На главную

ЯНТАРНЫЙ КРАЙ ЗИМОЙ.

 

- заброска

- историческая справка

- вверх по Инстручу

- наиболее протяжённый переход: ЖилиноСоветск – Полесск

- восточная Самбия

- Куршская коса

- от Зеленоградска до Калининграда

- возвращение

 

ЗАБРОСКА.

Замечательные зимние «каникулы» представляют собой новогодние дни. Чем сидеть сиднем в Орле, лучше на это время куда-нибудь уехать. В России немного мест, где в январе можно ощущать себя комфортно в ходе велосипедной поездки. Разве что черноморское побережье со средними температурами января от +1°С в Анапе до +6° на всём протяжении Большого Сочи. Вполне доступна Абхазия, где средняя температура января составляет на побережье +6°. Доступно южное побережье Крыма – там субтропики от Фороса до Феодосии, а наибольшая температура января наблюдается в Ялте (+2°С). Кроме того, можно обратить взгляд на Калининградскую область. Там средняя температура января составляет от –1°С в Калининграде до –5°С на востоке области. Не субтропики, конечно, но всё же заметно теплее, чем в средней полосе России.

Тут, правда, следует иметь в виду, что климат в Калининградской области характеризуется непостоянством погоды и большими различиями погодных условий по годам.

Кроме того, Калининградская область отделена от остальной территории России прибалтийскими государствами. И чтобы попасть в Калининградскую область по суше, необходимо обзавестись транзитной визой литовской стороны. Набор поездов, на которых действует упрощённая транзитная виза, невелик: 2 поезда из Москвы и по одному из Санкт-Петербурга, Адлера, Челябинска. Столько же – в обратном направлении. Очень хорошо, что по Белоруссии проезд свободный.

Меня более всего устраивает фирменный поезд №029 «Москва – Калининград» под названием «Янтарь». Потому как прибывает в Черняховск в первой половине дня и стоит там 10 минут прежде, чем отправится далее.

Более чем за месяц я обращаюсь в железнодорожную кассу за билетами. Сразу – туда, и назад. Мне сообщают, что следует придти ещё раз по прошествии 28 часов. За это время должен быть направлен запрос в литовское посольство и получен ответ относительно возможности проезда через территорию Литвы. Прихожу через день и получаю в дополнение к железнодорожному билету ещё три синих корешка с текстом «проезд по территории Литовской республики возможен». Разумеется, всё это делается по предъявлении загранпаспорта. И кстати, по ходу поездки именно загранпаспорт является основным документом, удостоверяющим личность. Без него в поезд вообще не пустят. А вот российский паспорт при этом могут и не потребовать.

Билеты на поезда между Орлом и Москвой беру ближе к Новому году.

Через Интернет знакомлюсь с ситуацией относительно развития сельского туризма в Калининградской области.

Отслеживаю погодные условия через Интернет. М-да, дня за два до Нового года там значилась температура воздуха +7°С, а вот после Нового года она, смотрю, понижается и в ночь на 6 января по прогнозам должна составить -10°. Да, собственно, уже к ночи на 4 число температура должна упасть до -6°С. И выше ей не подняться за весь рассматриваемый период. Я ещё надеюсь на то обстоятельство, что метеопрогнозы нередко бывают ошибочными. Заодно отслеживаю прогноз погоды в Полоцке. Это на тот крайне нежелательный случай, если вдруг меня по каким-то причинам не пропустят через границу (ну, мало ли чего – достаточно, например, фотоаппарат не вовремя достать). Там погода ожидается ещё более морозная, и, конечно, мне бы не хотелось проводить поездку по сугробам по недостаточно проработанному маршруту.

 

30.12.2007

Вечером спускаю велосипед по лестнице и отправляюсь кратчайшим путём на ж. вокзал. До него – 3,6 км. Навьюченные сумки закреплены слабовато, их приходится поправлять. Благо ехать до вокзала недалеко.

В справочной выясняю, что нумерация вагонов начинается с хвоста. На перрон выхожу наиболее лёгким путём – мимо пешеходного моста. Место остановки вагона легко вычисляется по составам, останавливающимся на соседних платформах.

Вот только теперь обнаружил, что забыл дома некоторые полезные вещи. А именно: ручки, зажигалку, ключи – в т.ч. и для тросика, чехол для велосипеда. Снял передний щиток, колесо, две сумки. Заднее колесо снимать не стал. За неимением чехла закрыл велосипед тентом от палатки. Не хотелось мне этого делать, тем более палатка новая, но пришлось. Орловский поезд на Москву отправляется в 2300.

Затащил велосипед на верхнюю полку и разместил поперёк полок. Затруднений это не составило, тем более помог пассажир с бокового места. Единственное неудобство фирменного поезда заключается в том, что верхняя полка имеет перемычку в стороне, противоположной окну, поэтому велосипед вписывается в пространство едва-едва. И если бы со мной ещё кто-нибудь ехал с велосипедом, то второй велосипед положить было бы просто некуда. В принципе, пару велосипедов в фирменном поезде разместить возможно, но только снимая и передние, и задние колёса.

До Москвы по возможности спал.

 

31.12.2007.

Поезд прибывает в Москву около 6 часов утра. Выгружаюсь. Собираю велосипед (ставлю переднее колесо), закрепляю сумки. Поезд тем временем уходит. Затем спускаюсь в переход, пересекаю пандус Курского вокзала, по удобному наклонному выходу поднимаюсь к проезжей части (этим наклонным выходом мне вскоре пришлось воспользоваться ещё несколько раз для перемещения между этажами Курского вокзала).

Только-только начинаю движение – а чехла с трубочками каркаса палатки нет! Забыл в поезде! Что делать?! В Калининградской области мне предстоит несколько ночёвок, и не факт, что во всех случаях удастся остановиться на ночь в гостиничных домиках. А всё-таки не лето, я замечу. Метнулся на второй этаж Курского вокзала. Первый попавшийся дежурный милиционер махнул в сторону депо. Полагая, что депо где-то рядом, я направился вдоль линии железной дороги. Затем заметил постройки по другую сторону от Курского вокзала, переметнулся туда и обратился к первому встречному. А тот провёл меня по лестнице и подземному переходу и вывел на… Курский вокзал. Здесь мне посоветовали обратиться к дежурному администратору, назвав почему-то окно №47. Там оказалась кассирша, и она послала меня на первый этаж в пункт выдачи багажа. Пункт выдачи забытых вещей закрыт до 10 января. В пункте хранения багажа мне опять же посоветовали обратиться к дежурному администратору. Оказалось, что это – окно №45, и оно было закрыто в течение некоторого времени. Потом открылось. Я тут не один со своими проблемами, передо мной – ещё один человек, а времечко то идёт. В 1406 отправляется поезд с Белорусского вокзала на Калининград, и, разумеется, к тому моменту я должен находится в вагоне вместе с велосипедом.

Дежурный администратор сказал, что связи с поездами у них нет, и  что мне надо обращаться в депо. Оно находится в стороне Каланчовской площади, известной также как «площадь трёх вокзалов».

По Садовому кольцу добираюсь на велосипеде до площади трёх вокзалов. Но таксист говорит мне, что депо расположено тремя километрами далее и объясняет, как туда проехать. Направляюсь туда, поначалу – знакомой мне Каланчовской улицей. Красиво подсвечены высотные здания, но не до фотосъёмки. От створа Протопоповского переулка еду незнакомой мне Пантелеевской улочкой – прямо к депо.

На моё счастье, я удачно обратился к первой же работнице депо, и та показала мне, где стоит орловский поезд. Стоит он удачно – как раз вдоль перрона, а не где-то за другими составами. Дохожу до вагона №1. Проводники находятся в составе. Проводница к этому времени уже обнаружила забытую вещь и сразу же вернула мне её. Времечко – что-то около 8 часов утра.

Выезжаю на Большую Переяславскую. Температура воздуха – чуть ниже нуля. Только-только начинает светать. Можно немного пофотографировать – вот например, поблизости стоит церковь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Здание церкви на ул. Большая Переяславская. >

 

Едва-едва не выкатил на Третье транспортное кольцо. Но ДПСник, махнув жезлом, остановил меня и сказал, что нельзя. А мне туда как раз и не надобно. Далее испытываю затруднения с выездом на проспект Мира. Мне надо повернуть влево, а этот манёвр тоже запрещён. Приходится поворачивать вправо, метров триста ехать в том направлении, затем разворачиваться, проезжать под эстакадой… Затем я неожиданно обнаруживаю себя возле Рижского вокзала. Красивое здание, выкрашенное в светло-зелёные тона, в архитектурном плане имеет некоторое сходство с Белорусским вокзалом. Далее еду сравнительно небольшой улицей Гиляровского. Тут тоже имеется оригинальное по своей архитектуре здание.

Рижский вокзал.

Здание на ул. Гиляровского.

 

Ветер слабый, на Садовом Кольце он для меня попутный. По Садовому Кольцу и Тверской-Ямской добираюсь до Белорусского вокзала. Без каких-либо затруднений. Транспорта на улицах по московским меркам совсем немного. Общий километраж этого дня по Москве – 16,48 км.

Белорусский вокзал для велотуриста удобен. Проход безо всяких лестниц ведёт сразу к перронам. Перроны высокие, и это облегчает погрузку в поезд. До поезда – четыре с половиной часа. Зябко, но не утепляюсь: четыре часа можно потерпеть. Красивая архитектура Белорусского вокзала. Новогодняя ёлка в иллюминации. Ожидающий поезда пассажир кормит на перроне голубей и воробьёв. Занятная картина. Голуби подходят к самым его ногам, только что по обуви не топчутся. Воробьи шастают между ними, норовя утащить кусок покрупнее. Иногда какому-нибудь воробью удаётся утащить кусок, размером больший, чем его голова. Забавно видеть: даже полёт у него становиться каким-то неустойчивым. Отлетит воробей на два-три десятка метров сторону и пытается поглотить весь кусок. Но, как правило, «пернатый везунчик» съедает только небольшую часть утащенного в сторону куска. Тут же подлетают к нему ещё два-три воробья и расклёвывают остальное. И даже если какой-нибудь воробей улетел далеко в сторону, за ним всё равно отправляются следом два-три пернатых разбойника. Лишь один оказался особенно хитёр. Он сделал манёвр в одну сторону, а затем резко переменил курс в противоположную и улетел далеко. Другие воробьи за ним не последовали.

Начало посадки – за полчаса до отправления. Снова запихиваю велосипед на верхнюю полку в частично разобранном виде. Снова поезд фирменный, снова велосипед входит едва-едва. Повезло с проводником: хороший вежливый проводник.

Поезд «Янтарь» отправляется. Из окна видны высокие новостройки Москвы – так называемый райончик «Сити». Далее – какое-то высокое здание с башенками. Выглядит оригинально, но заснять не успел.

Москва: райончик «Сити».

 

Ненадолго проглядывает Солнце. Едем на запад. Наверное, поэтому, вечер кажется длиннее обычного. За окнами местность напоминает собой – весьма отдалённо впрочем – то окрестности Сельца, то север Ершичского района, то окрестности мценской Железницы. Но, в общем, ландшафт пологий.

Стемнело до того, как миновали Вязьму.

В Белоруссию поезд въезжает незаметно. Граница никоим образом не даёт о себе знать, и это, конечно, радует. Орша. Борисов. Ещё какой-то небольшой город. Затем – Минск, видны два подсвеченных дома-башенки. Мне они знакомы по изображению на почтовой марке.

За час до нового года появляются Дед Мороз и Снегурочка. Заставили спеть новогоднюю песенку, и вручили подарок – диск «Попутные песни». Обозначено как «сувенирная продукция», «не для продажи». На упаковке – текст тёплых поздравлений и пожеланий от ОАО «Российские железные дороги». Я аккуратно положил диск в свой рюкзачок, и на протяжении всего своего путешествия сомневался, что довезу этот диск до дома в целостности. Забегая вперёд, скажу, что довёз. И послушал. Немного. И покатился со смеху. Потому как большая часть песен… Я бы охарактеризовал их как «пафосные песни 30 – 50 гг. XX в.» В-общем, железнодорожники проявили немалый юмор, остановив свой выбор на таком варианте подарка. Молодцы!

Кстати, Новый год в этом поезде можно праздновать дважды с интервалом в час – по московскому времени и по местному. Попутчица угощает шампанским и конфетами. За конфеты ей особое спасибо, потому как мне они оказались очень кстати по ходу моего маршрута.

 

1.01.2008

Ещё когда поезд шёл по Московской области мне вручили анкетный листок. Его следовало заполнить и отдать. Взамен я получил транзитную визу Литовской республики – вот только уже не помню, сразу или на первом литовском таможенном пункте. Она представляет собой лист чуть уже тетрадного с нанесёнными на него рисунком, голограммой, водяными знаками и текстом – преимущественно на литовском языке. Эта транзитная виза предоставляет право одноразового проезда в обратном направлении без заполнения анкеты при условии, что проезд этот будет осуществлён не позже чем через три месяца.

В Сморгони на подъезде к литовской границе появились белорусские таможенники. После пересечения границы в Куне – литовские таможенники.

Потом я поспал. Проснулся на станции Кубартай оттого, что в вагоне снова появились таможенники – литовские. Затем в городе Нестерове вошли российские таможенники.

После Нестерова начинаю собираться. Одеваюсь, снимаю с верхней полки сумки и велосипед.

 

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА.

 

Ну, просто так колесить по какой-либо территории не очень то интересно. Необходимо заранее иметь хоть какое-то представление о том, чем та или иная территории примечательна. А Калининградская область в составе России – явление, не имеющее аналогов.

Русское население появилось здесь сравнительно недавно – сразу после Второй мировой войны. До войны здесь жили немцы. Поэтому большинство населённых пунктов области обладают архитектурными чертами, присущими западноевропейской архитектуре. Однако, и немцы не были исконными жителями этих мест.

Древние пруссы. Первыми поселенцами этих мест, чьё имя достоверно известно, были пруссы. Пруссы являли собой народ балтийской группы. Их этнос распадался на племенные союзы, обладавшие собственными названиями: самбы, натанги, скаловы, курши, судовы (они же – ятвяги) и т.д. В то же время прусский язык испытал влияние славянских языков – а именно, польского. И особенно близок славянским был язык ятвягов, селившихся восточнее остальных прусских племён.

Территория, где жили пруссы, простиралась от нижнего течения Вислы до окрестностей современной Клайпеды. Две трети бывшей прусской территории сейчас находятся на северо-востоке Польши, небольшая часть – в Литве и примерно треть – в Калининградской области России. На Калининградскую область приходятся полностью Самбия, Надровия и Судовия, южная часть Скаловии, а также северная часть Вармии, Натангии и Бартии.

Карта-иллюстрация с ниткой маршрута.

 

Полагают, что центром этногенеза прусского народа стал полуостров Самбия. А уже оттуда прусские племена расселились – главным образом в южном направлении. Согласно легенде, одними из первых прусских правителей были два брата – Вайдевут и Брутен. Один из них, по сути, был светским правителем, другой – языческим религиозным главой, и его влияние было не меньшим. Двенадцать сыновей Видевута стали управлять прусскими землями и Литвой, которые получили свои названия как производные от имён детей Видевута. Самое удивительное в этой легенде то, как Видевут и Брутен в преклонном возрасте принесли себя в жертву на костре перед битвой пруссов с мазурами. Пруссы в той битве победили.

Впрочем, централизованного государства у пруссов не сложилось. Прусские племена на протяжении веков оставались разобщёнными, что в конечном итоге оказалось гибельным для прусского этноса.

В древности Пруссия представляла собой низинную территорию, покрытую труднопроходимыми лесами и болотами. Она была бедна и пахотными землями, и строительным камнем, и рудами. И всё это, конечно, не способствовало быстрому развитию материальной культуры. В то время, когда на Крите минойцы возводили первые в Европе дворцы-лабиринты, на территории Пруссии население (ещё допрусское) могло себе позволить лишь изготовление глиняной керамики. Когда в конце первого тысячелетия н.э. население Абхазии возводило прекрасные храмы и лепили большие симметричные пифосы, пруссы тоже лепили керамические сосуды, но меньших размеров и к тому же заметно кособокие.

По той же самой причине каменных крепостей у пруссов никогда не было, все их крепости были деревянными и потому не сохранились. Другое дело, что пруссы укрепляли свои крепости старательно и продуманно, при возведении фортификаций использовали особенности ландшафта. Оружие пруссов к XIII в. оставалось примитивным по меркам своего времени: деревянные дубины, залитые свинцом на конце, рогатины, кистени, топоры, каменные секиры, щиты с деревянной основой. Впрочем, были у них и металлические кольчуги и шлемы местного изготовления. Оригинальным оружием пруссов были «боевые» пчёлы. В ходе боя пруссы забрасывали ёмкости с пчёлами в противника, а сами применяли мази, и пчёлы, создавая помехи противнику, пруссов не трогали. Прусские воины были очень неприхотливы, во время военных походов ночевали под открытым небом, а в сражениях, несмотря на примитивность оружия, нередко одерживали победу над различными противниками.

Поскольку производство у пруссов было налажено слабо, то и вовлечённость в торговлю с другими народами носила односторонний характер. Пруссы торговали янтарём, мехом, а в обмен приобретали всё, что им было необходимо. Эта зависимость от предметов, которые они сами не производили, порой становилась стимулом для совершения разбойных набегов на соседние племена. Что, впрочем, было обычным явлением в средневековой Европе вообще, а не только у пруссов. В морском разбое пруссы замечены не были, что, по-видимому, можно объяснить примитивностью их посудин.

Соседями пруссов на западе и юге были славянские племена, на севере и востоке – литовские: жемайте (жмудь) и аукштайте. В IXXIII вв. на побережье Пруссии жаловали незваные гости в лице скандинавских викингов. Они основывали на побережье свои поселения, а иногда эти поселения становились смешанными по этническому составу. Без военных стычек между скандинавами и пруссами дело, конечно, не обошлось.

Семейные традиции пруссов не стоят подражания. Достаточно указать, что глава семьи мог продать в рабство любого члена семьи. Многожёнство не возбранялось. Жёнами пруссов нередко становились захваченные в военных походах женщины, чаще всего – польского происхождения. Жёны не могли сидеть в присутствии трапезничающего мужа и тем более – кушать совместно.

В плане религиозных убеждений пруссы оставались одними из самых закоренелых язычников в Европе. На территории Пруссии располагалось языческое святилище в священной для пруссов роще Ромове (Ромуве). До сих пор ведутся споры относительно расположения Ромовы. Одни историки полагают, что она находилась неподалёку от места впадения реки Лавы в Преголю, т.е. – в Надровии. Другие указывают на Самбию (окрестности п. Дворики Зеленоградского района), третьи – на Натангию (окрестности Мамоново). Так или иначе, но это святилище было главным культовым центром всех пруссов. Его влияние простиралось и за прусские земли – на территории других языческих племён, обитавших по южному побережью Балтики. Верховного жреца пруссов именовали как Криве-Кривейта, или попросту Крива. Не известно, было ли это имя собственным или же титулом.

Крестовые походы. Наличие языческих территорий в самом центре Европы вызывало недовольство в католическом Риме. Конечно, пруссов пытались обратить в христианство миссионеры. В 997 г. епископ пражский Адальберт отправился с этой целью в Пруссию и высадился на западном побережье Самбии. Миссия стоила ему жизни: пруссы не оценили смелости епископа, не вняли его слову  и в конечном итоге порешили его. Всего лишь через несколько лет – в 1007 г. –  в Пруссию направился архиепископ Бруно Кверфуртский. Он грамотно обошёл территорию Польши (всё-таки с поляками у пруссов отношения были враждебные) и появился с другой стороны. По пути он пытался проповедовать в Киеве и в Хазарском каганате. Миссия архиепископа Бруно в Пруссии закончилась, едва ли успев начаться. Он был убит пруссами, едва достигнув пределов Судовии. И епископ Адальберт, и архиепископ Бруно признаются св. мучениками.

В 1147 г. немецкие феодальные властители начали захватнические походы на земли полабских и поморских славян. Римский папа присвоил им статус крестовых походов. Поход 1147 г. закончился для немцев безрезультатно. Но в период с 1160 по 1180 гг. полабские и поморские земли были всё же захвачены немецкими крестоносцами со свойственной им жестокостью. С этого времени началось планомерное многовековое онемечивание полабских и поморских славянских земель. До Пруссии дело ещё не дошло.

К XIII в. христианство стало официальной религией почти всех государственных образований расположенных в Европе. На Балканах и на Руси утвердилось православие, в остальных случаях – католицизм. Правда, в Волжской Булгарии утвердилось мусульманство, а на восточных и северо-восточных окраинах Европы население оставалось преимущественно языческим (и половцы, кстати, тоже) – но всё это находилось где-то очень далеко от Рима. Другое дело – южное побережье Балтики, по-прежнему остававшееся языческим центром.

К этому времени натиск крестоносцев на Ближний Восток уже ничего им не давал. Там возникло сильное государство мамелюков, успешно противостоявшее всяким завоевательным устремлениям крестоносцев. В 1202 г. крестоносцы предприняли IV крестовый поход, намереваясь разгромить мамелюков. Для этого они наняли венецианцев, чтобы те перевезли их к берегам Египта. Расплатиться же обещали за счёт награбленного в Египте. Но хитрый венецианский дож Энрико Дандоло надул крестоносцев. Он отвёз 50 тысяч крестоносцев не в Египет, а на небольшой остров посреди Адриатического моря и предложил расплатиться. Крестоносцы собрали часть обещанной суммы, а остаток дож предложил возместить ратными услугами. Так крестоносцы оказались не в Египте, а  под стенами хорватского города Задара, где проживало католическое население. Задар не желал признавать власть Венеции, и был её конкурентом. Узнав о планах венецианцев, жители Задара заручились охранной папской грамотой. Но и это не спасло город от разграбления крестоносцами. Узнав о взятии города, римский папа Иннокентий III отлучил организаторов грабежа и самих крестоносцев от церкви. Спустя два года крестоносцы варварски разгромили и разграбили столицу православного мира Константинополь, ещё раз показав при этом, какое истинное лицо скрывается под забралом «благородного рыцаря». После чего Иннокентий III сменил свой гнев по отношению к крестоносцам на милость.

Предыдущий - третий крестовый поход в Палестину обернулся для крестоносцев множеством раненых. Поэтому выходцы из Бремена и Любека в 1190 г. организовали для них госпиталь Пресвятой Девы Марии Иерусалимской. С этого события берёт начало Орден братьев Суверенного Военного немецкого госпиталя Пресвятой Девы Марии Иерусалимской. Он же более известен как Тевтонский орден. В 1198 г. римский папа Иннокентий III  утвердил устав Тевтонского ордена.

Главой Тевтонского ордена был великий магистр, он же – гроссмейстер. Рыцари, вступившие в орден, служили ему пожизненно. При вступлении в орден они давали обеты целомудрия, чистоты, бедности и послушания. Эти обеты предопределяли множество ограничений. Рыцари не могли позволить себе смех, пение, громкий голос. Не могли принимать всякий поцелуй от женщины. Они должны были быть смелыми, преданными начальнику, не иметь от него никаких секретов, покровительствовать вдовам и сиротам, защищать веру и церковь. При вступлении в орден рыцарь должен был принести в дар всё своё состояние. Мясо разрешалось употреблять не более трёх раз в неделю. Самым большим преступлением, наряду с бегством с поля боя, считалось общение с язычниками и отлучёнными от церкви. Уличённые в общении с язычниками рыцари подвергались проклятию. Кроме того, рыцари не могли перемещаться поодиночке. Впрочем, на завоёванных территориях – будь то в Палестине или в Прибалтике – это была скорее жизненная необходимость, нежели этическое правило. Братия носили строго определённую форму, включавшую белый плащ с чёрным крестом. Помимо братьев в военных операциях ордена принимали участие и свободные рыцари. На них положения устава не распространялись. Впрочем, не следует думать, что тевтонские рыцари неукоснительно следовали заведённым ими порядкам. Обет бедности, а также ограничения в употреблении мяса зачастую нарушались, и чем дальше – тем больше.

В конце XII в. возник ещё один орден, подобный Тевтонскому – Орден Меченосцев. К 1210 г. Ордену Меченосцев удалось захватить Ливонию (север современной Латвии). К 1215 г. Орден Меченосцев в союзе с датским королём Вальдемаром захватил Эстию (Эстонию), к середине XIII в. орден захватил Курляндию (север Литвы и юг Латвии). Агрессия ордена привела не только к захвату крестоносцами земель языческих племён. Православная Новгородская республика потеряла свои позиции в восточной Эстонии: в городах Юрьев (ныне Дерпт), Ругодив (ныне Нарва), Колывань (ныне Таллинн). Православное Полоцкое княжество потеряло земли в среднем течении Западной Двины: Герцике, Кукенойс (ныне Кокнесе).

В первой половине XIII в. римский папа объявил о начале крестовых походов против пруссов. Поначалу ареной вооружённых столкновений стали земли пограничные между Пруссией и католической Польшей. Польские попытки военной экспансии на прусские земли успеха не имели. Более того, в 1224 г. пруссы вторглись в пределы Польши и разорили польские деревни.

Большая польская ошибка. В 1230 г. польский князь Конрад Мазовецкий совершил бо-ольшую ошибку, пригласив Тевтонский орден в качестве союзника против пруссов. Более того, Конрад передал во владение Тевтонского ордена опустевшую из-за военных стычек Хелминскую область во временное пользование. Но если Конрад Мазовецкий рассчитывал повторить успех венецианского дожа Энрике Дандоло, то он жестоко ошибался и переоценивал свои способности. Дальнейшие исторические события наглядно продемонстрировали недальновидность польского князя. В 1231 г. тевтонцы заложили на Висле свою первую крепость – Старый Торн. Отсюда крестоносцы со свойственной им жестокостью стали захватывать земли, распложенные ниже по течению Вислы. Уже в 1237 г. тевтонцы вышли к побережью Балтийского моря и основали крепость Эльбинг (Эльблонг).  В 1237 г. в состав Тевтонского Ордена вошёл Орден Меченосцев. В том же году крестоносцы прибыли по морю к прусской крепости Хонеда (ныне – село Весёлое). Взять с ходу прусскую крепость крестоносцы не смогли, несмотря на явное техническое превосходство. Осада крепости длилась около двух лет, и лишь в 1239 году крестоносцам удалось захватить крепость. Пруссы вскоре попытались отбить крепость, но потерпели поражение.

Христбургский мирный договор 1247 г. закрепил за тевтонцами завоёванные ими владения. В том же году пруссы подняли восстание (второе по счету) и одержали победу при Круке в Натангии, а затем – и в ряде других мест. Но крестоносцы предприняли очередную военную компанию в Пруссию. В 1254 г. союзником их выступил король Богемии Отокар II Пшемысл, предпринявший поход на Самбию. В ходе компании крестоносцы захватили большую часть территории современной Калининградской области. В 1255 году на месте разрушенной прусской крепости Твангесте крестоносцы основали крепость Кёнингсберг, а на востоке Пруссии – замок Рагнит. В 1260 г. пруссы подняли третье по счёту восстание. Но это событие уже не могло преломить ход истории. К 1283 году вся территории Пруссии оказалась завоёванной крестоносцами. Последней подчинилась Ятвягия (Судовия).

С этого времени пруссы потеряли всякую самостоятельность, а тевтонцы стали их всячески онемечивать. Разорение языческих святилищ и насильственное обращение в католичество были лишь одной составляющей этого процесса. И кстати, пруссы всячески противились христианизации. Даже после прохождения обряда крещения, случалось, они проходили обряд «открещивания», снова обращаясь тем самым в язычество. Значительная часть прусского населения погибла во время полувекового военного противостояния немецкой агрессии. Многих из оставшихся в живых пруссов немцы насильственно расселили в разные округа Германии. Остальные же прусские крестьяне должны были нести барщину и уплачивать десятину с урожая в пользу ордена. Крестоносцы привлекали их помимо того на самые тяжёлые работы. Кроме того, крестоносцы привлекали на прусские земли немецких крестьян-колонистов, предоставляя им те или иные льготы. Положение немецких крестьян-колонистов было легче, чем положение порабощённых пруссов. Прусское население смешивалось с польским, литовским, немецким населением. Всё это привело к тому, что прусский этнос растворился в немецкой среде. Немцы строили свои крепости на местах прусских укреплений, и население крепостей становилось немецким. В сельской же местности пруссы ещё долго сохраняли свой язык и традиции. Полагают, что последние носители живого прусского языка погибли во время чумы в начале XVIII в. Прусская письменность возникла лишь в середине XVI в. и уже не могла спасти прусский этнос. Литературное наследие пруссов осталось очень скудным. Немецкоязычное население, сформировавшееся на землях Пруссии получило название «немцы-пруссаки» или просто «пруссы», хотя к древним пруссам отношение они имели уже весьма опосредованное.

Погибший этнос на протяжении веков давал о себе знать многочисленными мистическими легендами. Привидения, водяные и т.п. создания…. Насколько можно заметить, большинство легенд Пруссии мрачноваты по своему содержанию.

Крестоносцы оказали и некоторое положительное влияние на быт прусских земель. Помимо христианизации и связанных с христианством изменений общественных устоев крестоносцы привнесли в Пруссию новые технологии и письменность. Тевтонцам принадлежит стандартизация размеров кирпича, как строительного материала. А до того повсюду здания возводили из каменных блоков неодинакового размера. В Пруссии все замки, сохранившиеся до нашего времени (не меньше 17), построены из красного кирпича. Это неудивительно, если вспомнить, что Пруссия очень бедна строительным камнем.

Захват Пруссии не был конечной целью немецкой экспансии. В перспективе крестоносцы надеялись поживиться на северо-востоке православной Руси и в языческой Литве. Русские дружины вступили в противостояние с немцами и датчанами ещё во время военных действий в Эстонии. Эстонию пришлось уступить. Но в 1240 и 1242 гг. новгородцы успешно отразили поползновения шведских крестоносцев на Неве и немецких – на Чудском озере. В 1268 году объединённые силы новгородцев, псковичей и владимирцев победили датско-немецких захватчиков в сражении при новгородской крепости Раковор. В 1348 – 1350 гг. новгородцы успешно отразили захватнические устремления шведского короля Магнуса. Короче, новгородцы и псковичи успешно отражали атаки крестоносцев.

В 1308 году Тевтонский орден начал войну против католической Польши за контроль над восточным поморьем и Гданьском. Плохого союзника выбрал себе Конрад Мазовецкий веком раньше.

Неважно складывались для немцев события на литовском рубеже. Им удалось захватить Балтийское побережье, отрезав Литву от моря, но этим успехи крестоносцев и ограничились. Литовское государство быстро сформировалось в процессе противодействия агрессии крестоносцев. Её население пополнялось беженцами из Ливонии и Пруссии. Вскоре Литва включила в свой состав многие древнерусские княжества, прямо или косвенно страдавшие от монголо-татарского нашествия: Смоленское, Полоцкое, Киевское, Черниговское. Великое Княжество Литовское уже включало в себя не только территорию современной Литвы, но и территорию Белоруссии, и большую часть Украины. Большая часть населения в этом огромном княжестве оказалась православными славянами. Сами же литовцы оставались язычниками. Великое княжество Литовское располагало достаточными ресурсами, чтобы противостоять немецкой агрессии. В 1370 г. произошло крупное сражение между тевтонским войском и литовцами, возглавляемыми князьями Ольгердом и Кейстутом. Произошла она посреди Самбии у нынешнего села Мельниково. А в 1386 г. литовский князь Ягайло (тот самый, что шёл на выручку Мамаю) заключил династический брак с польской королевой Ядвигой. Возник военный альянс, со временем приведший к объединению двух государств – Великого княжества Литовского и Польши – в Речь Посполитую. При заключении династического брака Ягайло принял христианство по католическому образцу, а в Литву с того времени стало проникать католичество.

В результате, Тевтонский орден с идейной точки зрения потерял всякий смысл. Языческих территорий в центральной Европе больше не осталось. Но к этому времени орден являл собой одну из самых могущественных военно-политических сил в Европе и продолжал попытки военной экспансии на прилегающие территории. Суть их сводилась к грабежу и захвату территорий. В 1410 г. объединённые войска поляков, русских, литовцев, чехов, татар, венгров и валахов под общим командованием короля Ягайло разгромили Тевтонский орден в ходе Грюнвальдской битвы. Во многом победа в Грюнвальдской битве стала возможной благодаря особой стойкости смоленских полков. Не спасло тевтонцев от поражения участие западноевропейских наёмников. От этого поражения Тевтонский орден оправиться уже не смог. В 1446 г. орден стал вассалом Речи Посполитой. В 1447 г. столица ордена переместилась из Мальборка (Мариенбурга) в Кенингсберг. А в 1525 г. поляки вынудили тевтонцев поменять орденское устройство государства на светское. Это светское государство получило название «Пруссия» и осталось вассалом Речи Посполитой. Границы вассального государства Пруссия на севере были близки к границам прежних территорий древних пруссов, а на юге – частично охватывали древнепрусские территории. Официальной религией Пруссии стал протестантизм, в то время как в Польше сильны были позиции католичества.

Ещё две польские ошибки. Во второй половине XVI – первой половине XVII вв. Речь Посполитая оказалась в остром политическом противостоянии с московским государством. С одной стороны, в составе Речи Посполитой оказались многие земли, исконно населённые православными восточными славянами. И это само собой давало повод для возможной российской экспансии на запад. С другой стороны, Речь Посполитая предприняла целую серию враждебных военных акций в отношении России. В XVI в. ввязалась в Ливонскую войну против России. В начале XVII в. польские магнаты приняли у себя, а затем заслали в Россию Г.Отрепьева, т.е. Лжедмитрия I. Годом позже они же поспособствовали крестьянскому восстанию И.Болотникова. Затем заслали в Россию Лжедмитрия II. Потом начали обширную многолетнюю военную экспансию в пределы Российского государства. Вооружённые польские отряды шастали на огромном пространстве от Смоленска и Пскова на западе до Нижнего Новгорода, Костромы и Каргополя на востоке. Политические отношения Речи Посполитой с Россией были испорчены. И в результате весь XVII в. прошёл под знаком противостояния России и Речи Посполитой. Политическая враждебность польского государства в отношении своего восточного соседа – увы, на эти убойные грабли польские правители наступали многократно с XI в. по XX в.

К середине XVII в. в Речи Посполитой обострились внутренние политические противоречия. Польский сейм принимал меры к тому, чтобы ограничить власть польского короля. А польскому королю Владиславу Вазе IV это вовсе не нравилось. Но противостоять он уже не мог. Он был незаурядным полководцем, и предпринял совершенно отчаянную попытку сконцентрировать управление страной в своих руках. В 1648 г. он направил запорожских казаков против Османской империи. Османская империя вообще являла собой очень сильное с военной точки зрения государство. А в середине XVII в. Османская империя была очень могущественна. Случилось так, что Владислав Ваза IV вскоре представился. В том же году запорожцы подняли крупнейшее за всю историю Речи Посполитой восстание. Военным походом они дошли до села Берестечко (на самом западе Украины), где потерпели поражение от регулярных польских частей. Слабостью Речи Посполитой воспользовались Россия и Швеция. В 1654 г. российская и шведская армии вторглись в пределы Речи Посполитой и нанесли польской армии сокрушительное поражение. В результате, за несколько лет Речь Посполитая потеряла треть своих владений.

Слабостью Речи Посполитой не преминула воспользоваться и Пруссия. В 1657 г. мирный договор закрепил независимость Пруссии от польской монархии. В 1657 г. Прусское герцогство и Бранденбургское маркграфство объединились в одно государство со столицей в Берлине. Тем не менее, Кёнигсберг остался одной из культурных столиц Европы. Кстати, примечательно, что и Пруссия, и Бранденбург представляли собой территории с онемеченным населением, захваченные крестоносцами в одном случае у полабских славян в XII в., а в другом случае – у пруссов в XIII в.

Дальнейшее усиление Пруссии происходило стремительно. Уже в первой половине XVIII в. Пруссия обладала 80-тысячной хорошо обученной армией. А во второй половине XVIII в. Пруссия, Австрия и Россия осуществили три раздела Речи Посполитой, отчего польская монархия перестала существовать. Стоит отметить, что поляки горячо переживали потерю суверенитета и расчленение государства и неоднократно поднимали восстания.

В начале XVIII в. в Пруссии случилась эпидемия чумы. Полагают, что в ходе этой эпидемии погибли последние носители прусского языка, и с этого момента прусский этнос окончательно перестал существовать. Полагают, что дольше всего прусское население сохранялось в Самбии. Прусские элементы культуры нашли отражение в фольклоре, деревянном зодчестве. Принято считать, что философ и математик И.Кант был немцем. Однако по происхождению он был пруссом. Пруссом был и Н.Коперник.

В том же XVIII в. исчез и этнос полабских славян Вендланда и Люнебургской пустоши (сейчас – на северо-западе ФРГ). Усилились притеснения в отношении лужецких сербов, оказавшихся в границах Пруссии. В 1677 г. лужицким сербам запретили посиделки. В 1683 г. лужицким сербам запретили петь песни на родном языке и танцевать национальные танцы в т.ч. и в праздничные дни. В 1714 г. запрещено было употребление серболужицкого языка в школах и церквях. В 1731 г. лужицким сербам, не владеющим немецким языком, запретили вступать в брак. В 1745 г. лужицким сербам было вменено в обязанность посещать только немецкие храмы. Так, онемечивание населения на завоёванных немцами землях продолжалось веками (собственно,  продолжается и в наши дни).

Во времена Наполеоновских войн Пруссия выступила в коалиции с Россией и Англией. Однако потерпела поражение и вынуждена была принять тильзитский мир на унизительных условиях.

Резкое усиление Пруссии с середины XIX в. связано с деятельностью «железного» канцлера Отто Бисмарка. При нём Пруссия объединила в одно государство множество мелких германских государств. Образовалась Германия. Австрия же проиграла борьбу за объединение немецких земель.

Пруссия так и осталась сильно милитаризованным государством. В самом Кенингсберге в начале XX века активно велось строительство мощных фортификаций. В результате этих работ Кенингсберг стал самым неприступным городом Германии.

В ходе Первой мировой войны восточная Пруссия стала местом успешных действий русской армии. В августе 1914 г. с целью оказать помощь союзным войскам французов и англичан, оказавшихся в затруднительном положении на западном фронте, русская армия провела здесь успешную наступательную операцию. Она стала известна в истории как Брусиловский прорыв. Русские войска подошли близко к Кенингсбергу. Немцы вынуждены были перебросить на восток подразделения с западного фронта, что спасло союзные России войска.

В 1933 г. в Германии установилась фашистская диктатура. Гитлеровский режим стал крайним выражением многовекового немецкого прессинга на славянские земли. Наглядно это проявилось в Лужице, населённой лужицкими сербами. Вновь были введены запреты на проведение национальных праздников, игр, танцев, песен. Полностью запрещалось употребление серболужицкого языка. Запрещалось богослужение на сербском языке. Изгонялось сербское духовенство, подвергалась выселению, арестам и заключению в концлагеря интеллигенция. Были запрещены все сербские общественные организации. Лужицкие сербы были объявлены «сербоязычными немцами»; нацисты намеревались полностью выселить их в Эльзас и в Польшу, а на их место переселить эльзасцев – столь же малочисленный народ.

Аналогичную участь фашисты готовили и другим славянским народам. В 1939 г. Германия начала войну против Польши, фактически начав Вторую мировую войну. За месяц территория Польши была оккупирована. За четыре года оккупации Польша потеряла около 6 млн. своих граждан. Особенно большие потери понесла польская интеллигенция: к концу Второй мировой её численность составила лишь 5% довоенной. Фашисты намеренно изводили польскую интеллигенцию как класс, определив для поляков роль рабочих рук. Аналогично подверглись преследованиям или уничтожались представители чешской интеллигенции. В оккупированной немцами Словении было запрещено употребление словенского языка, была изгнана вся словенская интеллигенция и местное католическое духовенство. Неисчислимыми бедствиями, разрушениями и 28 млн. жертв обернулось вторжение фашистской Германии в пределы СССР. Поскольку основным театром военных действий стала территория в западной части Российской Федерации, в Беларуси и на Украине, то соответственно и наибольшее опустошение пришлось на эти территории.

Нет ничего удивительного в том, что в странах, подвергшихся гитлеровской агрессии, к концу войны население испытывало лютую ненависть ко всему немецкому.

Первые бомбовые удары по Кенингсбергу имели место ещё в самом начале войны. Но в августе 1944 г. Кенингсберг подвергался особенно массированной бомбардировке английской авиацией. Центральная часть города полностью превратилась в руины. Те немногие постройки, сохранившиеся в центральной части города, пережили войну, очевидно, по случайному стечению обстоятельств. В целом по Кенингсбергу к концу войны уцелело порядка 7 – 9 % довоенных построек. Впрочем, несмотря на разрушения от немецкого периода истории в Калининградской области осталось немало архитектурных сооружений. К сожалению, в силу экономических проблем, общих для всей территории СССР, постройки эти нередко выглядят непрезентабельно.

К концу 1944 г. война вошла непосредственно на территорию Германии. К этому времени Советская армия уже вышла на окраину восточной Пруссии. 13 января 1945 г. силами подразделений 3-го Белорусского фронта началась Восточно-Прусская наступательная операция. Немцы создали здесь сильно укрепленный район; его удерживала 4-я полевая немецкая армия. Сражения в Восточной Пруссии приняли особенно ожесточённый характер. Наряду с теми видами вооружений, что использовались на всём протяжении войны, здесь широко применялись уже и огнемёты и фаустпатроны. Уличные бои в самом Кенингсберге длились трое суток и завершились 9 апреля 1945 г. капитуляцией немецкого гарнизона. К этому времени территория Восточной Пруссии подверглась не только масштабному разрушению, но и была заминирована немцами. Общие потери Советской армии в ходе Восточно-Прусской операции оцениваются в 150 тыс. человек.

Решением Потсдамской конференции Кенингсберг и примерно треть прусских земель были переданы Советскому Союзу, и две трети были переданы в состав Польши. В то время принято было считать древних пруссов сугубо славянским этносом, поэтому передача прусских земель СССР и Польше подразумевалась как своего рода акт «исторической справедливости».

Ещё во время наступления Советской армии немецкое население Восточной Пруссии массово бежало через лёд Вислинского залива и Вислинскую косу на запад. Бегство осуществлялось из опасений мести, и поводы для таких опасений имелись.

В послевоенные годы в ходе массовых переселений бывшее немецкое население было заменено на русскоязычное население. Численность его и по сей день остаётся немного ниже, чем численность довоенного немецкого населения.

Таким образом, возобновлённый Гитлером «натиск на восток» привёл в конечном итоге к тому, что немецкие владения в основном вернулись на рубежи XII века.

Но было бы ошибочно полагать, что немецкий прессинг в отношении славян полностью прекратился с окончанием Второй мировой. Достаточно вспомнить о лужичанах. Вроде бы в послевоенное время возникли и радиопрограммы на лужицком языке, и этнографический музей лужичан, учебные заведения. Но непосредственно по окончанию войны лужицких сербов насчитывалось по разным оценкам от 250 тыс. до 500 тыс. чел., а полвека спустя их численность сократилась до 50 тыс. чел. Дело в том, что немецкие правители заселяли лужицкие земли немцами-выходцами из восточной Европы и там предоставляли им рабочие места. И в то же время большое число лужицких деревень было снесено при разработке открытым способом бурого угля, а их жители были расселены в другие районы Германии.  Котлованы буроугольных разработок, возникшие в XX веке на месте лужицких деревень, в результате рекультивации превращаются в водоёмы. Исконным славянским топонимам Лужицы немцы придумали названия на немецком языке, и именно они фигурируют повсюду на официальных картах.

Справедливости ради и для полноты картины, необходимо отметить, что в бывшей восточной Пруссии происходили сходные переименования, но с обратным знаком. В послевоенные годы переименованию подверглись почти все прусские и немецкие топонимы на карте Калининградской области. Нетронутыми или почти не изменёнными остались лишь названия некоторых рек: Преголя, Инстручь, Дейма, Неман, Писса, Анграпа. Нерейский лес. Куршская коса. Дюна Эффа. Вот, наверное, и весь перечень сколько-нибудь крупных довоенных топонимов. Переименование проводилось в очень сжатые сроки, и иногда трудно бывает понять, чем вообще руководствовались картографы, давая тому или иному населённому пункту новое название. Явно нелепы такие названия как «Полесский лес» (тем более, что расположен он не в Полесье, а в Плесье), река «Злая», река «Прямая», река «Кривая», река «Колбасная», река «Баржа», село «Степное» (это в Самбии то!) село «Малоотважное» по соседству с селом «Отважное» и т.д. Множество ничего не говорящих названий советской эпохи – «Гвардейск», «Советск», «Комсомольск», «Железнодорожный», «Краснознаменск», «Славск», «Пугачёво», «Марксово», «Ильичёво», «Куйбышевское», «Дзержинское», «Маёвка» и т.п. Ряд населённых пунктов назван в честь полководцев: «Багратионовск», «Черняховск», «Гусев» и т.д. Другие – в честь литераторов – село Тургенево, село Лермонтово – или учёных (Менделееево) и т.п. 7 апреля 1946 г. сам Кенингсберг был переименован в Калининград. Это, конечно, не самый удачный вариант переименования, который можно было придумать. В остальных случаях топонимика Калининградской области внешне напоминает собой естественную топонимику центральных областей России. Но только внешне. Потому что названия топонимов на самом деле ничего не говорят. Совсем необязательно по соседству с селом Сосновка окажется сосновый древостой, вблизи Липовки – липовый, а близи Ольховки – ольшаники. Приозёрье может не иметь никакого отношения к озёрам, Овражное – к оврагам, Озерки – к малым лесным урочищам, именуемым на Руси «озерками». Расположенные по соседству сёла Нагорное и Низменое могут отличаться по абсолютным отметкам рельефа всего лишь на несколько метров. Обычно (ну, если глаз достаточно намётан) уже только глядя на топографическую карту местности можно составить общее, но достаточно близкое к реальности представление о той или иной местности. А тут смотришь в книгу… т.е. на карту Калининградской области – и видишь… Ну, нет, не фигу, но в общем не особо чёткое представление о ландшафте получается. Чем-то топографическая карта Калининградской области напоминает собой учебные топографические планы выдуманной местности, по которым все мы когда-то учились в школах.

Список литературы см. ниже.

 

ВВЕРХ ПО ДОЛИНЕ ИНСТРУЧА.

Через ливонские я проезжал поля,

Вокруг меня всё было так уныло…

Бесцветный грунт небес, песчаная земля –

Всё на душу раздумье наводило

 

Я вспомнил о былом печальной сей земли –

Кровавую и мрачную ту пору,

Когда сыны её, простёртые в пыли,

Лобзали рыцарскую шпору.

 

И глядя на тебя, пустынная река,

И на тебя, прибрежная дуброва,

«Вы, - мыслил я, - пришли из далека,

Вы, сверстники сего былого!»

Ф.И.Тютчев

01.01.2008.

На участке от Кибартая до Нестерова за окнами поезда на полях повсюду лежит снег! Пусть в небольшом количестве, но всюду. Условия поездки будут жёстче, чем я полагал. После Нестерова снега заметно меньше, сплошного ковра он не образует.

Выгружаюсь на железнодорожной станции «Черняховск». Без проблем. Собираю велосипед. Покрепче закрепляю сумки. Перехожу через настил к зданию железнодорожного вокзала. Прошёлся по перрону в одну сторону, в другую… Весьма неудобный для меня выход в город. Сначала надо по лестнице спустить гружёный велосипед в начало подземного перехода. Затем сразу же по другой лестнице вывести его наверх на тот же самый перрон. Дело в том, что участок перед входом в вокзал огорожен металлической изгородью. Тут же следует подняться по ступенькам крыльца. Потом протиснуться через дверь в здание вокзала и выйти с другой его стороны через другую дверь. А более удобного выхода в город не имеется: вдоль путей в обе стороны от здания вокзала тянутся высокие заборы.

Итак, я в Черняховске. Первое что бросается в глаза - это немецкая брусчатка. Камни брусчатки подогнаны ровно. Но в данных погодных условиях брусчатка требует большей осторожности, чем асфальт. Скользкие камни расположены под уклоном к краю. Трясёт же велосипед на брусчатке не сильно.

Вторая колоритная черта – старинные немецкие домики. Их, может быть, сохранилось не так много, но достаточно, чтобы придать своеобразие небольшому городу. К слову, в настоящее время Черняховск является вторым по численности населения городом Калининградской области. При немцах он назывался Инстербург по названию реки Инстер.

Старинные домики на центральной улице Черняховска.

 

Католический собор Св. Бонифация. >

 

Очень высокой постройкой Черняховска является католический костёл Св. Бонифация 1902 г. постройки. Костёл возведён из красного кирпича, перед входом стоит распятие в натуральную величину и очень наглядное. Мне ещё ни разу не доводилось оказаться в католическом храме, и я не преминул такой возможностью. Высокие арчатые своды. Скамьи и разложенные листочки с распечатками текстов молитв. Фигурски с изображением Рождества в правой части храма. Изображение распятия в алтарной части храма.

Замок Инстербург издалека не производит впечатление мощной тевтонской крепости, как то я ожидал увидеть. Но, видимо, по меркам своего времени и местности это была грозная крепость. Построена она большей частью из кирпича, а в нижней части – из валунов. Каменный замок был возведён в конце XIV в. Подъём автодороги непосредственно возле замка крутой, но, конечно, короткий. Совершенно неудивительно, что крепость появилась именно на этом месте, потому как ландшафты в долинах Прегеля и Иструча характеризуются преобладанием пологих форм рельефа. Перед крепостью стоит памятник в виде обнажённого всадника-копейщика. Надпись на немецком.

Объехав с левой стороны, можно по брусчатке въехать прямо во двор замка через проезд, идущий сквозь постройки. Во дворе замка брусчатка сохранилась частично, а внутренний двор замка выглядит жуткими развалинами. Одна из построек – жилое здание, ещё одна, по-видимому, используется под сарай. На всём пространстве двора – современные свидетельства того, что замок вызывает интерес у энтузиастов, увлечённых историей. Стоит деревянный макет ворот прусской (надо полагать) крепости, подвешенные и раскачивающиеся на цепях брёвна. Развешены щиты со средневековой символикой. На стене крепости с внутренней стороны вылеплен барельеф, очевидно, на тему прусских поверий, изображающий мифического змея или дракона. Вылеплен, скорее всего, из гипса и раскрашен так, что воспринимается естественно на кирпичной стене. Не могу сказать, что мне понравился барельеф, но, во всяком случае, выполнен он очень оригинально. В виде непонятного мифического животного возвышается посреди двора каменная печь. В центре двора оборудовано кострище, и даже лёгкий дымок над кострищем ещё поднимается. И т.д.

Подвалы замка впечатляют больше чем то, что уцелело над землёй. Хотя они тоже сохранились частично. В подвалах темно, и без освещения ничего не видно. И почему-то заметно холоднее, чем на поверхности.

Замок Инстербург.

Внутреннее пространство замка выглядит странным сочетанием руин, жилых и подсобных помещений и декораций.

Подвалы замка.

Гипсовый барельеф.

Стена замка.

Подвалы замка.

«Литтхаулхе(ский) уланский полк №12 погибшим товарищам». (за точность перевода не ручаюсь).

Дерево с кустами омелы.

Паразитирующий на дереве куст омелы.

 

 

 

Выезжаю из крепости. Почти сразу же вижу перед собой дерево со множеством кустов омелы на ветвях. Омела белая (Viscum album L.) – это такой паразитический куст. Точнее говоря – растение-полупаразит: всё-таки фотосинтез оно осуществляет. Но соки берёт из ветвей растения-хозяина, на котором поселяется. Корней у омелы нет, в дерево она врастает гаусториями. Распространяют омелу птицы – поедая ягоды, они нередко счищают клейкие плоды омелы со своего клюва об ветки деревьев. Семена приклеиваются к ветвям, пускаются в рост и врастают в дерево. Человеком может использоваться как лекарственное средство. Насколько я заметил по ходу своего путешествия, омела в Калининградской области – обычное явление.

Выезжаю из Черняховска. Температура чуть выше нуля. Но имеет место ветер, поэтому прямо скажем нежарко. Кроме того, ещё и сыро. Иногда идёт лёгкая морось. Местность и в особенности дороги вместе со стоящими по сторонам деревьями сильно напоминают фильм «Собака Баскервилей» с участием В.Ливанова и В.Соломина. Он же в Прибалтике где-то снимался, поэтому ассоциация закономерна.

Через Инстручь дорога проходит по металлическому мосту, когда-то бывшему железнодорожным. Река Инстручь совершенно незамёрзшая, только старица покрыта льдом.

^ Река Инстручь. Вид вверх по течению.

 

 

 

< Мост над рекой Инстручь.

 

Отсюда просматривается за деревьями замок Георгенбург в посёлке Маёвка – столь же древний, как и Инстербург. При ближайшем рассмотрении оказывается, что замок Георгенбург выглядит невзрачно, потому как неухожен. Забегая далеко вперёд, отмечу, что из четырёх тевтонских замков этот произвёл на меня наименьшее впечатление. Да и на фортификацию он похож менее других. В состав замка входят два больших здания. Одно из них – частично жилое, частично – заброшенное. В другом никто не живёт. Между зданиями находится небольшой яблоневый сад. Определённо в январе всё это гораздо лучше выглядит от подножья холма, т.е. от «Т»-образного перекрёстка. А непосредственно за замком находятся корпуса конезавода, и вообще это место связано с разведением траккенской породы лошадей.

Замок Георгенберг в п. Маёвка.

 

Вот теперь направляюсь правым берегом Инструча вверх по его долине. Дорога асфальтовая, неширокая, поверхность её сырая. Вдоль дороги с каждой стороны тянется по ряду больших деревьев, вероятно, ольховых. Они подступают к самому краю асфальта, и стволы их окольцованы белой краской – чтобы лучше были видны в ночное время. Ветер встречный восток-северо-восточный.

Местные здания довоенной постройки в сёлах нередко имеют сильно вытянутую форму. Построены они из красного кирпича. Часто крыша бывает покрыта черепицей, причём крыша эта – высокая. А под высокой крышей нередко «прячется» ещё один этаж, обозначающий себя окнами по торцам здания.

К селу Нагорное (бывш. Гестветен) дорога идёт подъёмом, который до смешного мал и полог. В селе Нагорное приметная старинная двухэтажная усадьба под черепичной крышей. За селом слева от дороги аллея вековых деревьев идёт к памятнику. Памятник поставлен в честь российского фельдмаршала князя М.Б. Барклая-де-Толли. И поставлен, как думаю, ещё в XIX веке.

Типичный облик сельского здания довоенной постройки.

Старинный особняк на окраине с. Нагорное.

Вот так выглядит село Нагорное со стороны села Низменое на полпути от него. Справа – тот же особняк, слева – долина Инструча.

Аллея к памятнику.

Памятник М.Б. Барклаю де Толли

 

Чуть дальше – село Низменное – очередной ляпсус картографов середины XX века. А следующее за ним – село Привольное. На дорожном указателе забавно красуется название «Прикольное», но это уже прикол не советских картографов, а наших остряков-современников. В селе прикупил пару шариковых ручек, пару коробков спичек и немного перекусить. Поблизости от магазинчика стоит здание из красного кирпича с гнездом аистов наверху. Наверное, бывшая кирха. На окраине села – жилой кирпичный дом под шиферной крышей не в самом лучшем состоянии, которое можно вообразить. А рядом с ним – маленький ветхий деревянный сарайчик с черепичной крышей, местами обвалившейся. Сарайчик, наверное, послевоенный, а черепица как и повсюду – довоенного производства. Поблизости стоит высокий кирпичный трансформатор и тоже под черепичной крышей – совершено типовое сооружение, коих в Калининградской области немало. Далее на дереве – гнездо аистов. Таких гнёзд в этих местах много – повсюду их можно увидеть на железобетонных столбах электролиний, на печных трубах, на коньках зданий, на деревьях.

Село Привольное.

Кирха в селе Привольное.

Окраина села.

Трансформатор типичного для Калининградской области облика.

Село Привольное.

Окрестности деревни Овражная.

 

Деревня Овражная, пожалуй, оправдывает своё название. И вправду неподалёку имеется склон с лощинами. Мне вот представляется логичным, что где-нибудь здесь вполне могло быть в древности укреплённое поселение (но на карте древних поселений в музее Куршской косы ничего подобного не отмечено, т.е. моё предположение, видимо, ошибочно).

В деревне Михайловка по левую сторону близ дороги находится искусственный двухметровый водопад на ручье. Очевидно, когда-то здесь была водяная мельница.

Перед Ульяново с левой стороны расположено кладбище. Со стороны дороги забор кладбища, наверное, довоенный.

В селе Ульяново (бывш. Краупишкен) опять же бросаются в глаза дома под черепичными крышами. А вдалеке видна верхушка древней кирхи.

Водопад на ручье у деревни Михайловка.

Село Ульяново. Вдалеке видна верхушка кирхи.

 

Но мне теперь надобно повернуть круто влево, едва въехав в село. По пологому подъёму выбираюсь на водораздел. Поскольку ветер стал для меня попутным, я качусь в своё удовольствие без особых усилий. Если вдоль Инструча я ехал по бесснежной равнине по мокрому асфальту, то теперь на водоразделе картина совсем иная! Асфальтовая дорога чуть присыпана снегом, и катить по такой дороге – огромное удовольствие, тем более, что она пустынна. На полях былины травы тоже присыпаны снегом. На всём участке от Ульяново до Жилино раза три, наверное, проехали автомобили, да в Ватутино видел ещё несколько человек с собакой.

Между Ульяново и Жилино.

 

По ходу дня то шёл очень лёгкий снег, то лёгкая морось. Километраж за день – 45,63 км.

В конечной точке дневного перехода – в селе Жилино – гостевой дом оказался прямо на въезде. Название «Жилино» советские картографы дали, очевидно, исходя из фонетического сходства с прежним немецким названием села. До войны оно называлось «Szillen». Гостиничный домик, как это нередко принято в Калининградской области, сохранил в качестве своего названия прежнее название села и называется «Хаус Шиллен». Меня хорошо приняли и разместили на втором этаже домика. Показали картину, на которой акварелью изображено было это здание и прилегавший к нему парк в довоенное время – очень красиво это когда-то выглядело. Рассказали помимо прочего, что в деревнях в последнее время стали отказываться от использования черепицы для покрытия крыш потому как это трудоёмкий процесс.

Оплата за апартаменты невысокая. Впрочем, я загодя подыскивал по Интернету круглогодичные гостиничные домики и турбазы с невысокой оплатой. Мне, конечно, повезло в плане свободных мест. Иначе следующий населённый пункт, где бы я мог рассчитывать на комфортный ночлег – это город Неман, а до него я до ночи не успел бы добраться. Собственно, ходовая часть моего маршрута закончилась минут за 30 – 40 до наступления темноты, отчего у меня сложилась лёгкая иллюзия, что я не полностью использовал световой день. А Жилино – это такое село, сопоставимое, ну, скажем, с нашим Лаврово, только расположено намного дальше от областного центра. А так, конечно, очень удачно остановился. Заодно можно подзарядить телефон и аккумулятор фотоаппарата.

Гостевой дом «Хаус Шиллен» в селе Жилино.

 

< В номере гостевого дома. Комната расположена на втором этаже, т.е. под крышей. Одно окно в комнате расположено с торца здания.

 

 

НАИБОЛЕЕ ПРОТЯЖЁННЫЙ ПЕРЕХОД: ЖИЛИНО – СОВЕТСК – ПОЛЕССК.

02.01.2008

Подъём ранний. Сборы. Завтрак. В 915 выезжаю.

Уже напротив гостиничного домика начинается брусчатка, и мощёная брусчаткой улица проходит через всё село. Имеется здесь несколько старинных зданий и необычного облика элеватор.

Элеватор в селе Жилино.

Жилино.

Старинные постройки в селе Жилино.

 

На выезде из села с правой стороны расположен холм. Предполагаю, на нём вполне могло располагаться древнее поселение (кстати, на упомянутой ранее карте, действительно, отмечено древнее укрепление у села Szillen. Поднимаюсь наверх. Площадка вполне подходит по размерам для древнего городища. С холма открывается дальний вид во все стороны. Где-то в той стороне на границе с Литвой расположен город Неман, но до него ещё полтора десятка километров.

Вид на холм, где, по-видимому, находилось древнее городище.

Вид с холма в сторону города Неман.

 

Почти безлюдная дорога пересекает небольшие возвышения. Ветер встречный.

Отвалы какого-то карьера я поначалу тоже принял издалека за валы древнего городища.

Немного далее (во всяком случае, до поворота на Красное Село) имеется развилка. Вправо уходит заброшенная дорога, обозначенная двумя рядами деревьев по краям. Влево – современная асфальтированная.

Слева – современная автодорога в г. Неман, справа – заброшенная старинная дорога.

 

Где-то на подъезде к Неману можно увидеть современные дачные построечки под черепичными крышами.

Город Неман до нашествия тевтонцев имел название «Рагнау» по имени мифической прусской великанши. Немцы, захватив эту территорию, дали ему другое название, но оно не прижилось. И город на протяжении многих веков именовался как «Рагнит». Несмотря на небольшой размер города, в нём сохранилось множество старинных немецких зданий. В большинстве своём они пребывают в неважном состоянии и оттого выглядят непрезентабельно. Гостиница «Дружба» выглядит невзрачно, а её расписанный забор вообще положительных эмоций не вызывает. Сохранилось большое здание монастыря. На перекрёстке улиц с односторонним движением стоит маленькая православная часовня.  Башня Сигналь-Берг хорошо заметна с центральной площади Немана-Рагнита. А вот тевтонский замок не просматривается, и чтобы его увидеть, надо подойти ближе.

Дачный домик на окраине г. Неман.

Жилой дом на въезде в г. Неман.

Старинная архитектура Немана.

Оригинального облика здание.

Православная часовня.

Здание бывшего католического монастыря.

Старинное здание.

Башня Сигналь-Берг хорошо заметна с центральной площади Немана.

 

Замок Рагнит был возведён крестоносцами к 1409 г. – за год до их поражения под Грюнвальдом. Это мощная кирпичная крепость с высокими стенами, сносно сохранившаяся до наших дней. Впечатляет, несмотря на своё состояние. Кирпичные трёхметровые стены. Проезд ворот с металлической решёткой. Остатки лестницы – далеко не XV в., впрочем. Земляные валы по сторонам от внутреннего двора – на них, собственно, и стоят стены – это, наверное, остатки древней прусской крепости. Пространство крепости, за исключением внутреннего двора, поросло ежевикой, калиной и прочей растительностью. Со стен видна река Неман, а за ней неплохо просматривается территория Литвы. И это не с самого верха стен – туда не заберёшься, а так – где-то с середины их высоты.

Пока я осматриваю замок, из-за облаков начинает проглядывать Солнце.

Замок Рагнит.

Вид из замка Рагнит: река Неман и Литва на том берегу.

 

Продолжаю осматривать город. В двух словах, архитектурных достопримечательностей в Немане-Рагните много. Я не могу оторваться от фотосъёмки, часто останавливаюсь, и посему город долго не отпускает меня восвояси. Вот, например, стоит какая-то древняя кирха, сложенная из валунов. Не так давно эта постройка была спортзалом, о чём свидетельствует ржавая вывеска над входом и стилизованная фигура спортсмена на постаменте. В нескольких десятках метров от здания кирхи находится монумент памяти павших воинов Советской Армии. А ещё в полусотне метров от них в этом же сквере расположен памятник, посвящённый событиям Первой Мировой войны с надписью на немецком языке.

Старинная архитектура в северной части города Неман.

Бывшая кирха.

Мемориал воинам Советской армии, погибших в боях на этой земле..

Вид примерно с той же точки на немецкий памятник.

«Результаты всех мужских сил крепких как дерево погибли… пав во время штурма в битве… Война что посеяла напрасно?» (за точность перевода не ручаюсь).

 

Определённо, этот день холоднее, чем предыдущий. На участке от Жилино до Немана снег лежал на полях, но не сплошь, а асфальт на пустынной дороге был чист. Между Неманом-Рагнитом и Советском-Тильзитом поля заснежены и край асфальта покрыт жёстким снегом. Мне это доставляет неудобств, поскольку транспорт здесь ходит часто, а проезжая часть, как обычно, не широка. Расстояние между городами небольшое. А в правую сторону вдалеке опять же видна по ту сторону реки Немана Литва.

Въезжаю в Советск, он же – Тильзит, а до прихода крестоносцев – Тильзе. И снова по сторонам – старинные немецкие домики и нежилые сооружения. Какое-то кирпичное здание необычной конструкции. Прохожий говорит, что это – хлебзавод, наверху – сажеуловитель, а чем это было раньше, он не знает. Мол, какая-то немецкая архитектура. Ну, это не единственный случай в Калининградской области, когда я обнаруживал полнейшее безразличие к истории места проживания. В послевоенное время интерес к довоенной истории этих земель вообще не приветствовался. А что касается лиц старшего возраста, то на их отношение к немецкому наследию не могли не оказать влияние трагедии военного и лишения послевоенного времени.

Совершенно неожиданно справа по ходу движения появился мост королевы Луизы. Он был построен где-то в середине XIX в. и является своего рода «визитной карточкой» города. Здесь находится таможенный пост на российско-литовской границе. Табличка на заборе гласит: «приближаться и вести переговоры запрещено». Поэтому я ограничился снимком моста сбоку, потом обошёл жилое здание и вышел к берегу Немана немного ниже моста. Набережная имеет в этом месте высоту в несколько метров. Поэтому о том, чтобы сполоснуть руки в Немане, нечего и думать. Неман широк, течение быстрое, а по реке плывёт нетвёрдый блинчатый лёд. Вот где-то здесь был подписан Тильзитский мир 1807 г. Два императора – Александр I и Наполеон I – встретились тогда посреди Немана на плотах. Они подписали мирный договор, выгодный Наполеону, неудобный для России и унизительный для Пруссии. Согласно договору, Россия должна была, в частности, выступить в роли союзника Наполеона и присоединиться к экономической блокаде Англии. Для Российской экономики это был, конечно, совершенно лишний груз. Императоры подписали союзный договор и отправились в свои пределы усиленно готовиться к новой военной компании друг против друга. В те времена берег, на котором стоит Тильзит, был владением Пруссии. А на том берегу всего в десятке миль от Тильзита уже находилась Российская Империя. Теперь всё каким-то странным образом поменялось: этот берег принадлежит России, а тот – Литве. И литовский посёлок Панемуне очень хорошо виден на противоположном берегу. Никаких достопримечательностей в нём не заметно.

Начиная приблизительно от моста королевы Луизы центральная улица Советска-Тильзита – ул. Гагарина – ровно вымощена мелкой брусчаткой. Центральный рынок находится по пути, где-то в его окрестностях останавливался Александр I, но никаких явных указаний на это место я по ходу движения не заметил.

И снова обозреваю старинные немецкие постройки. А в южной части города стоит православный собор.

Между Неманом и Советском. Вид в сторону Литвы – она за рекой.

Жилые дома в городе Советск (бывш. Тильзит).

Архитектура юго-восточной стороны Советска.

Мост королевы Луизы.

На другом берегу Немана – литовский пгт Панемуне.

Где-то посреди этой реки был заключён Тильзитский мир.

Здание в центре Советска.

Старинная архитектура в Советске к югу от центра города.

Старинная архитектура в Советске к югу от центра города.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Православный собор в южной части Советска.

 

 

 

Вопреки прогнозам синоптиков день выдался ясный, солнечный. Солнце всё время висит невысоко над горизонтом, но этого достаточно, чтобы асфальт начал подтаивать. А пейзажи при солнечном свете стали выглядеть вполне уютно.

В селе Новоколхозное стоит пустующее здание кирхи. А чуть дальше протекает очередной ляпсус картографов – река Злая.

При повороте на Славск стоит указатель на православный монастырь, но временем я не располагаю.

Старые немецкие здания в сельской местности здесь вообще редко бывают в хорошем состоянии, но иногда и такие встречаются.

Пейзаж в окрестностях Советска: река Узкая и лес Тыльженский.

Вид из села Новоколхозное в сторону Советска.

Кирха в селе Новоколхозное.

Река Злая.

Жилые дома в Новоколхозном в различном состоянии.

Жилой дом, вероятно у с. Обручево.

Вид с автодороги на Большаковский лес.

 

Крупное село Большаково (бывш. Скайсгиррен, Кройцинген) имеет очень примечательный в архитектурном плане исторический центр, некоторые его здания имеют уникальный облик. Но я здесь почти не фотографирую: слишком мало времени до захода Солнца, а мне ещё ехать и ехать – и явно не меньше часа придётся ехать по темноте. Центральная улица села вымощена брусчаткой, посреди которой сохранился участок узкоколейки. Большой монумент советским воинам. Неподалёку расположена кирха.

Мемориал в селе Большаково. Хорошо видны уцелевший среди брусчатки участок узкоколейки. Вдалеке заметно здание кирхи.

Кирха в селе Большаково.

Улица в Большаково.

 

Более фотографировать в этот день не довелось. Ехать же теперь приходится резвее.

До Большаково край асфальта был покрыт жёстким снегом. Но далее он чист по всей своей ширине, а на полях снега заметно меньше. Солнце клонится к горизонту очень медленно, но где-то в 1715 – 1718 (по московскому зимнему времени) его красный край показывается над горизонтом в последний раз за день. Сумерки длятся около часа. За это время я успеваю миновать Каштаново, Залесье, Александровку. Восьмикилометровый участок Полесского леса проезжаю уже в глубоких сумерках. Выезжаю в Сосновку. По-хорошему, мне однозначно следовало искать ночлег в Сосновке – тем более, что какой-то гостиничный дом в ней значится (стоимость ночлега в Интернете не обозначена). Но далее по маршруту мне предстояла местность слабооблесённая, и я решил, что доберусь до Полесска, а на открытой местности светлее, и дорогу хоть как-то будет видно.

Непродолжительное время так оно и было. Всё же большую часть оставшегося расстояния пришлось проехать в темноте. Задний фонарь всё время светил исправно. А вот в передней заряд батареек заканчивался (я это понял ещё в Полесском лесу). Пришлось ехать по пустынной дороге без освещения и включать фару только при приближении транспорта: встречного – обязательно, а попутного – тоже в большинстве случаев. Некоторые водители при этом переключали дальний свет на ближний, за что им спасибо. В противном случае видимость становилась порой нулевая. Хорошо, если в это время по сторонам дороги росли деревья, окольцованные белой краской – по ним, а также по средней линии разметки можно было ориентироваться, где край дороги (а вот автомобилистов эти деревья не радуют; в Калининградской области как-то интересно называют эти стоящие вдоль дорог деревья. Но я не усвоил и воспроизвести не могу). При приближении автомобиля приходится прижиматься по возможности вправо.

За железнодорожным переездом я остановился и попил из термоса. Всего лишь в километре от меня находится разводной железнодорожный мост через реку Дейму, оставшийся с довоенных времён. Но по темноте и без дороги я туда и не думаю направляться: к сожалению, не до моста.

Когда до Полесска оставалось всего несколько километров, я почувствовал, что велосипед идёт с бóльшими усилиями, чем следует, управляется хуже, и камешки ощущаются жёстче: пробил переднее колесо. Но чиниться до утра всё равно не получится, и на ночёвку здесь тоже становиться негде. Насколько можно понять в темноте, местность вокруг сырая. Приходится ехать до Полесска. Мне ещё не приходилось ездить по темноте на гружёном велосипеде со спущенным колесом и едва работающей фарой при минусовой температуре воздуха. Удовольствия от такой езды, конечно, никакого.

Перед Полесском дорога проходит по нескольким мостам. Последний из них перекинут через реку Дейма (до завоевания крестоносцами – Лаба) и является старинным разводным немецким мостом с двумя маленькими башенками. Река на удивление широкая.

Оказавшись в центре Полесска (там имеется площадь со сквером), начинаю расспрашивать у населения, где находятся улицы Лесная и Летняя. На этих улицах должно быть по одному гостиничному домику. Но никто не знает! Местные жители либо вообще ничего вразумительного сказать не могут, либо посылают в направлении, которое им первое на ум придёт. Такое ощущение, что они здесь тоже впервые оказались. Сначала заслали меня на северо-западную окраину городка – примерно два километра от центра, причём большую часть я прошагал пешком, не желая лишний раз вредить спущенное колесо. В самом начале имеется несколько улиц со старинной застройкой. И только на самой последней улице среди новостроек один человек рассказал, что Лесная улица находится совсем не здесь, а в посёлке по другую сторону Деймы. Приходится возвращаться в центр города, затем идти к мосту через Дейму, от него возвращаться по той дороге, что я приехал в Полесск до бензаправки. А потом ещё полтора километра углубляться в посёлок по почти безлюдной ночной улице в поисках искомого дома. Ну, нашёл. И оказалось, что проживающий в том доме человек не занимается сдачей жилья. Он рассказал, что помимо Лесной улицы есть ещё улица Лесная Аллея, и она находится по другую сторону реки. Опять возвращаюсь к мосту через Дейму и в центр города. Отсюда, уточнив у прохожего направление, я направляюсь в юго-восточном направлении. То, куда я иду – это опять же и не город, а его сельские пригороды. Один раз повернул раньше времени, другой раз, наоборот, пропустил нужный поворот. В конце концов, нашёл – на самой окраине этих пригородов километрах в трёх от центра Полесска! Три часа его в общей сложности искал. Времечко – что-то близкое к 11 часам ночи. Но хозяин заведения пояснил, что работает лишь с иностранными туристами по предварительной договорённости. Может быть, так оно и есть, а, может быть, рисковать не стал.

Пришлось искать место для палатки. Места кругом сырые, где-то неподалёку стоят сельские дома, но в темноте всё это видно очень плохо. Расположился в первом же сухом и неприметном месте у окраины посёлка.

На велокомпьютере111,6 км, из которых около 14 накрутил по Полесску и его ближайшим окрестностям. Ещё раз убеждаюсь, что зимой не следует планировать переходы свыше 60-70 км даже в более мягком климате, чем Средняя полоса России.

Утеплился на ночь как можно лучше.

 

ВОСТОЧНАЯ САМБИЯ.

3.01.2008

Ночью поднялся ветер с юго-востока. Шуршал о палатку посредственно натянутый в темноте тент, шумели ветвями высокие деревья, расположенные поблизости. Да-а, вот если бы в Москве не отправился за стоечками палатки в железнодорожное депо, то эта ночёвка прошла бы совсем некомфортно. Совсем. Температура воздуха – наверное, градусов 5 ниже ноля.

Подъём в 830. Раньше нет смысла, потому как всё равно ещё темно. Через полчаса начинаю возиться с велосипедом, меняю камеру на переднем колесе, поправляю передний щиток. Затем пакую вещи и закрепляю багаж.

Ранее я полагал, что в третий день моего путешествия график движения будет нежёсткий. Но по причине времени, затраченного на ремонт, на это уже как-то не приходится рассчитывать.

Выезжаю чуть раньше 11 ч. (по московскому зимнему времени). Возвращаюсь в центр Полесска (бывш. Лабиау). Осматривать город уже не стал: вдоволь накрутился по нему в предыдущий вечер. Даже старинную крепость разыскивать не стал. Ограничился тем, что ещё раз вернулся к мосту над рекой Дейма и осмотрел его при свете дня. Собственно, разводная часть моста занимает небольшую его часть – это отрезок между башенками. Дейма широкая, ниже моста разделяется на рукава. По реке плывёт шуга. Река Дейма, между прочим, представляет собой примечательное явление. Она образуется в результате бифуркации русла Преголи у города Гвардейска. Там Преголя продолжает своё течение в сторону Калининграда и Вислинского залива. А Дейма ответвляется круто – под острым углом – вправо и тёчет на север. Впадает в Куршский залив 3-4 км ниже Полесска. Та часть суши, которая расположена между Преголей и Деймой, с древних времён именуется Самбией (немцы называли её «Замланд»). До прихода немцев населяло её прусское племя самбов. Куршская коса к Самбии вроде не относится.

До сих пор мой маршрут пролегал по северо-восточной части Калининградской области. Но поскольку я не знаю, где в точности проходили условные границы между Надровией, Судовией и Скаловией, то и насчёт линии своего маршрута не могу в точности сказать, по каким провинциям он проходил. Теперь же, после пересечения Деймы, я точно могу сказать, что нахожусь в Самбии.

Старинный разводной мост через реку Дейма. Реконструирован в 2001 – 2002 гг.

Тот же мост. Вид со стороны Полесска. Упомянутая в тексте бензоправка находится где-то далее – примерно там, где ещё видна асфальтовая дорога.

 

Православный собор в г. Полесск. >

Улица в Полесске.

 

В целом по маршруту фотографировал мало: времени впритирку. В селе Тургенево заснял здание пустующей кирхи. В селе Славянское – старинный жилой дом. До Добрино ехал по трассе «Калининград – Полесск». Ветер попутный. До Калининграда отсюда всего лишь около 30 км, но у меня пока другие планы.

В Добрино сворачиваю на второстепенную дорогу. В первом же селе, именуемом Новгородское, наряду с каменными немецкими зданиями имеются нетипичные для этих мест деревянные. Может, и вправду выходцы из Новгорода заселили это село после войны? Время от времени по ходу движения по селу облаивают собаки. Как и во многих сёлах Калининградской области, дорога по селу выложена брусчаткой.

Транспорт на этой второстепенной дороге ходит редко, и это приятно. Просто в удовольствие катить по покрытой слоем снега дороге, особенно на участках, где ветер попутный. Среди снега видны узкие полосы асфальта. Местами встречаются участки наледи. Поэтому, хотя дорога и пустынна, но при приближении транспорта следует быть особенно осторожным. А вот наличие морозного ветра очень неприятно. Ушам холодно, щёки мёрзнут. Вообще, конечно, погодные условия для велосипедной поездки жёсткие. Пытаюсь разобраться, как настраивается капюшон куртки, но на ходу это плохо получается. Поля вокруг покрыты снегом.

В Чайкино, проехав мимо какого-то ответвления дороги, завертелся головой по сторонам, стараясь сориентироваться. И потерял управление на наледи. Пришлось проскользить по дороге на боку вместе с велосипедом несколько метров. Безо всяких последствий – ни малейших ушибов, ни повреждений на одежде, хотя скорость в момент падения была где-то около 15 км/ч. И с техникой всё осталось, как было.

Кирха в селе Тургенево.

Жилой дом в селе Добрино.

Окрестности сёл Добрино и Новгородское.

Кирха в селе Жемчужное.

Село Некрасово (бывш. Лиске Шаакен), улица вымощена брусчаткой.

 

В селе Жемчужное стоит пустующее здание кирхи с обвалившейся крышей.

В селе Некрасово (бывш. Лиске Шаакен) проезжая часть выложена брусчаткой. В отличие от городских улиц области, камни здесь имеют неправильную форму. Ближе к выезду из села стоит тевтонская крепость Шаакен 1270 г. Выложена из красного кирпича. С юго-восточной стороны смотрится эффектно. Пожалуй, крепость Шаакен выглядит лучше, чем Инстербург или Георгиенбург, и уступает только Рагниту. Да и с архитектурной точки зрения она более замысловата. С северной же стороны крепость Шаакен выглядит как жалкие развалины. Территория замка представляет собой в настоящее время странное сочетание музейной экспозиции, жилых помещений и жутких пустующих руин. В помещениях замка можно обнаружить кирпичный камин, каменные рукомойники, арчатые дверные проёмы. На одной из стен сохранился небольшой участок штукатурки, на котором виден несложный орнамент росписи. Находясь в замке можно очень хорошо прочувствовать: жить в нём в зимнее время было некомфортно. Подвалы замка сохранились хорошо, и вполне заслуживают того, чтобы их посетить. Хотя они небольшие. Замковый комплекс включает ещё несколько зданий разной сохранности. Размерами они меньше. Во дворе замка находится экспозиция. Собственно, на территории замка находятся «Музей замка» и «Музей инквизиции», «выставка орудий», «школа верховой езды», «стрельбы из лука, арбалета, пращи». И вход на территорию замка платный. Одни экспонаты собраны добротно, другие выглядят как-то нелепо-неестественно. Но в любом случае, само по себе начинание уже заслуживает похвалы.

Замок Шаакен.

Исторические стены, жилые помещения, музейные экспозиции – всё это невероятным образом переплетено в единое целое.

Один из современных обитателей замка.

Вход на территорию замка.

Камин.

Орнамент на стене.

Дверной проём внутри замка.

Спуски в подвал.

Колодец?

Подвальное помещение.

Каменный рукомойник.

А вот с этой стороны вид замка оставляет желать лучшего.

Ещё одна замковая постройка.

Часть экспозиции.

 

Далее до Зеленоградска идёт асфальтированная дорога через Привольное, Луговское, Вербное и Сосновку. Заехал было в Храброво, но напрасно, потому как асфальтированное ответвление, отмеченное на карте оттуда в сторону Вербного, отсутствует. По ходу движения посматриваю в сторону Куршского залива – до него тут около километра.

В Сосновке что-то вообще не припоминаю ни одного старинного немецкого здания. Это, пожалуй, первое село за всё время пребывания в Калининградской области, где я вообще не встретил никакой довоенной архитектуры.

На подъезде к городу-курорту Зеленоградску наблюдаю катера на фоне замёршего водоёма. Узкой полосой этот заливчик проникает сюда со стороны Куршского залива.

На въезде в город стоит плакат «За мусор ответишь!» Очень хотелось бы переместить его копии по дворам, подъездам и лифтам города Орла.

Зеленоградск проскочил крайней восточной улицей. Там стоят панельные здания, и никакой старины я не приметил. Ну, ничего, у меня ещё будет возможность в последующем ознакомиться с этим городом.

Миниатюрный морской заливчик на подъезде к Зеленоградску.

Плакат на въезде в курортную зону.

 

КУРШСКАЯ КОСА (самый южный участок).

До посёлка Лесное (бывш. Заркау) предстоит проехать по косе 11 км. Нерейский лес на всём этом протяжении закрывает меня от ветра. Ландшафты сильно отличаются от тех, что имеются на большем пространстве Калининградской области. Появились сосновые боры и покрытые снегом песчаные дюны. Местами вдоль дороги можно наблюдать сплетённые из веток фашины. Они предохраняют пески от развевания ветром. По левую сторону где-то очень близко от меня находится Балтийское море, по правую – Куршский залив.

Тем временем Солнце садится за горизонт.

Куршская коса: дорога из Зеленоградска в Лесное.

 

На территории Куршской косы расположен национальный парк России с одноимённым названием. И пропускной пункт со шлагбаумом наглядно о том свидетельствует. Ставить палатки и разводить костры на территории национального парка не разрешается.

В посёлке Лесное далеко не сразу удалось найти место для ночёвки. В одном месте – занято. Гостиница же со стороны показалась дюже респектабельной, чтобы соваться туда вместе с велосипедом.

Выехал к морю. На набережной расположено кафе. Неподалёку стоит маяк, кажется, довоенный. Ветер – жесть! Причём он встречный при движении как в одну, так и в другую сторону, что удивительно. Температура воздуха – ориентировочно -7°С. На  пляже песок у воды подмёрзший, скользкий, к морю приходится подходить осторожно. Но руки в море всё-таки сполоснул и ноги при этом волнам не дал замочить.

Балтийское море у п. Лесное. Что-то не видно на пляже отдыхающих…

Одна из гостиниц в п. Лесное.

 

Ещё одна гостиница в посёлке только готовится к эксплуатации. Мне посоветовали обратиться к частнику, и тот меня принял. Стоимость здесь, конечно, повыше, чем в Жилино, но это понятно: курортная зона, пусть и не сезон. Комната одноместная, представляет собой угловое помещение. Когда я туда вошёл, там было +C. Но благодаря тепловой пушке, предоставленной хозяином, она быстро поднялась до +19,5°С. Потом я выключил тепловую пушку, включил электробатарею, температура воздуха постепенно ещё немного повысилась – до +20°С.

Километраж за день 73,49 км. Я посчитал уместным сделать на следующий день днёвку. Дело в том, что следующий день по прогнозам должен быть самым ветреным и морозным. Ветер всё время дует с востока и юго-востока. На пути от Ульяново до Жилино и от Немана до Зеленоградска мне это помогало. Но если я направлюсь в западную Самбию (как планировал), то на обратном пути мне придётся медленно ползти против сильного и морозного ветра. Посему я могу добраться только до села Романово (нем. Побетен), а затем сразу же развернуться с тем, чтобы до темноты успеть вернуться назад. Это слишком малые результаты для целого ходового дня.

Нет, можно, конечно, проехать и далее – через сёла Сальское (нем. Фридрихсхоф), Грачёвку (прус. Краам), Дворики (прус. Ромова), Красноторовку (нем. Хайлиген Кройц = «Святой крест»), и Русское (прусское – Гирмова = «большая пьянка», немецкое – Гермау). И посетить таким образом ту, часть Самбии, где влияние прусского этноса на элементы архитектуры и культуры вообще, по моему мнению, должно сохраняться в большей степени чем где бы то ни было. Именно там прусский этнос сохранялся дольше всего – до начала XVIII в. И кроме того, в той части Самбии – в Романово – был создан наиболее значимый памятник прусского письменного языка (лютеранский катехизис). В Романово и Сальском расположены кирхи XIV и XVI вв. соответственно. Возле Грачёвки до нашествия тевтонцев располагалось крупное прусское городище Краам. Возле Двориков по одной из версий располагалось главное святилище пруссов и соседних им языческих народов – называлось оно Ромова. Окрестности Красноторовки ранее именовались как Ятвяжский Угол, поскольку сюда во времена крестовых походов с разрешения тевтонских властей переселились многие крещёные ятвяги. В окрестностях села Русское в древности находилось святилище языческого бога Лиго, покровительствовавшего, в частности, употреблению спиртных напитков, отчего и произошло древнепрусское название села.

Можно, конечно, проехаться. Но тогда возникает большая неопределённость со следующей ночёвкой. Наиболее вероятна ещё одна одиночная ночёвка в жёстких условиях. Почему этого не хочется!

Возможен другой вариант. Можно прокатиться по косе до села Морское, посмотреть дюны 60-метровой высоты, а затем вернуться в Лесное. Но это порядка 45 км в одну сторону, а ещё 45 км в другую – уже излишне по такой погоде.

Сделаю днёвку.

 

4.01.2008

Ночью ветер просто неистовал.

Отсыпаюсь. На завтрак варю два пакетика соевого мяса.

Итак, днёвка.

Пешком направился к музею природы Куршкой косы. До него – около 3 км. Всё та же асфальтированная дорога идёт по Куршской косе по центральной – самой пониженной – её части. Слева от меня по ходу движения тянется песчаная авандюна, поросшая лесом. Она всё время находится рядом, а в одном месте подходит вплотную к дороге. По правую сторону рельеф полого повышается в сторону Куршского залива. До Балтийского моря – одна-две сотни метров, но за авандюной море не видно. До Куршского залива – больше раза в 4. Леса по сторонам от дороги преимущественно сосновые, не похожие на леса остальной части области. В подлеске встречаются шиповник и барбарис.

В двух местах выходил через авандюну к Балтийскому морю. К нему ведут деревянные пешеходные дорожки. Проложены они для того, чтобы посетители не нарушали при ходьбе целостность песчаной поверхности и травостой. Иначе подвижные пески грозят ландшафтам и населению косы бедствием. Уничтожение лесных насаждений привело к тому, что на протяжении нескольких последних веков Куршский залив сильно обмелел из-за перевеваемого в него с дюн песка. А несколько посёлков на косе были погребены под многометровой толщей наступающих дюн вместе со строениями. Один только посёлок Пилькоппен (ныне – Морское) в XVIII в. четырежды менял своё местоположение по этой самой причине. И если бы не старания множества людей, возглавленных лесоводом по фамилии Эффа (Эфа), то посёлок в конце XIX в. был бы погребён под песком ещё раз. Видел я репродукции фотографий того времени – как-то страшновато выглядят заброшенные дома, поглощаемые горами песка. Туда – к селу Морское, где находятся самые высокие дюны – я добираться не стал. Далековато. Но всякому они известны по фильму «Белое Солнце пустыни». Оказывается, фильм снимался вовсе не на Каспии, а на той самой дюне Эффа.

Здесь, между посёлком Морское и музеем природы высота дюн в несколько раз меньше – ну, так метров 10 – 15, пожалуй. Но так или иначе, а забота о закреплении песков является одной из приоритетных задач в хозяйственной деятельности человека на косе. Облесение, создание пешеходных дорожек, сооружение многочисленных фашин. Их нередко можно увидеть вдоль автодороги.

Балтийское море и зимой выглядит очень красиво. Оно тёмно-синее, незамёрзшее. Ветер восточный, гонит волны от берега. Визуально кажется, что поверхность моря чуть приподнята к горизонту и прогнута ближе к берегу. Наверное, так оно и есть. Во всяком случае, вода плещется чуть ниже линии, заметной на обледеневшем песке. Вода в море слабосолёная. Я бы сказал, она слегка солоноватая. Песчаный пляж жёлтого цвета, а в нескольких метрах от моря уже присыпан снегом. Солнечно. Ясно. Но ветер морозный и неслабый. Руки мёрзнут, лишь стоит их ненадолго достать из перчаток, чтобы пофотографировать. И не сразу потом отогреваются. Приходится тереть друг о друга по нескольку минут.

Сосновые боры на Куршской косе.

Барбарис на Куршской косе.

Фашины для задержания песка.

Деревянный настил выводит через авандюну к Балтийскому морю.

Обледеневший берег моря.

Авандюна.

Вид на Балтийское море неподалёку от музея Куршской косы.

Балтийское море. Слева вдалеке виден маяк у п. Лесное.

 

Посетил музей природы Куршской косы. Весьма интересная экспозиция. Два зала посвящены природе Куршской косы. Ещё один зал – быту рыбацкого населения относительно недалёкого прошлого. Мне тут очень понравилось оформление, воссоздающее внешний и внутренний облик жилища второй половины XIX века. Интерьер воссоздан в деталях. Смотрел на размещённый рядом фотоснимок того времени – сходство полное. Единственное отличие в том, что дверной проём в реальном жилище располагался между печкой и полками с посудой. В витринах размещены предметы быта: деревянные колотушка и черпак, металлическая острога, лезвия коньков, крючья-снегоступы, рыболовные крюки и грузила и т.п. Особенно произвёл на меня впечатление большой деревянный башмак. В таких когда-то ходили местные рыбаки. Выставлены два макета рыбацких челнов-курен. Курены до 1960-х гг. ходили по Куршскому заливу, потом исчезли. А сейчас энтузиасты создают курены заново. В этом же зале выставлено чучело вороны. Дело в том, что наличие песчаных дюн ограничивает варианты ведения сельского хозяйства на косе. В старину местное население добывало пропитание морским промыслом и… ловлей ворон. Ворон ловили посредством сетей и приманок в октябре – декабре. Ловцов ворон называли крайбитерами. Крайбитеры убивали ворон «лёгким укусом в голову», а потом ощипывали и засаливали в бочках. Эти с ехидством так называемые «заркаузские гуси» считались деликатесом не только на Куршской косе, но и во всей Пруссии. Другим деликатесом считались чаячьи яйца. Вообще же, на Куршской косе всегда было изобилие птиц, особенно в прежние времена. Дело в том, что Куршская коса является важным перевалочным пунктом миграций перелётных птиц. И не случайно на Куршской косе действует крупная орнитологическая станция.

Ещё один зал посвящён археологической экспозиции. Выставлена довоенная карта археологических памятников Пруссии. Большое количество обломков керамики, каменные орудия труда, один большой горшок, металлические изделия, заготовки из янтаря. Значительная часть экспозиции представлена находками из городища викингов Коралленберг; его местоположение как раз посередине российской части косы. Фотомонтажи демонстрируют внешний облик куршей – древних жителей косы, близких по языку пруссам. Этнос куршей был малочисленнее, чем пруссов, участь же этих этносов сходна.

На трёх стеллажах выставлены предметы дюже хорошей сохранности. Я думаю, это современная реконструкция облика древней утвари.

Небольшой уголок экспозиции музея посвящён факту установления мировых спортивных рекордов по полёту на планере. В 1924 г. Фердинанд Шульц установил первый рекорд продолжительности полёта на планере. Тому поспособствовали особенности восходящих потоков воздуха, обычные над Куршской косой.

Возле лестницы установлена деревянная статуя Нерингимифическго персонажа. По легенде девушка-великанша Неринга создала Куршскую косу, перенося в своём фартуке горы песка. Сделала она это для того, чтобы защитить родную деревню от морского змея, вызвавшего шторм, длившийся целый год.

Музей Куршской косы. Реконструкция рыбацкой избы 2-й половины XIX – начала XX вв.

Деревянный башмак рыбака.

Модель челна-курены.

По сравнению с пифосами столь же древнего абхазского государства, более древними амфорами античной Греции и пифосами Кносса этот горшочек X в. выглядит аляповато.

Неринга – мифическая созидательница Куршской косы.

 

Реально возраст Куршской косы датируют 8 тысячами лет. Поначалу песок откладывался у островков, сложенных моренными отложениями. Постепенно песчаные наносы сформировались в целостную косу. В эпоху викингов она была расчленена несколькими проливами. И угроза целостности косы сохраняется по настоящее время. В 1983 году море во время шторма едва не промыло пролив на участке между Зеленоградском и посёлком Лесное. То место прослеживается по настоящее время в виде узкой депрессии, протянувшейся от балтийского побережья до побережья Куршского залива.

Ещё в одном зале выставлены картины и причудливые фигурки из корней.

Из здания музея я выходил с грузом впечатлений, двумя видео-дисками, книжкой и фигурками из полиберна. Полиберн – это материал, состоящий из кусочков янтаря, залитых в экологически чистую синтетическую связку.

Расположенный поблизости музей суеверий в этот день оказался закрыт.

От музея Куршской косы я попытался выйти к берегу Куршского залива. Кратчайшим путём это не получилось: ворота закрыты. Пришлось немного обойти.

Куршский залив (в древности он именовался как Русна) покрыт льдом. Береговая линия поросла тростником-камышом. Красиво подсвечены сосны вечерним Солнцем. Вдалеке лёд на заливе неровный, как будто нагромождённый в виде волн. Как будто торосы. За ними на горизонте виден берег, поросший лесом. Должно быть, мыс Острый. По правую сторону акватория Русны называется заливом Тёплый. В той стороне Солнце светит, находясь невысоко над горизонтом. На фотоснимке это выглядит, как будто и в самом деле тепло. А ведь морозно и ветер!

Берег пресноводного Куршского залива.

Вечер над Тёплым заливом Русны.

Лёд на Куршском заливе доверия не внушает.

Вечер над Куршским заливом.

Нагромождения льда в Куршском заливе. Вдалеке – Самбия, где-то там я проезжал сутками ранее.

В гостевом домике.

 

Пора возвращаться в Лесное. Иду по дороге. Солнце очень низко. Сквозь деревья иногда просматривается Куршский залив. По другую сторону авандюна всё время поблизости, и Балтийское море тоже, но только не видно.

В посёлке первым делом перераспределяю вещи по сумкам. Удалил полсотни кадров-дублей. Они получились за время поездки непроизвольно: похоже, фотоаппарат на морозе иногда шлёпает два кадра вместо одного. Или это пальцы на морозе имеют ослабленную чувствительность, и нажим на кнопку идёт дольше, чем надо. Или надо просто повозиться в настройках фотоаппарата.

Поужинал. Зарядил аккумулятор фотоаппарата. Сделал записи.

 

5.01.2008

Подъём около 7 утра. Сварил соевого мяса, позавтракал. Собираюсь. Выезжаю около 9 утра. Хозяин настойчиво рекомендует мне не ехать до Калининграда своим ходом, а сесть в Зеленоградске на электричку и доехать до областного центра таким образом…

Мне же хочется испытать жесть ветра и мороза в полной мере. Или я напрасно обзавёлся одеждой из мембранной ткани и термобельём? К тому же на пути к Калининграду имеется несколько примечательных мест.

Солнце ещё не взошло. Иногда сквозь древостой просматривается поверхность Куршского залива, 1 раз – поверхность Балтийского моря. Ветер, конечно, в наличии. Но Нерейский лес и дюны прикрывают меня, и ехать сносно. Морозно.

 

ОТ ЗЕЛЕНОГРАДСКА ДО КАЛИНИНГРАДА.

Зеленоградск – небольшой городок, где сохранилось много старинной немецкой архитектуры, причём в сравнительно хорошем состоянии. Говорят, в соседнем Светлогорске ситуация ещё лучше, но туда я уже не собираюсь. Эти два города являются курортными, посему и отношение к памятникам архитектуры бережнее. А ещё Зеленоградск (бывш. Кранц) мало пострадал от войны по сравнению с другими городами области.

Самым высоким зданием Зеленоградска является бывшая кирха Св. Адальберта, построенная в 1896 – 1897 гг. Ныне – православный Свято-Преображенский собор. Высота постройки составляет 42 м.

Второй по высоте постройкой является недействующая водонапорная башня1905 г. постройки. Её высота – 40 м. Поблизости расположены другие сооружения. В одном небольшом оригинальной формы здании размещаются авиакассы.

Сразу несколько старинных зданий расположено вблизи здания почтампта, которое тоже являет собой пример интересной архитектуры и построено в начале XX в. В расположенном за ним здании до установления гитлеровского режима находилась аптека «Адлер». Владельцем аптеки был Эрнст Врешински. Он снискал уважение среди жителей Кранца тем, что зимой, когда доходы местных рыбаков были малы, он предоставлял им лекарства в долг. Но любовь и уважение горожан его не спасли от расправы. В 1938 г. он пропал в нацистском лагере.

Большинство архитектурных памятников Зеленоградска были возведены в конце XIX – начале XX вв. Но курортом город стал несколько раньше – в первой половине XIX в. И это был первый курорт в Восточной Пруссии.

Бывш. Кирха Сву. Адальберта, а ныне – православный Свято-Преображенский собор.

Архитектура Зеленоградска.

Недействующая водонапорная башня – второе по высоте сооружение Зеленоградска.

Здание телеграфа, бывшая аптека «Адлер».

Архитектура Зеленоградска.

 

Здание железнодорожного вокзала, возведённое в 1885 г., тоже примечательно. Оно расположено в южной части города. Я проехал мимо и вскоре оказался у села Вишнёвое. Сверился с картой. И повернул на второстепенную дорогу к селу Моховое.

Подъём от Вишнёвого до Мохового – жесть! Местность открытая. Встречный ветер гасит скорость и сильно затрудняет управление. По краям дороги имеется наледь. Ва-аще жесть! Хорошо хоть, что ясно и солнечно. Но морозно! Пальцы правой ноги и кончики пальцев рук мёрзнут, как бы я ни потирал их по ходу движения (об руль, о подошву). Тонкие перчатки недостаточны (а в первый день путешествия по области я недоумевал, зачем их одел?). Да, уж лучше    -20°С без ветра, чем эти -7°С при таком ветре! Чтобы получить аналогичные впечатления, вовсе необязательно было выезжать куда-либо зимой за пределы Орловской области. Медленно ползу в горку к городищу Кауп.

В настоящее время Кауп представляет собой холм, верх которого порос лесом. Тут можно различить что-то наподобие земляных укреплений по краю древостоя возле дороги. А в самом перелеске поверхность земли как будто в рытвинах. За Каупом находится окраина села Моховое (бывш. Вискиаутен), а по другую сторону леса видны современные сооружения энтузиастов исторических реконструкций. Возникновение торгово-ремесленного центра Кауп датируют началом IX в. и связывают с именем датского викинга Рагнара Лодброка. Датчане же его и разрушили двумя веками спустя. Это сделал в 1014 – 1016 гг. датский конунг Канут Великий.

Автодорога проходит по краю городища Кауп. Поросшее лесом пространство – и есть городище Кауп.

 

От Каупа до Сосновки (бывш. Фритцен) опять же еду против ветра. Чуть легче становится только перед Сосновкой, где сказывается экранирующее влияние деревьев.

Поворачиваю вправо, выезжая на автодорогу «ЗеленоградскМуромское – Калининград». Местность открытая, ехать тяжело. Ветер юго-юго восточный, т.е. всё равно встречный. Иногда просто сдувает меня на обочину. Происходит это следующим образом. Я еду по самому краю асфальта вдоль обледенелой обочины. Очередной порыв ветра отклоняет траекторию движения, колесо попадает на обочину. А как только колёса попадают на обочину, траектория отклоняется ветром вправо ещё более. Плавным манёвром вернуться на асфальт трудно, а резким – нельзя. Ветер заглушает звук приближающихся автомобилей, и перед манёвром необходимо заглянуть в зеркальце заднего вида, а тем временем траектория уходит и уходит вправо. Иногда проще бывает остановиться, чтобы поправить положение. Благо, транспорт здесь ходит редко, а встречная и попутная машины сходятся напротив меня и того реже. Чтобы не мотыляться по краю дороги при малой скорости, на пару небольших подъёмов захожу пешком.

Из достопримечательностей на этом 8-километровом участке пути отмечу мемориал, посвящённый событиям Великой Отечественной (расположен, скорее всего, в с. Муромское (бывш. Ляптау)).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

< Мемориал возле автодороги. Около 150 тыс. человек Советской армии погибло во время сражений в Восточной Пруссии.

 

В Каштановке поворачиваю вправо – на Мельниково (бывш. Рудау). Вот теперь я еду легко, потому как на этом 6-километровом участке ветер для меня попутный. Делаю 6-тикилометровый крюк, чтобы посмотреть Мельниково и его окрестности. В 1370 г. пространство в окрестностях Мельниково и расположенного к северу от него п. Озерки стало местом крупной битвы между войском литовцев и тевтонскими крестоносцами. Литовцев возглавляли братья – князья Ольгерд и Кейстут. Орденских братьев возглавлял маршал Хеннинг Шиндекопф. В той битве он погиб у села Озерово. Но литовцы не смогли одержать победу. Согласно легенде, башмачник Ганс Заган поднял упавшее знамя и предотвратил тем самым поражение рыцарей. В немецкой Пруссии он стал своего рода национальным героем, и в его честь даже изготовляли пиво под названием «Шмекбир». Однако, современные историки полагают, что Ганс Заган – персонаж вымышленный.

В самом Мельниково стоит кирха. Она упоминается впервые под 1354 годом, в последующем перестраивалась. Она пока остаётся одной из наиболее сохранившихся кирх Зеленоградского района. Её крыша обвалилась совсем недавно (во всяком случае, не ранее 1990 г.). Неподалёку какое-то небольшое здание выполняет роль храма. Суда по крестам – католического или протестантского. Поблизости на руинах двухэтажного здания видны следы пуль и фрагмент вывески с надписью по-немецки. Похоже, это здание после войны никто не пытался восстанавливать. Над фронтоном хорошо сохранилась черепица. Только автомобиль с обтекаемыми формами, стоящий перед зданием, выдаёт, что снимок был сделан в 2008 г., а не 60-ю годами ранее. Когда-то в селе был и тевтонский замок, но он до наших времён не сохранился.

В селе имеется несколько магазинов. Купил здесь, в частности, пакетик сушёных слив. Интересно, что на литовском сливы пишутся «slivos», а на латышском как-то совсем непохоже. Вообще-то я не люблю сливы в сушёном виде, но в данном случае они вкусные.

Пространство между с. Мельниково (слева) и Озерово (по центру вдалеке) стало местом сражения между тевтонцами Хеннинга Шиндекопфа и литовцами Ольгерда и Кейстута.

У села Мельниково. >

Кирха в Мельниково.

Такое ощущение, что Вторая Мировая только что закончилась. В с. Мельниково.

Вечнозелёный полупаразит омела белая.

Окрестности Мельниково к западу от села.

 

За Мельниково над автодорогой проходит какой-то небольшой мост. Скорее всего, когда-то по нему проходила железная дорога. Сейчас там, судя по карте, находится просёлочная дорога.

Выезжаю на автодорогу «ЗеленоградскПетрово – Калининград». Она аналогична параллельной дороге, идущей на Калининград восточнее. От поворота я могу обозревать заснеженную Самбию в западном направлении. Где-то там километрах в восьми находится примечательное село Романово, но я еду в Калининград.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вид с автодороги в западном направлении – в сторону села Романово. >

 

Опять еду против ветра. Тяжело. По велокомьютеру отсчитываю каждый километр. До – леса около 5 км, там можно остановиться на перекус в защищённом от ветра месте. Что я и делаю, свернув на просеку и удалившись от автодороги на полсотни метров. Слойка, сушёные сливы и вода из термоса.

Продолжаю путь. На глаз прикинув по карте, я определил что до Калининграда осталось ещё километров восемь (на деле – на 1 км больше).

По ходу движения дорога выходит на автотрассу «Светлогорск – Калининград». Поворот влево. Легче нисколько не становится: всё равно ветер встречный, разве что под другим углом. Дорога немного шире, чем предыдущая, но спокойнее от этого не становится, потому как движение на этой автодороге интенсивное. Вот это мне уже по-настоящему не нравится. На подъёме перед мостом, что расположен над железнодорожной линией, я спешиваюсь и несколько сотен метров иду по заснеженной обочине как пешеход.

Наконец, миновав транспортную развязку, въезжаю, а точнее – вползаю в Калининград. Времечко – 1520. Стало быть, несчастные 47 км я полз более 6 часов, это, правда, включая время на фотосъёмку, посещение продуктового магазина и на кратковременный перекус.

Поначалу вдоль улицы с правой стороны тянется асфальтовая пешеходная дорожка. Пешеходов нет, и я ей пользуюсь как велосипедной. Поверхность неровная, и скорость на 1-2 км/ч ниже, чем по автодороге. Зато безопаснее. После торгового комплекса «Гранд» появляются пешеходы, поэтому перемещаюсь на проезжую часть.

Сворачиваю с Советского проспекта на улицу Чекистов, а затем выбираюсь в сторону ул. Мира. Ближе к улице Мира пересекаю кварталы старинной застройки. Судя по всему, это исторический райончик Амалиенау. Выезжаю неподалёку от кирхи памяти королевы Луизы (там до сих пор размещается кукольный театр). Поворачиваю в западном направлении. По ул. Мира, а потом – по ул. Химической направляюсь в бывший пригород Юдиттен, а ныне – посёлок Менделеево. По пути раза два еду по булыжной мостовой. Насколько мне известно, в силу бедности Пруссии строительным камнем, немцы специально завозили сюда булыжник из Швеции. В Калининград точно, а как насчёт остальной территории области – не знаю. По пути встречаются здания довоенной постройки. Своеобразно по архитектуре здание евангелическо-лютеранской церкви, построенное в конце XX в.

Гостевой дом у дороги где-то неподалёку от Калининграда.

Православный монастырь на окраине Калининграда обустраивается.

Калининград: старинные постройки в райончике Амалиенау или же где-то очень близко к нему.

 

Улица Мира.

 

Кирха памяти королевы Луизы.

Современное здание евангелическо-лютеранской церкви.

 

Постепенно проезжая часть становится всё уже, многоэтажные дома сменяются частными владениями. Спуск, подъём, и я подъезжаю к бывшей Юдиттен-кирхе. Это – древнейший храм на территории Калининградской области. Он был построен ещё в 1288 году. В послевоенные годы храм долго пустовал. А в 1985 г. здание стало православным Святоникольским храмом – первым на территории Калининградской области. Именно это обстоятельство и спасло здание от постепенного разрушения.

Снаружи архитектура здания типична для кирх. А интерьер храма такой, который подобает православному. Имеется три нюанса. Первый. Деревянные оклады икон имеют явные элементы готики. Второе. Над входом имеется балкон с деревянными перилами, и слышно, как там репетирует хор. Третье. Свод храма не купольный, и не арчатый, а имеет трапециевидную форму. И ещё у входа имеется небольшая миниатюра на библейскую тему.

бывш. Юдиттен-кирха, а ныне – православный Святоникольский собор.

 

Возвращаюсь в центр города. Я надеялся, что засветло успею осмотреть и Кафедральный собор, но напрасно. По пути изредка фотографировал некоторые здания. Здание одного из театров в Калининграде сильно напоминает орловский ТЮЗ. Крепость Кёнигсберг, построенная на месте прусского поселение Твангсте, в Калининграде не сохранилась. На её месте возвышается современное здание культурно-делового центра. Возле той крепости Кёнигсберг в давние времена возник город Альштадт. Позже он слился с Кнайпхофом и Лёбенихтом в один город – Кёнигсберг.

Через эстакадный мост переезжаю через Прегель. По правую сторону видны суда, относящиеся к музею океана. А также довоенной постройки железнодорожный мост. Его центральная часть была разводной. Однако, в начале XXI в. её временно разобрали, чтобы провести суда по Прегелю, да так до сих пор и не вернули на место.

На этом Ленинградском проспекте со светофорами как-то совсем негусто, развернуться особо негде, и мне пришлось объезжать остров Кнайпхоф аж с трёх сторон. С той стороны острова тоже со светофорами туговато. Выехал к пешеходному Медовому мосту. Медовый мост соединяет острова Кнайпхоф и Ломзе, он был построен в 1542 г. Поблизости находится колоритно подсвеченный ресторан «Рыбная изба», а также неподалёку находится готическая башенка над Преголей. От Медового моста фотографировал Кафедральный собор и заледеневшую Преголю в разных режимах.

В центре Калининграда.

Московский проспект, впереди – здание Культурно-делового центра «Королевская гора» на месте разрушенного в войну тевтонского замка.

Здание бывшей Торгово-финансовой биржи, ныне – дворец культуры моряков.

«Рыбная деревня».

Вид с Медового моста на Кафедральный собор. Справа от него хорошо виден мемориал И. Канта.

Кафедральный собор.

 

Кафедральный собор стоит на небольшом острове Кнайпхоф, окружённом двумя рукавами Преголи. Он был заложен в 1325 году. Возле собора можно увидеть статую льва, которая до августа 1944 г. украшала Кнайпховскую ратушу, и современные памятники. У стен собора находится мемориал на могиле И. Канта. Кафедральный собор и мемориал И. Канта – это единственные сооружения, которые сохранились на острове после бомбардировки английской авиацией в августе 1944 г.

В настоящее время в стенах собора имеются православная и евангелическая часовни, музей И.Канта, в соборе проводятся концерты органной музыки. Сегодня он тоже имеет место быть, и уже выстроилась очередь за билетами. Но, увы, на органный концерт я не попадаю. Некуда поставить велосипед, и достаточно быстро этот вопрос я решить не смогу.

Закончилось свободное место на CD-карте в фотоаппарате. Попытался перезарядить карту памяти, но на морозе ночью это не получилось. Пальцы за время фотосъёмки у меня замёрзли, чувствительность их ослабла, и я никак не мог понять в чём дело, и почему невозможна запись на следующую карту.

У меня имелся выбор – то ли сразу ехать на вокзал, то ли поколесить по ночному Калининграду. Поскольку впечатлений было уже вполне достаточно, и хотелось просто погреться, я направился к вокзалу. Увы, я многое не посмотрел в Калининграде. Ни одни из его знаменитых ворот и бастионов (кажется, только Бранденбургские ворота – но настолько мельком, что даже не понял, что это такое). Ни здание бывшей кирхи Св. Креста, а ныне – Крестовоздвиженского собора, возведённое на деревянном фундаменте посреди болотистых почв острова Ломзе. Ни райончик Марауненхоф. Ни экспозицию музеев – музея янтаря и музея океана.

Но мне не резон огорчаться: в целом путешествие удалось. Хорошо удалось.

Здание Южного вокзала Калининграда было построено в 1929 году, а после войны было восстановлено в прежнем виде. Интерьер вокзала удивляет своей современностью и чистотой. Прикупаю здесь в магазинчике книжки о Калининградской области и затем коротаю время в ожидании утра. Часы на вокзале показывают московское время, и расписание поездов даётся по московскому времени – оно отличается от местного на один час. Но все магазинчики и кафе работают по местному времени.

Километраж за день составил 70,55 км.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ.

6.01.2008

Утром прохожу через двери, работающие на фотоэлементах, иду по переходу, поднимаюсь по лестнице и выхожу на перрон. Перрон крытый: 6 платформ под общей крышей. Снег сюда не проникает. От ветра по сторонам пространство закрыто бетонными стенами. Только для поездов оставлены с торцевых сторон два больших проёма соответствующей высоты. Да со стороны вокзала имеется ещё один большой проём, неизвестно для чего оставленный.

Поезд, как водится, подаётся за полчаса до отправления. А перед этим «Янтарь» дважды маячит неподалёку во время манёвров.

Велосипед заталкиваю на верхнюю полку с бóльшим трудом, чем ранее. Спасибо, помог один из провожающих.

Поезд отправляется. Через окно наблюдаю пейзажи. Особенно много кустов омелы имеется на деревьях придорожной лесополосы между Калининградом и Черняховском.

Еду по соседству с казахстанским немцем. Интересуюсь у него частными вопросами. Например, насчёт автодорог. Оказывается, асфальтовые дороги между городами в Калининградской области нередко были проложены по немецкой брусчатке.

В Нестерове – российская таможня. В Кибартае – литовская. В Кибартае вблизи железнодорожной станции стоят православный и католический храмы, но их я фотографировать не стал ввиду близости таможенного пункта. А вот после Кибартая достаю фотоаппарат.

Снимаю пейзажи. Где-то ближе к Вильнюсу открывается вид на большое замёрзшее водохранилище. Наверное, Каунасское море. Над деревьями видна верхушка храма. Но уже близится вечер, автоматика делает длительную выдержку, и кадры получаются смазанными. Местность в Литве весьма равнинная. И только ближе к Вильнюсу она всхолмленная, как у нас. В Вильнюсе вошло несколько человек, но вообще поезд идёт таким образом, что на литовской территории никого на прогулку из вагона не выпускают. В Вильнюсе мы были уже, когда стемнело. Поэтому ничего, кроме огней, в Вильнюсе я не видел.

Литва. Вид из поезда.

Скорее всего, Каунасское «море» на подъезде к Вильнюсу.

Православный храм на северо-восточном берегу Каунасского «моря».

 

Где-то между Вильнюсом и Минском находится «географический центр Европы». Я не знаю, как это высчитывалось, и слегка сомневаюсь в правильности вычислений. Однако не упускаю возможности разослать SMS-ки «из центра Европы» (кстати, недёшево обходится). А поводы для сомнений следующие. Крайняя северная точка материковой Европы – мыс Нордкин – расположен на широте 71°08'. Крайняя южная – мыс Марокки – на широте 36°. Крайняя западная – мыс Рока – расположена на 9°34' западной долготы. Крайняя восточная – Полярный Урал – приблизительно на 66° восточной долготы. Среднеарифметически получаются координаты 53°34' северной широты и приблизительно 31° восточной долготы. Это – окрестности города Чечерск, расположенного на юго-востоке Беларуси. Можно, конечно посчитать и по-другому: исходя из крайних координат островных территорий, относимых к Европе: Азорских островов, острова Гавдос близ Крита, земли Франца-Иосифа, Новой Земли. Но и тогда центр Европы попадает куда-то на эстонский остров Сааремаа, но никак не в Литву. Можно проводить прямые линии, соединяющие крайние точки Европы. Но и тогда их пересечение в Литву не попадёт. Поэтому мне представляется, что результат вычислений «географического центра Европы» в какой-то степени соотносится со стремлением Литвы вступить в Евросоюз (что и произошло в самом конце 2007 г.), т.е. является слегка политизированным.

В Куне – литовская таможня, в Сморгони – белорусская. Длительное ожидание на каждом таможенном пункте, конечно, утомляет, а я и так предыдущую ночь не спал. Делаю себе небольшой перекус и укладываюсь баиньки.

 

7.01.2008

Подъём – часа за два до прибытия в Москву. Лёгкий завтрак.

Где-то около половины десятого поезд прибывает на Белорусский вокзал. Выхожу из него, собираю велосипед и поклажу.

Выезжаю. Морозно. Уши мёрзнут. Температура воздуха на полтора десятка градусов ниже нуля. Снега практически нет.

Не знаю, как так получилось, но я проскочил мимо Садового Кольца, не заметив его. И повернул влево только на Бульварном Кольце. Движение по Бульварному Кольцу слабое, ехать можно спокойно. После Неглинной следует крутой подъём; я уже отвык от таких подъёмов за время путешествия по Калининградской области.

Москва: православный храм у Белорусского вокзала.

Памятник на Бульварном кольце.

 

Проскочил и мимо пересечения с Покровкой и Маросейкой и уехал, таким образом, до улицы Солянка. Там повернул, проехал по мосту над Яузой, сверился с картой. Затем выехал на Садовое кольцо. От Яузы до Курского вокзала – крутой подъём. В мороз взъезжать на него не сподручно: приходится интенсивно вдыхать воздух (только носом, разумеется). Посетил Курский вокзал. В пандусе перед началом перехода, ведущего к перронам, стоят три милиционера с весами. Ага, сейчас! У меня по моим прикидкам масса велосипеда с багажом составляет порядка 34 – 35 кг, т.е. меньше 36 кг. Но подобного общения у весов лишний как-то раз не хочется. Из пандуса я выхожу на улицу, оттуда вхожу в верхний зал, чтобы свериться с расписанием, и снова выхожу на улицу.

Еду по Садовому кольцу, на первом же перекрёстке поворачиваю вправо, проезжаю мимо театра им. Гоголя. И отыскиваю вход в подземный переход по ту сторону от железнодорожных путей. По нему выхожу в основной тоннель и сразу же поднимаюсь к искомой платформе №8.

Подходит поезд №91 «Москва – Полтава». Загружаюсь. Велосипед как обычно заталкиваю на верхнюю полку. Возился ещё дольше, чем в предыдущие разы, хотя поезд скорый, а не фирменный. Снять же велосипед всегда проще.

Вечером того же дня поезд прибывает в Орёл. Собираю велосипед, креплю багаж и еду домой. Километраж по Москве – около 9 км, по Орлу – 3,63 км. Всего за поездку – 334 км.

 

ЛИТЕРАТУРА:

1)            Авенир Овсянов. Бальга. Памятник истории, архитектуры и археологии. Калининград, «Янтарный сказ», 2006.

2)            Архитектурные памятники Кранца. ООО «БалтПромоПлюс».

3)            Большая Советская энциклопедия. Рубрика «Битва при Грюнвальде». (на сайте http://slovari.yandex.ru/art.xml?art=bse/00020/86300.htm&encpage=bse&mrkp=http%3A//hghltd.yandex.net/yandbtm%3Furl%3Dhttp%253A//encycl.yandex.ru/texts/bse/00020/86300.htm%26text%3D%25EF%253D%25FF%25B0%25FF%25B0%25EF%25A5%25EF%25B0%25EF%25B0%25EF%25B0%25FF%25B0%25EF%25AA%25FF%25B0%25EF%25B0%25EF%25B0%25FF%25B0%2B%25EF%25B0%25EF%25B0%25FF%25B0%25EF%25B0%25EF%25B0%26%26isu%3D2)

4)            Вадим Храппа. Энциклопедия Пруссии. (на сайте http://www.writers.koenig.ru/hrappa/encycl.html).

5)            Всемирная история. Крестоносцы и монголы./ А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. – Минск; Харвест; М., ООО «Издательство АСТ», 2002.

6)            Всемирная история. Развитие государств восточной Европы./ А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. – Минск; Харвест; М., ООО «Издательство АСТ», 2002.

7)            Всемирная история. Раннее Средневековье./ А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. – Минск; Харвест; М., ООО «Издательство АСТ», 2002.

8)            История Калининграда - Кенигсберга. (на сайте http://kenig-biker.ucoz.ru/index/0-9)

9)            Калининград. Путеводитель. Калининград, «Янтарный сказ», 2005.

10)        Наследие Кёнигсберга. Архитектура. Видеоэкскурсия. Калининград, ВТК «Элемент».

11)        Национальный парк России «Куршская коса»./ В.Семидьянов, Л.Беляев, С.Кролевская. 2007.

12)        Словения. Путешествие за здоровьем. Исторический путеводитель. М., «Вече», 2003.

13)        Стивен Брук. The national geographic traveler/ Прага и Чешская республика. М., ООО «Издательство Астрель», ООО «Издательство Аст», 2005.

14)        Польша. Путеводитель. М., «АЯКС-ПРЕСС», 2005.

15)        Сергей Прямчук. Вехи в историческом пути славян – лужичан.
Лужичане - венды - аборигены полабской Германии (на сайте
http://www.inauka.ru/article37216/article37216/print.html).

16)        Пруссы. (на сайте http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D1%8B)

17)        Развитие сельского туризма в Калининградской области. HTML-версия курсовой работы, добавленной 24.04.2006 в рубрику "Спорт и туризм" на сайте http://revolution.allbest.ru/sport/00007234_0.html

18)        Хорватия. М., Издательство «Вокруг света», 2006.

19)        www.rzd.ru/wps/portal/pass?STRUCTURE_ID=1132 (О проезде в Калининградскую область/Пассажирские перевозки).

20)        Флора и фауна Калининградской области (на сайте http://www.rustrana.ru/article.php?nid=9292&sq=19,22,1033,1431,1664&crypt=)

21)        Mokhovoye. (на сайте http://en.wikipedia.org/wiki/Mokhovoye)

22)        http://www.newsru.com/russia/10jun2003/bilet.html (заметка о правилах транзита через Литву)

23)        http://agrotourism.narod.ru/dst.htm

24)        www.gismeteo.ru

25)        http://slawianie.narod.ru/str/strana/polab.html

 

 На главную