт хотя и редко, но ходит, и это обстоятельство тоже требует внимания. Без тормозов здесь вообще делать нечего. И вообще, эта дорога не для чайников.

В конце серпантина имеется «Т»-образный перекрёсток. Отсюда поворачиваю вправо – до Хора-Сфакиона остаётся несколько километров вдоль побережья. Над морем над самым горизонтом видны местами тёмные «возвышения». Но нет, то не Африка. Это небольшие кучевые облака, собравшиеся, скорее всего над островами Гавдос и Гавдопоула. Сами острова не видны, они скрыты дымкой, стоящей над морем. Остров Гавдос – самый южный остров Греции. Он небольшой – всего лишь порядка 11 км в длину и менее 7 км в ширину. Остров обитаем, на нём насчитывается несколько небольших селений. На острове располагалась (а, возможно, что и сейчас там находится) самая южная крепость в Европе – во всяком случае, одно из селений называется Кастри. Согласно одной из версий, на острове Гавдос жила нимфа Калипсо, и там у неё в плену десять лет пребывал Одиссей (согласно другой версии, нимфа Калипсо обитала на одном из Балеарских островов). Вот отсюда, от автодороги до южной оконечности Гавдоса всего лишь около 46 км. Южнее в Европе просто некуда.

К Хора-Сфакиону подъезжаю, наблюдая за тем, как Солнце опускается над морем сквозь дымку, а затем – уходит за морскую линию горизонта.

Ливийское море. Далёкими облаками обозначены самые южные острова в Европе – Гавдос и Гавдопоула.

На подъезде к селу Хора-Сфакион. Справа – горный массив Манолоус.

 

Отделение туристической полиции расположено почти на самом въезде в Хора-Сфакион. Я счёл за лучшее поинтересоваться там, в которой гостинице здесь можно остановиться? И получил ответ, что остановиться можно в любой гостинице, они расположены чуть далее.

Я не стал особо заморачиваться вопросом, в которой именно остановиться, и обратился в одну из первых же. Она называется «Mesohori». Собственно, здесь имеется небольшой двухэтажный отель, а по другую сторону дороги – таверна, которая де факто составляет с отелем одно целое. Номер хорош, и во всяком случае ничего большего мне не требовалось. Два столика, две кровати, телевизор, мягкое кресло, рукомойник для мытья посуды. Особого внимания заслуживают стулья с сиденьями, сплетёнными из камыша/тростника. Такие стулья есть не только в номере, но и в таверне, там на их спинках резьбой образовано слово «Mesohori». Отдельное помещение в номере образует душевая комната с рукомойником и с туалетом. Имеется и горячая, и холодная вода. На окнах и балконной двери – пластиковые жалюзи. В общем, характерный номер греческого отеля. Очень красив вид с балкона на морское побережье и расположенные поблизости горы. В глубоких сумерках на склонах горы видны огни автомобильных фар.

Подобные стулья с плетёными сиденьями характерны для Сфакии.

Вид с балкона отеля «Mesohori» на залив Сфакиа в западном направлении.

 

Единственное неудобство, присущее Хора-Сфакиону, заключается в том, что здесь имеют место перебои в снабжении электричеством. Они длятся от нескольких секунд до нескольких минут. По-видимому, объясняются труднодоступностью села. Собственно, неудобствами такие перебои электроснабжения являются только для завзятых телеманов (ну, и для пользователей ПК, к коим туристы в Хора-Сфакионе едва ли относятся). Мне в данной ситуации подобные помехи безразличны.

Начал было продолжать записи в тетрадь, но вскоре понял, что мне совершенно необходимо ложиться спать.

 

11.10.2007

Таверна открывается около восьми утра. В таверне позавтракал. Попробовал сфакийское блюдо – лепёшку с фетой. Удивительно, каким образом готовится эта лёпёшка в три тонких слоя? Два слоя теста и между ними – слой феты. Причём внешне два слоя теста выглядят совершенно цельными, никаких защипов по краям не видно. Мне представляется, что такая лепёшка была очень удобна для пастухов при передвижении по горам: в свёрнутом виде её нетрудно носить с собой – много места не займёт.

Ещё взял в таверне 375 мл местного горного разнотравного мёда. По словам хозяина таверны, мёд очень вкусный (это действительно так, подтверждаю).

Продолжаю движение на велосипеде. Непосредственно у отеля «Mesohori» стоит маленькая по размерам церковь. Особо обращаю внимание на то, что дороги в Хора-Сфакионе имеют большие углы уклона и нередко идут с поворотами. Поэтому находясь на проезжей части необходимо проявлять внимательность невзирая на малую интенсивность автодвижения. Вот, скажем, и здесь, переходя от отеля к таверне необходимо внимательно посмотреть по сторонам прежде, чем перейти через дорогу. Пересекаю Хора-Сфакион и направляюсь вдоль моря в западном направлении. Асфальтовая дорога сменяется щебнистой.

Небольшая церковь у отеля «Mesohori».

Село Хора-Сфакион. Хорошо виден серпантин, ведущий в село Анаполи.

 

Где-то через километр автодорога сделала крутой поворот вправо. От этого места начинается серпантин. На следующем десятикилометровом участке дорога набирает восьмисотметровую высоту над уровнем моря. Она ведёт в село Анополи. От него пешеходные тропы ведут в Агиа Румели, а оттуда начинается пешеходный маршрут по национальному парку Самарья. Это – один вариант передвижения.

От того места, где дорога начинает извиваться серпантином, отходит пешеходная тропа. Она идёт вдоль берега моря по каменистым крутым склонам с редкой растительностью. Это – туристический пешеходный маршрут «Е-4». Передвижение по нему с велосипедом – проблематичное, и, во всяком случае – очень тяжёлое занятие. Около двадцати километров пути. Причём имеется участок, где тропа в данный момент затоплена морем более чем по колено. И есть опасный участок, где тропа теснится к отвесным скалам, проходя на трёхсотметровой высоте над обрывающейся в море скалой. Видел фотографию этого участка в Интернете – впечатляет. Это – второй вариант.

Здраво рассуждая, ни на первый, ни на второй вариант времени у меня нет. В любом случае, если я продолжу путь в Самарью, то следующую остановку на ночь придётся сделать в Агиа-Румели. День я потрачу на осмотр ущелья Самарья. И на возвращение в Аделе у меня останется слишком мало времени. Было бы на день больше –  ещё можно было бы попытаться. А так, увы, нет. Отвесные скалы шестисотметровой высоты ущелья Самарья, равно как и трёхметровый проход между скалами, увы, посмотреть в ходе греческого путешествия не удастся. Ущелье Самарья – это, пожалуй, моё наиболее существенное упущение на Крите.

Я побродил немного среди засухоустойчивых ургиней, полюбовался на Ливийское море и поворотил к Хора-Сфакиону.

Отсюда вдоль берега идёт туристическая тропа «Е-4» - к сёлам Лутра и Агиа-Галини. Залив Глика Нера.

Автодорога Хора-СфакионАнаполи. Залив Сфакия в восточном направлении.

Urginea maritima L.

 

Хора-Сфакион расположен посреди Сфакийского участка морского побережья Крита. С давних пор это село было центром повстанческих движений. Ни венецианцам, ни туркам, ни немцам сфакиоты не подчинялись. Даже во времена турецкого владычества сфакийские купцы перевозили свои товары на множестве кораблей, не признавая власти турецких правителей. Не раз здесь вспыхивали вооружённые восстания против турецкого владычества. Поэтому во многих местах в Сфакии можно встретить памятники, посвященные борьбе повстанцев за независимость. Нередко можно увидеть памятники православным священникам, в той или иной форме участвовавшим в неповиновении иноземным захватчикам, а иногда даже возглавлявшим сопротивление.

В русскоязычных путеводителях, как правило, упоминается восстание 1770 – 1771 гг. под предводительством Иоанниса Влахоса (по прозвищу «Даскелоянис»). Оно происходило во время русско-турецкой войны и поддерживалось российскими властями. Восстание это было подавлено турками с большой жестокостью. Но оно было далеко не последним.

Ответвление автодороги приводит меня к портовой гавани Хора-Сфакиона. Она небольшая и выглядит колоритно, равно как и пейзаж в сторону деревни Лутро. Над гаванью на фоне гор возвышаются руины маленькой венецианской крепости, возведённой здесь в 1526 году. С другой стороны гавани на скалистой террасе возведена маленькая часовня.

От порта приходится выезжать из села по очень крутому подъёму. С верха подъёма порт с прилегающей к нему территорией виден как на ладони.

Хора-Сфакион. Памятник архимандриту ПАРΘЕНIОΣ КЕΛАIΔ. Как-то связан с восстанием 1866-69 гг.

Заливы Глика Нера и Сфакиа, автодорога в Анаполи. Видно село Лутра. Вид от порта Хора-Сфакиона.

Порт в Хора-Сфакионе.

Часовня в порту.

Руины венецианской крепости над портом.

 

Теперь я выезжаю из Хора-Сфакиона в восточном направлении. Далее до Франгокастелон особенно крутых подъёмов что-то не припоминаю. Красиво смотрится ущелье Имрос от уже знакомой мне «Т»-образной развилки.

О названиях населённых пунктов теперь могу судить только по времени, зафиксированном в файлах фотоснимков. В населённых пунктах проезжая часть автодороги узкая, особенно на поворотах. Нередко по этой причине углы домов на поворотах скошены – чтобы легче было маневрировать автотранспорту. Пассажирский автобус на очень малой скорости медленно проходил один из таких поворотов – скорее всего, это было село Враскас. А, может быть, село Комитадес. Памятник с надписью на греческом установлен где-то между Враскас и Воувас.

Ущелье Имброс. Вид со стороны моря. Слева – край серпантина, ведущего на плато Аскифу.

Южное побережье Крита и Ливийское море. Вид в восточном направлении.

Автобус медленно вписывается в поворот узкой дороги.

Храм – или в селе Воувас или в селе Номикиана. Местные жители в традиционных одеждах.

Памятник у дороги.

Храм у села Агиос Нектариос.

 

Непосредственно вблизи села Франгокастеллон автодорога имеет пологие уклоны, совершенно не характерные для Сфакии.

Крепость Франгокастеллон, она же – Кастель Фрако – возведена была венецианцами в 1371 году. Она как-то не произвела на меня должного впечатления снаружи. Высокие зубчатые стены и четыре квадратные башни. Ворот двое – со стороны моря и с восточной стороны. Над южными воротами сохранился венецианский барельеф с изображеинем крылатых львов Сварка. Над восточными он, очевидно, тоже когда-то был. Внутренне пространство крепости колоритнее и обладает большей выразительностью. Каменные перекрытия сохранились только в одной из башен, да и то – частично. Поэтому осматривать крепость приходится, главным образом, с земли. Вход свободный. Посреди внутреннего двора крепости играет музыкант на традиционном греческом струнном инструменте – бузуки.

Возле крепости стоят два монумента. Один из них посвящён повстанцам 1828 года – им удалось тогда на короткое время овладеть крепостью. С погибшими повстанцами легенда связывает явление, именуемое как «тени призраков дросулитов». Оно наблюдается здесь рано утром в последние десять дней мая и, согласно описаниям, напоминает вооружённую конную процессию. Второй монумент посвящён событиям Второй Мировой.

Мемориал у крепости Франгокастело.

Крепость Франгокастело.

 

Возле крепости находится песчаный пляж. Тут я во второй раз искупался в Ливийском море. Не могу сказать, чтобы мелководье было очень уж широким. Во всяком случае, глубина нарастает достаточно быстро. Вода имеет зеленоватые оттенки и очень-очень прозрачна. С камня кажется, будто глубина рядом – чуть больше, чем по пояс, а делаешь шаг – и окунаешься по макушку. Волнение слабенькое. На больших камнях возле пляжа растут несколько видов трав-петрофитов. А между камнями в воде можно отыскать красного цвета кустистый организм. Что это такое – не знаю. Может, водоросль, может, кишечнополостное, может ещё чего-нибудь. Пытался заснять, но кадры получились неважные: волнующаяся поверхность воды искажает изображение.

Растения-петрофиты и обитатель каменистого мелководья.

 

После Франгокастеллон дорога идёт полого. Но недолго. Километра два. А затем следует череда крутых высоких подъёмов и соответствующих им спусков. По левую сторону всё время видны очень красивые горы Крионирифис. Над ними после полудня стали собираться густые облака. И это зрелище живописно контрастирует с безоблачной синевой неба над Ливийским морем. Большую часть пути море видно с возвышений по правую сторону.

Над горным массивом Крионеритес собираются облака. Восточнее Франгокастело.

А со стророны Ливийского моря в это же самое время небо безоблачно.

На подъезде к селу Скалоти.

 

 

 

 

 

Окрестности села Скалоти.

Ущелье Аргоулиано.

Церковь у села Аргоулес.

Село Аргоулес.

Между сёлами Аргоулес и Ано Родакино.

Какие-то руины.

Низкие колючие кустарнички с выжженной Солнцем листвой обычны для октябрьских пейзажей Крита.

 

После сёл Скалоти и Аргоулес дорога выходит из нома Ханья. Но мне ещё предстоит убедиться, что и этот путь сообщения с Сфакией не из лёгких.

Вероятно, в Ано Родакино я заметил замечательного крупного кота рыжего окраса. Похож на абиссинскую породу. Степенный кот. Насколько можно заметить, на Крите домашние кошки высокие.

Очень-очень крутой спуск с серпантином имеется перед селом Като Родакино. Четыре поворота малого радиуса, не считая последнего, который выводит на короткий мост, перекинутый над ущельем. И хотя я излишне не разгонялся, а всё время притормаживал, но сразу после четвёртого поворота едва удержал велосипед. Большой уклон дороги, плюс наклон полотна в сторону поворота – вправо (это сделано для автомобилистов, но мне конкретно в данном случае как-то мало помогло). Велосипед набирает скорость очень быстро, а резко затормозить нельзя – «улетишь» с него. Прерывисто тормозя, едва предотвратил набор скорости. Это ещё хорошо, что тормоза чётко отрегулированы.

А на подъёме к селу Като Родакино справа от дороги лежит на очень крутом склоне автомобиль, задержанный стволом дерева посередине днища. И ещё пару в сёлах возле домов я видел битые машины.

В общем, можно ещё раз в полной мере ощутить труднодоступность Сфакии. И, эта дорога, конечно, тоже не для «чайников».

Над Ливийским морем – ясное безоблачное небо. Вдалеке – залив Плакьяс. Ближе видна эта же самая автодорога, описавшая дугу в несколько километров через сёла Ано Родакино и Като Родакино.

Степенный рыжий кот.

Очень крутой серпантин между сёлами Ано Родакино и Като Родакино

…выводит на мост.

Автодорога, описав дугу, снова вышла к побережью Ливийского моря. Снова заметен залив Плакьяс. Вид в восточном направлении.

Ливийское море: вид в западном направлении.

 

Когда где-то далеко у моря внизу показался Плакьяс, я его, конечно, заснял: ещё один красивый пейзаж. В кадр не попали только звёздочки, которые в тот момент побежали у меня перед глазами по случаю взятия очередного подъёма. Но по пути в Плакьяс мне пришлось взять ещё два подъёма – первый поположе, второй – покруче. После Ано Родакино и Като Родакино я уже вполне определённо нахожусь вне пределов Сфакии.

Въезжаю в село Селиа. И опять же отмечу, что в сёлах автодорога порой очень узка, и на поворотах углы зданий бывают скошены. Вывески «rent rooms» в маленьких сёлах обычны.

Над горами, похоже, идёт дождь. А над морем – ясное небо.

Предстоит крутой подъём. Дорога видна у вершины подъёма.

Всё тот же подъём.

Вид на село Плакьяс.

И ещё один крутой подъём.

Село Селиа. Узкая центральная улица – характерное для южного побережья Крита явление.

 

Останавливаюсь на развилке автодорог среди села. Поблизости – ни души. Очень кстати рядом с перекрёстком приостановился автомобиль. В машине находилась молодая пара. Они не знали ни русского, ни английского. Но объяснили, что до Плакьяса 3 минуты ходьбы пешком. Общение чем-то напоминало игру в «крокодила».

Наверное, всё-таки, не 3 минуты, а побольше – километра три. Велокомпьютера на руле нет, и на протяжении дня это обстоятельство заметно усложняет определение местоположения. Дорога от Селиа к Плакьясу представляет собой крутой серпантинистый спуск. Спуск заканчивается уже в самом селе у «Т»-образного перекрёстка с выездом на набережную дорогу. Вдоль набережной Плакьяса тянутся таверны.

Я зашёл поужинать в одну из этих таверн. Её хозяином (или, может быть, администратором) оказался серб. Он искренне обрадовался, едва только узнал, что я русский. Отчего я испытал уже подзабытое за развальные 1990-е годы чувство гордости за свою страну. Здесь же я выяснил, где находится кемпинг – метрах в пятистах далее, только по другую сторону автодороги. Серб общался на сербском, я – на русском, и мы вполне понимали друг друга. Непривычна для моего слуха оказалась форма некоторых слов, имеющих общие корни для русского и сербскохорватского языков. Поэтому часть фраз я просил повторить, понимая их лишь со второго раза. А ещё я иногда непроизвольно переходил с русского на английский, поскольку за время пребывания на Крите уже привык в случае малейшего языкового барьера изъясняться по-английски. В данном случае такой необходимости не было.

Ужин в таверне оказался очень сытным и по греческим меркам совсем недорогим. Особо хорош был рыбный суп – не слишком жидкий, достаточно густой, но не кашеобразный. Самое то – не только для того, чтобы питаться, но и для того чтобы утолять жажду. Зажаренный на гриле осьминог (по-гречески «хтаподи») – тоже весьма вкусное блюдо. Мясо осьминога белое, очень нежное, а запеченная тонкой корочкой поверхность, наоборот, имеет несколько жестковатую консистенцию – это не портит вкус блюда; скорее, наоборот. Поскольку моллюски – это белковая пища, мне при передвижении по горам она очень кстати. Ну, и насчёт сувлаки. Сувлаки – традиционное греческое блюдо. Может быть приготовлено из говядины, курятины и т.д. Я взял из курятины. Сувлаки представляет собой примерно то же, что привычный нам шашлык, но вместо лука на шампур нанизаны какие-то другие овощи, и плюс к собственно мясу на шпажке на этом же блюде подаётся гарнир (в данном случае – рис). Приготовлен очень вкусно.

Кемпинг расположен в восточной части Плакьяса. Территория ухожена – кипарисы, пальмы, оливковые деревья, цветы. Рядом расположено здание православного храма. Поставить палатку на территории кемпинга стоит 5,5 евро (палатку вёз с собой). Ставлю её среди оливковых деревьев – уже в сумерках. Как раз к темноте устроился. Под кронами оливковых деревьев здесь же стоят столики и стулья, установлены краны с водой и мусорные контейнеры (они вид не портят, поскольку не сразу бросаются в глаза, да и не сразу можно догадаться, что это такое). Форма рукомойников, на мой взгляд, менее удачна. Если где в путеводителях и пишут, что в критских кемпингах санитарные условия оставляют желать лучшего, то это – полная чепуха, предназначенная для привередливых пляжников-«матрасников». В специально построенном для этого здании – вполне цивильный чистый туалет, не хуже, чем на морском лайнере или же в небольшом трёхзвёздочном отеле. Душевые кабинки тоже имеются.

Заснуть удалось не сразу, потому как на мобильный телефон ни с того, ни с сего стала приходить «голосовая почта» от «Билайна». Выключить телефон я не мог: другого будильника у меня при себе не было. Пришлось вытащить фотоаппарат из чехла, положить в чехол телефон, засунуть чехол в рюкзак, а рюкзак поместить под спальник между ног. Только тогда удалось заснуть.

Кемпинг в Плакьясе.

Храм на территории кемпинга.

 

 

12.10.2007

Ближе к утру просыпаюсь оттого, что поднялся ветер – и не слабый. Шумит в кронах оливковых деревьев.  Вот это мне совсем ни к чему. Но ветер утих ещё до рассвета.

Где-то в половине девятого выезжаю от кемпинга. На выезде из Плакьяса стоит ещё один православный храм. Направляюсь в сторону Мони-Превели (монастыря Превели). Мне приходится огибать две прибрежные горы, первая из которых образует полуостров Какомоури. По другую сторону всё это время хорошо виден каньон ущелья Курталиотико,  горы Коуроупа, горы Ксирон. Впереди отчётливо видны горы Кедрос. Дорога большей частью идёт на подъём, хотя и спуски имеются. Из числа достопримечательностей этой дороги отмечу следующие.

- старинный мост над рекой Мегопотамос, построенный в типичной для всего северо-восточного Средиземноморья форме. Думаю, построили мост монахи несколько веков тому назад. Через мост проходила вымощенная камнем дорога, камни те сохранились, по ним можно пройтись. Возле старинного моста начинается современная автодорога к пляжу Лимни. Она пересекает реку Мегопотамос по другому – низенькому – мосту. Что касается приставки «мего-», то, возможно, по меркам Крита эта река и в самом деле представляет собой мега-поток, но только по меркам Крита. А как переводится «потамос», я не знаю. Согласно другому источнику, речка называется Курталиоти.

- фактически заброшенная к настоящему времени монастырская пустынь Като-Превели. Хотя и пребывает отчасти в разрушенном состоянии, но, тем не менее, на фоне гор смотрится очень колоритно.

- небольшая аккуратная церковь, расположенная у самой дороги на возвышении. В выложенной камнями клумбе растёт исключительно стройный кипарис. Возле церкви можно набрать воды, ручьём попадающей сюда с гор.

- горный ручей, водопадом стекающий в ущелье откуда-то с горы. Виден лишь на небольшом участке, поскольку протекает в лощине, густо поросшей естественной растительностью. Выше уровня дороги от того ручья отходят – параллельно дороге и повторяя сообразно склонам её изгибы – два рукотворных жёлоба. Один жёлоб отводит часть воды к упомянутой церкви. Другой – куда-то в сторону моря.

- монумент, поставленный австралийцами в знак благодарности монастырю. Монумент поставлен сравнительно недавно – в 2001-2002 гг., а посвящён он событиям 1941 года. Тогда, в первые годы второй Мировой войны на Крите помимо греческих войск находились также союзные им войска британцев, австралийцев и новозеландцев. В мае 1941 года немцы силами своих элитных подразделений провели на Крите большую десантную операцию – это был самый многочисленный парашютный десант за всю мировую историю. Войска союзников были застигнуты врасплох, потерпели поражение и оказались «в ловушке». Трудно себе представить, но монахам монастыря Превели удалось спрятать у себя около 5 тысяч британских, австралийских и новозеландских солдат. Ночами монахи выводили солдат к пляжу Лимни, где те были взяты на борт двумя субмаринами союзников. Одна из надписей монумента в переводе гласит примерно следующее: «В этой святой крепости нации и православия более пяти тысяч человек были приняты, накормлены, получили возможность выспаться, были спасены. Многие из них выехали на Средний Восток посредством двух рейсов субмарин при большом содействии смелого аббата Агаттогелоса Лаггоуварлоса. Михаэл М.Пападакис, матрос». Фашистские каратели, разумеется, вскоре захватили монастырь и наделали там бесчинств. Уже после войны монастырь был восстановлен.

Ну вот, собственно, и сам монастырь показался из-за поворота. А то я начал опасаться, что монастырь будто бы находится на самой вершине горы: дорога упорно всё ползла и ползла в гору и до последнего её колена казалось, что подъём будет продолжаться ещё долго. Перед монастырём находится автостоянка, и здесь автодорога заканчивается.

Монастырь по площади невелик. Прохожу на его территорию. Фотографировать здесь не разрешается, поэтому не фотографирую. На территории монастыря расположены в частности:

- небольшой храм Агиос Иоаннис Теологис (Св. Иоанна Богослова). Не здесь ли монахи подняли греческий флаг во время антитурецкого восстания? В XIX в. монастырь дважды становился центром освободительного движения – в 1821 и в 1866 гг. Храм открыт для посещения.

- помимо греческого флага на территории монастыря развевается флаг в виде жёлтого полотнища с изображением двуглавого орла. А я до сих пор наивно полагал, что это – сугубо российская символика, связанная с географическим положением России между востоком и западом! Мол, одна голова смотрит на восток, а другая – на запад. Во всяком случае, так это порой трактовалось в российской прессе в начале 1990-х гг. Оказывается двуглавый орёл – более древняя символика, нежели петровские времена.

- небольшой фонтан, сооружённый в 1991 г. австралийцами в знак благодарности монастырю.

- музей, где представлена очень разносторонняя экспозиция – от православных раритетов до образцов холодного и огнестрельного оружия середины XIX века. Так или иначе, вся представленная экспозиция имеет отношение к истории монастыря.

- другие постройки монастыря закрыты для посещения, их можно осмотреть только снаружи.

Храм на восточной окраине Плакьяса.

Автодорога из Плакьяса в Лефкойю полога. Вдалеке, скорее всего, гора Ксиро (903 м).

Вид из окрестностей Лефкойи на ущелье Курталиотико

…и на гору Ксиро(н).

Старинный мост над рекой Мегопотамос.

Тот же мост.

Скорее всего, один из видов можжевельника, в обиходе называемый кедром.

Монастырь Като Превели и вид на ущелье Курталиотико.

Дорога к монастырю Писо Превели и часовня у дороги.

Верхушка горы (около 400 м) возле дороги.

Часовня у дороги.

Вода горного источника по желобам отводится в две стороны: к церкви (не видна за поворотом) и в эту сторону.

Мемориал в память о спасении монахами монастыря Превели 5-ти тысяч солдат союзных армий.

Монастырь Писо Превели.

Мони Превели. В центре – храм Агиос Иоаннис Теологос (Св. Иоанна Богослова).

Развилка дорог. Вправо – к монастырю Превели. Влево – к пляжу Лимни.

 

Осмотрев монастырь, возвращаюсь к ближайшей развилке дорог. Поворачиваю в сторону пляжа Лимни. Крутой спуск, потом небольшой подъём. Асфальт вскоре заканчивается и после автостоянки идёт только грунтовка. Море рядом, но пляж находится – где-то там внизу! Спуск крутой. Признаюсь честно, я поленился дойти по этому спуску до пляжа – очень не хотелось взбираться потом назад. Вместо этого поставил велосипед на углу автостоянки и отошёл по камням на несколько десятков метров в сторону. Оказался на высоком отвесном обрыве. Нет, даже не на отвесном, а на обрыве с отрицательным уклоном. Высоту обрыва точно не знаю, но, во всяком случае, она измеряется многими десятками метров. С максимальной осторожностью приблизившись к обрыву, делаю несколько кадров (скальные породы выглядят прочными, другой вопрос – насколько они прочны на самом деле; но в любом случае находится над подобным обрывом рискованно). Отсюда как на ладони виден пляж Лимни с маленькой рощицей критских пальм и лодками в устье Мегопотамоса. Иногда в путеводителях указывается, что в устье Мегапотамоса имеется маленькое пресное озерко. Но «озерко» - весьма спорное определение для слегка расширенного участка реки. Что касается критской пальмы (Phoenix theophrasti), она является эндемиком Крита, и нигде более в естественном виде не произрастает. Да и на Крите эта пальма, по-видимому, естественным образом произрастает лишь в двух местах. На крайнем северо-востоке Крита имеется пальмовая роща Ваи (Вай). А здесь, в Лимни маленькая пальмовая рощица вытянута вдоль речки и занимает совсем небольшую площадь. Я затрудняюсь её оценить, хотя бы потому, что вижу не полностью – вероятно, что-то порядка 2-3 га. Этот вид пальмы близок общеизвестной финиковой пальме и сформировался на острове в результате пространственной изоляции популяции. Однако, плоды не съедобны.

Пора возвращаться в Аделе. Возвращаюсь до ближайшей развилки автодорог, причём на подъём перед перекрёстком захожу пешком. Ну, и что, что крутой? Не принципиально уже: за последние двое суток крутых подъёмов было немало, и ещё будут. У перекрёстка делаю небольшую передышку. Обозреваю вид на дорогу, ведущую в сторону пляжа Лимни. В той стороне видно Ливийское море. Левее – горы Асидероло и более высокие горы Кедрос.

Пляж Лимни и «озерко» в устье речки Мегопотамос. Маленькая рощица критских пальм.

 

 

 

 

 

 

 

Ущелье Хелидонион и речка Мегапотамос.

Критские пальмы.

Деревянные столбы поливают водой с авто из брансбойта.

 

Во время передышки испытал сильное удивление. Дело в том, что из-за поворота медленно выехал грузовик и остановился возле первого же столба электролинии. Меня само по себе удивляет то обстоятельство, что на Крите на деревянных столбах провода могут быть подвешены как на одной чашке, так и на нескольких – трёх, пяти, шести. Это уже как будто высоковольтная линия, а в России подобные электролинии на деревянных столбах не проходят. Во всяком случае, ни разу такого не замечал. В России, например, три чашки соответствуют электролинии, напряжением 35 кВ, но тут, в Греции, наверное, могут быть и другие соответствия. Тут же разворачивается занимательное действие! Шофёр остаётся за рулём, а его напарник приводит в действие гидрант. И поливает струёй воды весь столб сверху донизу. Вот это да! Потом грузовик перемещается по дороге к следующему столбу, и действие повторяется. При этом лёгким ветром на меня несёт водяную пыль, а поскольку фотоаппарат у меня в руках, я незамедлительно перемещаюсь в сторону.

Ещё раз проезжаю мимо Като Привели и моста через Мегопотамос. На этот раз я задерживаюсь у моста подольше и осматриваю его почти со всех сторон.

На подъём перед селом Асоматос вхожу пешком. Наверху подъёма повстречал чету велотуристов. Скорее всего, голландцы, хотя, не исключено, что немцы или австрийцы. Они предложили запечатлеть меня на мой же фотоаппарат. Общение оказалось занимательным в том плане, что их языка я не знаю, они по-русски тоже не понимают, а по-английски могут вставлять только отдельные слова и реплики. На следующем десятикилометровом участке пути – до выезда из села Коксаре – я их несколько раз догонял. На въезде в ущелье Курталиотико они рассматривали парящих орлов (или близких к орлам птиц). По словам велотуристов, орлы имели в размахе крыльев 2 метра.

К тому времени над горами снова собрались тёмные облака. И даже начал накрапывать дождь крупными каплями. Но дождь оказался кратковременным.

Близ села Асоматос, примерно в 2-х км к западу от него. Вид на залив Плакьяс.

Село Асоматос.

И ещё один вид в сторону Ливийского моря в направлении Плакьяса.

Въезд в ущелье Курталиотико.

 

Ещё одну группу велотуристов я повстречал вскоре после того как начал движение по автодороге в каньоне. Это была организованная группа численностью что-то около десятка человек в полной экипировке, включавшей и каски. Возглавлял движение тот самый работник пункта по прокату велосипедов, в котором я взял велосипед на прокат. Мы махнули друг другу рукой.

Ущелье Курталиотико величественно и очень красиво. Оно имеет вид скалистого каньона с высокими обрывистыми склонами. В склонах заметны небольшие пещеры. Их происхождение мне не ведомо. Ветра не то чтобы совсем не было, но на дне ущелья он ощущался слабо. Хотя, судя по описаниям, ущелье основательно продувается ветрами. В результате выветривания с противоположных склонов постоянно осыпаются мелкие камешки, поэтому ущелье и получило своё название, переводящееся как «стук», «треск». Да, действительно, хотя ветер слаб, но стук небольших камешков я слышал несколько раз. Но при этом никакого промелька от их движения не заметил.

Напротив наибольшего скопления пещер начинается лестница, она ведёт на дно ущелья. Туда я не спускался, не желая надолго оставлять велосипед вне поля зрения (там расположена часовня вблизи источника, но об этом я узнал позже). Далее находится небольшая огороженная площадка со скамеечками, где можно комфортно отдохнуть. Ещё далее возле дороги расположена совершенно необычного вида часовня. Она стоит под нависающей скалой, и привычного облика стены имеет лишь на половине своего периметра. Остальную же половину стен и свода образует сама скала! Ещё далее расположен эффектный выезд из каньона, ущелье в этом месте узкое, скалы отвесные.

Ущелье Курталиотико.

Лестница к часовне.

Пещерки на склонах ущелья.

Место для отдыха.

Ущелье Курталиотико.

Часовня в склоне ущелья.

Часовня в ущелье Курталиотико.

 

Дальнейший участок пути до села Армени представлен просторными пейзажами гор, засухоустойчивыми травами, оливковыми рощами. После маршрута «ВриссесХора-Сфакион – Мони Превели» подъёмы на дороге после Асоматоса кажутся пологими. Ну, а, в общем, ещё довольно долго приходится ползти по дороге прежде, чем начинается спуск к Рефимно. Всё-таки усталость трёхдневного велоперехода по горам сказывается.

После Коксаре на выезде на дорогу «МиресРефимно» меня обогнал внедорожник. За рулём – всё тот же работник пункта проката велосипедов. В кузове – перевозимые им велосипеды. Поинтересовался, как у меня дела, узнав, что я проехал через Хора-Сфакион, поднял большой палец вверх, затем поехал далее.

Оригинального архитектурного облика стоит возле дороги ресторан. Стилизован под средневековую крепость. Ориентировочно он расположен где-то в окрестностях села Амбелаки.

И в Коксаре, и в Армени, да и между ними стоят памятники, посвящённые событиям военных лет – большей частью событиям Второй Мировой.

В Армени указатель указывает направление на минойский некрополь, до него 1 км. Но туда я уже не поехал.

Село Армени выглядит красиво. От села начинается спуск в сторону Критского моря.

Памятники в связи с событиями военных лет у села Коксаре.

Храм у развилки дорог; обе дороги разными путями ведут к селу Селиа.

 

Окрестности села Коксаре: вид в восточном направлении…

…и в западном направлении.

 

Село Армени и военный мемориал.

 

 

В Рефимно опять таки заезжать не стал. Сразу направился новой автотрассой в Аделе. Ветер встречный, но почти все шесть километров длится спуск, поэтому ехать совсем нетяжело. Асфальт ровный, край асфальта широкий, но, разумеется,  осторожность соблюдать не излишне и на этой дороге.

Хотя отель «Maravel sky» расположен между одной и другой параллельными автодорогами и его территория хорошо видна с трассы, я его не заметил. Узнал Аделе только по араукариям, что растут у дороги, ведущей к Мони-Аркади, да и тот поворот едва не проскочил.

Приехал в «Kreta bike», вернул арендованный велосипед. Мастер-иструктор-гид поинтересовался в частности про поездку, и я рассказал вкратце, как она происходила. Ещё раз услышав, что я ночевал в Хора-Сфакионе, он сказал по-русски: «молодец!».

Придя в номер отеля, отдыхаю. Это хорошо, что приехал немного загодя до ужина. У меня есть время, чтобы немного акклиматься после поездки.

Что касается пройденного за эти три расстояния, то оно сильно разнится в зависимости от того, по которой карте его подсчитывать. Особенно сильно разнятся расстояния, на участке от Вриссе до Хора-Сфакиона. Так, по одним подсчётам, в первый день я проехал 72 км, по другим – 77 км, по третьим – 83 км, а если вспомнить дорожные указатели, то, вероятно ещё на 4 км больше. Очевидно, карты не в полной мере отражают километраж на извивах серпантинов. С линейкой же лазить по картам совершенно бесполезно: точнее не получится. Во второй день я проехал по разным подсчётам порядка 40-48 км. Скромненько. В третий – порядка 55-57 км. А всего за три дня что-то около 167 - 188 км. При этом вторая цифра представляется более предпочтительной. Немного больше – может быть, меньше – нет.

 

ИСТОЧНИКИ ИНФОРМАЦИИ:

1) Аркади. Монастырь-памятник Крита. Mediterraneo editions, 2002.

2) Греция. Карта автомобильных дорог. 1:800000. Haupka, 2005.

3) Крит. Путеводитель из серии «полиглот». М., Аякс-пресс, 2007.

4) Tourist and road map of Crete. Scale 1:300000. HРАКЛЕIОY. TYPOKRETA.

5) Western Crete. 1:100000. Athens, Road editions.

5) Wild flowers of Crete. / Vangelis Papiomitoglou. Mediterraneo editions, 2006.

5) www.tournet.ru

 На главную